Тема дня: Губернатор Ставрополья предложил модернизировать систему прогнозирования возможных подтоплений

Собибор: когда терять нечего

10.05.2018, 16:52 Ставропольский край
Фильм Хабенского о единственном успешном массовом побеге из концлагеря полон недостатков, но его обязательно стоит посмотреть

Режиссёрский дебют Константина Хабенского «Собибор» хоть и вышел аккурат к 9 мая, но предсказуемо потерялся на фоне голливудских «Мстителей». Тут ничего не поделаешь – разные весовые категории. Даже отчаянная попытка нашего Минкульта, запретившего показывать зарубежные фильмы в День Победы, привела лишь к убыткам кинотеатров, но никак не к росту сборов отечественного кинематографа.

Тем не менее, «Собибор» получил неплохие отзывы у зрителей и кинокритиков. Во-первых, потому что его создатели сделали то, что в прошлый раз удалось Кристоферу Нолану в «Дюнкерке»: найти в истории Второй Мировой войны важный, но незаслуженно подзабытый эпизод и рассказать о нём. Во-вторых, хоть недостаток режиссёрского опыта у Хабенского и заметен, придираться к фильму не хочется. Потому что честное кино. Где-то шаблонное, где-то перегретое, но без сумасшедшего мракобесия «Утомлённых солнцем», избыточной чернухи или, напротив, стерильности типового голливудского продукта. В-третьих, как ни крути, у нас есть определённая традиция хорошей военной кинодрамы. Да, не всегда и не у всех. Но даже если отбросить советское наследие, то в последние годы выходили не только позорные поделки Михалкова и Бондарчука-младшего, но и очень сильные картины. Вспомнить хотя бы «Брестскую крепость» или, с оговорками, полулюбительских, но предельно искренних «28 панфиловцев». Фильм Хабенского вполне достоин оказаться в этой категории, несмотря на все «но».

 

Если говорить о недостатках, то первой в этом списке будет стоять историческая недостоверность, которая в данном случае никак не компенсируется реализацией художественной задачи. Напротив, у реальной истории бунта в лагере смерти Собибор остался огромный нераскрытый потенциал, напрочь проигнорированный сценаристами фильма. Если обычно кинематографисты приукрашивают действительность, то здесь Александр Печерский получился куда меньшим героем, чем его прототип. Усталый, потёртый Хабенский в этой роли смотрится менее киношным, чем реальный Печерский – 30-летний на тот момент высокий блондин-мачо. К слову, и главный антагонист Карл Френцель в исполнении «Горца» Кристофера Ламберта получился эдаким человеком-скалой, хотя в жизни этот душегуб был нарочито вежливым пижоном, эдаким простолюдином, корчащим из себя аристократа.

Интересно было бы обыграть и дальнейшую судьбу этих персонажей. Печерский вывел часть беглецов в Белоруссию, вступил в партизанский отряд, подорвал несколько немецких поездов, после воссоединения с Красной Армией был арестован, отправлен в штрафбат, был ранен. После войны он выступал обвинителем на нескольких процессах, но его не отпустили в Нюрнберг и вообще несколько раз он немало пострадал от советской власти просто за факт того, что был пленён. Умер в Ростове-на-Дону в 1990 году. Френцель после побега руководил работами по уничтожению Собибора, участвовал в зондер-командах, был пленён американцами в 1945 году, но почти сразу освобождён и до 62-го года оставался на свободе, пока в нём не опознали нацистского преступника. Суд приговорил его к пожизненному заключению, но после 26 лет тюрьмы он был освобождён по состоянию здоровья и прожил на воле до 1996 года. Из одного этого можно было бы составить очень насыщенную драматизмом историю.

Но всего этого в фильме нет. Зато там много лишних персонажей, обрывающихся на полуслове сюжетных линий и вообще необязательных элементов.

Но оправдывает Хабенского одно: он был сосредоточен не на самом побеге и не на его участниках, а на ужасе лагеря смерти как таковом. Отсюда и распределение хронометража, когда полтора часа идут через запятую пытки, унижения, бессмысленные убийства, ломка характеров – и только в конце непосредственно бунт. Несмотря на некоторую шаблонность этих сцен, нарочитый театральный драматизм и неточность в деталях (в реальном Собиборе печи с дымоходом не было, их просто сбрасывали в кучи и сжигали), производимый эмоциональный эффект ровно тот, что нужен.

Такие фильмы вообще полезны для нынешнего поколения, любящего подвязывать всё на свете Георгиевскими лентами и рассекающего город на размалёванных иномарках с надписью «Можем повторить». Короче, для тех, кто забыл, что по-настоящему происходит на войне, как она калечит тела и души.

На мероприятиях, посвящённых 50-летию побега из Собибора, тогдашний президент Польши Лех Валенса сказал:

«Спасение жизни не было целью героического восстания, борьба велась за достойную смерть. Защищая достоинство 250 тысяч жертв, большинство из которых были польскими гражданами, евреи одержали моральную победу. Они спасли своё достоинство и честь, они отстояли достоинство человеческого рода. Их деяния нельзя забыть, особенно сегодня, когда многие части мира снова охвачены фанатизмом, расизмом, нетерпимостью, когда вновь осуществляется геноцид».

Вот именно этим ценен фильм Константина Хабенского. Он напоминает о том, что никак нельзя забывать, подменять неуместной бравадой и вообще как-либо искажать. Увы, и здесь он не без греха. В картине не говорится, что на 30 унтер-офицеров СС приходилась сотня охранников, набранных из числа этнических украинцев. Что 90 сбежавших узников Собибора были выданы немцам местным населением либо убиты коллаборационистами. Эта неуместная политкорректность не распространилась на самих заключённых лагеря, многие из которых показаны нарочито омерзительными персонажами.

Но главное Хабенскому удалось – он напомнил о «подвиге, который мы забыли». Фильм погружает зрителя в состояние ужаса и отчаяния. Он освежает чувство неприятия войны ни под каким соусом. И потому его стоит смотреть хотя бы в таких, терапевтических целях. Только уберите от экранов детей: воспитывать в них патриотизм и антифашизм можно и более щадящими психику средствами.

Станислав Маслаков

mb
«Йога – это путь к познанию ума» Международный день йоги хоть и прошёл, но ставропольские практики отметили его в эти выходные. К торжеству можно и стоит присоединиться, а как это сделать правильно, читайте в материале «Победы26».
«До-ро-гая…запятая…пи-шу те-бе пись-мо…» Чтобы не допустить ошибок, мы частенько проговариваем вслух то, что хотим написать. Но ошибку на компьютере стереть легко. А вот лист из-под печатной машинки придётся выбросить…
Viva la revolucion! Кофейная революция по-ставропольски: вкусно, эстетично и без сиропчиков
Воробьи клювом назад История про строительство на Ставрополье ветропарков на 1 ГВт вышла на новый уровень
Попутного ветра до Ставрополя Почему ветреность – это не всегда плохо, когда речь идёт о городе
Не последний шанс Как молодым и активным ставропольцам получить грант на свой проект
Щит раздора Предприниматели Грачёвского района просят власть не допустить уничтожения наружной рекламы.
Кадры и опыт есть, нужны условия Ставропольский онкодиспансер получит новый современный корпус
Оруэлл, огонь и булки Опыт работы журналиста в ставропольском фастфуде
Красное золото В Ставрополе есть место, где вид крови вселяет людям не страх, а надежду на выздоровление
Почему Ставрополь - пивная столица России Где в городе можно отведать местного пива
Квас на разлив: правда и мифы о популярном прохладительном напитке В советские времена по Ставрополю ходила легенда: якобы в жёлтых бочках с разливным квасом водятся гигантские черви. А для свежести туда подкладывают лягушек. Уже и бочек нет, а легенда жива. До сих пор ставропольцы летом делятся на три лагеря: одни покупают квас на улице с удовольствием, другие никогда к нему не притрагиваются, третьи пьют, но побаиваются.