Тема дня: Парадом сельхозтехники и выступлением силачей отметили День поля на Ставрополье

Аммиак, полиэтилен, таблетки: «химический» состав Ставрополья

27.05.2018, 16:57 Ставропольский край
В последнее воскресенье мая Россия и СНГ отмечают День химика – профессиональный праздник работников химической и нефтехимической промышленности. «Победа26» присоединяется к поздравлениям и рассказывает, как Ставропольский край вовлечён в химические цепочки России.

Ставрополье – это химия. Как любовь

Раньше о Ставропольском крае говорили исключительно как об аграрном регионе. Последние годы, а особенно – с приходом нового губернатора Владимира Владимирова властные лица всё больше обращают внимание: Ставрополье – не только житница, но ещё, как выразился экс-министр промышленности Дмитрий Саматов, «здравница и кузница».

Причём статус здравницы нашему краю курорты КМВ придают не благодаря объёмам финансирования и вкладу в ВВП, а, скорее, это изюминка и лицо региона. А вот промышленность по большей части прячется «на изнанке», при этом обеспечивая больше трети налоговых поступлений. В самой же промышленности есть две главные отрасли, соревнующиеся в объёмах продукции: производство пищевое и химическое.

«Химия даёт региону треть промышленной продукции, половину всего экспорта и две трети экспорта в дальнее зарубежье, ежегодно до 20% всех инвестиций в экономику Ставрополья приходится на химическое производство», – говорится в поздравлении профильного министра Виталия Хоценко на сайте ведомства.

Ставропольский край высоко обеспечен химической продукцией: экспорт «химии» превышает импорт почти в 70 раз. При этом по темпам развития химпроизводства – одни из самых передовых регионов. Это видно хотя бы по объёмам закупок нового оборудования: в основные фонды, то есть оборудование и здания «химики» только за 2017 год вложили более 14 миллиардов рублей, пятую часть от всех инвестиций в экономике края. Это же показывает производительность труда: в «синтетическом» производстве заняты около 10 тысяч человек, десятая часть работников обрабатывающей промышленности – они выпускают треть всей промышленной продукции края. Соответствующие в отрасли и зарплаты: около 45 тысяч рублей, почти вдвое выше среднего уровня по краю.

Роль этой отрасли в современном мире трудно переоценить. Ведь всё, что окружает человека, так или иначе создаётся в химических реакциях. Да и сам человек со своими переживаниями, любовью и ненавистью – тоже результат множества химических процессов.

Ставропольские химические предприятия производят десятки видов продукции. Краевой минпром выделяет пятнадцать основных:

«Минеральные удобрения, пластические массы, меламин, лакокрасочные материалы, азотная и уксусная кислоты, аммиак, косметика, дезодоранты, моющие средства, инсектициды, люминофоры, иммунные сыворотки, вакцины, поролон и другая продукция», – говорится о химпроизводстве на сайте ведомства.

 

Аграрному Ставрополью – аграрная химия

Один из важнейших сегментов ставропольской химии – производство удобрений. Регион выпускает все виды минеральных удобрений и некоторое количество органических.

Крупнейшее предприятие в этой сфере – «Невинномысский Азот». Он производит аммиак, часть которого продаётся в качестве сырья, часть – идёт на синтез азотных (таких как селитра, мочевина), затем – комплексных удобрений.

Вклад в растениеводство вносит и «Гидрометаллургический завод» в Лермонтове. Предприятие радикально сменило профиль – в советское время обогащало уран, а сегодня производит фосфорные удобрения. Вопреки расхожему мнению, удобрения ГМЗ не «фонят» и, кстати, даже получили сертификат халяльности для экспорта в мусульманские страны. Сегодня завод столкнулся с финансовыми трудностями, что не отменяет ни востребованности его продукции, ни масштабов производства.

Выпуск удобрений и СЗР развивают и небольшие предприятия. Например, компании «Золото полей» и резидент СКИП «Мастер» – компания «ТОР». Для «малышей» остаётся сегмент органических удобрений на основе, например, торфа – их производство не требует масштабов, в то время как синтез минеральных удобрений в небольших объёмах организовать сложно и нерентабельно.

 

Нефть – не топливо, а сырьё для пластика

Производство на Ставрополье различных полимеров, в быту – пластиков или пластмасс, по масштабам сопоставимо с удобрениями. Гигант «Ставролен», только недавно потерявший статус градообразующего предприятия Будённовска, это второй по масштабам российский производитель полиэтилена низкого давления (ПНД) и третий – полипропилена (ПП).

Как и «Невинномысский Азот», «Ставролен» – переработчик газа, только попутного нефтяного, а не природного. Газо- и нефтехимия – это способ «слезть» с «углеводородной иглы»: в глазах таких заводов российские недра наполнены не горючим, а ценным сырьём для глубокой переработки. Так что расширение обоих предприятий решает ещё и стратегические российские задачи.

Продукция Ставролена – лишь сырьё для дальнейшей переработки, и эта переработка в крае тоже есть. Из полимеров делают трубы, мешки, упаковочные плёнки. В своё время о Каспийском нефтегазхохимическом кластере на базе Ставролена говорил премьер-министр Дмитрий Медведев. Идея жива и сейчас – под размещение новых переработчиков создан и оборудован индустриальный парк «Будённовский».

Уникальную нишу в производстве пластиков занимает и упомянутый Невинномысский Азот, имеющий единственную в России установку производства меламина. Это вещество в основном – сырьё для лаков и красок, добавка к бетону. Но в начале XXI века в Европе придумали его вспенивать для тепло- и звукоизоляции благодаря его неспособности гореть. А недавно обнаружилось, что вспененный меламин может чистить поверхности без моющих средств – так появились меламиновые губки. Их, к слову, на Ставрополье не выпускают, пока завозят из Китая.

При всей многогранности использования полимеры часто имеют недостатки. Они выгорают на солнце, деформируются, стираются, плохо переносят жару и холод – а ведь из них делают и шины, и окна, и другие вещи совершенно не для тепличных условий. Поэтому в конечной продукции до 15% занимают стабилизаторы и модификаторы полимеров, придающие им необходимые свойства.

Единственный в России производитель стабилизаторов расположен в Ставрополе. Это Ставропольский завод стабилизаторов полимеров под управлением «Ритм-Б». Предприятие постоянно наращивает объёмы, а в прошлом году купило установку для создания «коктейлей» из различных стабилизаторов. Модификаторы в России пока не выпускают, везут в основном из Турции – и это тоже ниша для развития на перспективу.

 

Химия объединяет – в промышленные кластеры

Второе крупнейшее предприятие Невинномысска – завод «Арнест», выпускающий собственные и контрактные дезодоранты, лаки, освежители и другие парфюмерные и бытовые аэрозоли.

Последние годы «Арнест» одну за другой запускал линии производства алюминиевых баллонов – на них не происходит химических реакций. Но «начинка» у предприятия всё равно химическая: здесь же, на «Арнесте», производят сами распыляемые составы, а ещё – пропилены, инертные газы, создающие в баллоне давление.

В 2016 году при поддержке властей Ставрополья на базе «Арнеста» появился первый в России межрегиональный промышленный кластер. В него для начала вошли предприятия нашего края и соседней Карачаево-Черкесской республики, а в начале 2018-го присоединилась Тульская область. Остальные заводы кластера – не химические, это поставщики разных компонентов и баллонов для «Арнеста». Это пример, обратный «Ставролену»: химическая промышленность может давать большое поле для переработки, а может открывать ниши для поставок компонентов.

Именно эта вовлечённость предприятий в работу друг друга и интересна Минпромторгу России, финансирующему проекты внутри кластеров. По сути, это работа над разорванными при развале СССР производственными цепочками – и это уже вторая стратегическая для России задача, в решении которой задействованы химические производства Ставрополья.

Потенциал химической отрасли края по созданию кластеров отметил в ходе коллегии минпрома края директор российской Ассоциации кластеров и технопарков Андрей Шпиленко. Он вернулся к теме полимерного кластера и назвал ещё один – о котором раньше не задумывались даже собственники.

«Ещё один перспективный для развития кооперации проект – завод стабилизаторов полимеров», – указал А. Шпиленко, напомнив, что при поддержке завода создаются локальные поставщики (как производитель мешков «Элит-Сервис»), а в кооперации можно занять намного большую долю рынка.

В перспективах ещё один химический кластер – фармацевтический. Эта особенно сложная подотрасль химии представлена в Ставрополе тремя предприятиями: заводами «Биоком» и «Эском», а также Ставропольской биофабрикой.

 

Главные мегапроекты – химические

Отчитываясь на коллегии министерства энергетики, промышленности и связи, глава ведомства Виталий Хоценко назвал три «мегапроекта», курируемых лично губернатором. Все они – в сфере химического производства.

Так, стало известно об удвоении мощностей завода «Арнест». Пока неясно, будет ли это второй завод или существенное расширение на текущем, но на поддержку государства он может рассчитывать в любом случае. В частности, Ставропольский край готов впервые заключить Специнвестконтракт – соглашение, по которому государство в лице Минпромторга и краевого правительства гарантирует 10 лет не менять налоговые условия, снизить на этот срок ставки по налогам и при необходимости – предоставить землю под проект без торгов.

Кроме того, если проект усилит кооперацию внутри Национального аэрозольного кластера – а это, очевидно, произойдёт – он может претендовать на возврат до половины инвестиций из федерального бюджета.

Если «Арнест» говорит об инвестициях порядка десяти миллиардов рублей, то два проекта «Лукойла» в сумме обойдутся более чем в 500 миллиардов.

Нефтяная компания, владеющая «Ставроленом», продолжает осваивать попутный нефтяной газ. Ещё 10-20 лет назад он просто сжигался на факелах, но рациональность победила: компания протянула газопровод от месторождений на севере Каспия к Будённовску и начала там «отбензинивать» газ – извлекать из него широкую фракцию лёгких углеводородов для своего производства. Один из проектов связан с увеличением мощностей по выпуску полипропилена и полиэтилена низкого давления.

После переработки на «Ставролене» отбензиненный газ по составу похож на природный и годен, например, для газоснабжения. Но рентабельность выдачи газа «в трубу» Газпрому низкая, и второй проект связан с его дальнейшей переработкой – в аммиак и удобрения, по примеру Невинномысского Азота. Оба проекты рассчитаны на мировой рынок и «подсиживать» друг друга не будут, зато объёмы экспорта ставропольских химиков станут ещё больше.

 

Будущее ставропольской химии – в развитии кадров

Химпром Ставрополья первым среди отраслей промышленности задумался о трудовой смене. Ещё в 2014 году «Арнест» подписал соглашение о создании профильной кафедры в СКФУ. Впервые в России появилась специализированная кафедра, посвящённая производству аэрозолей. Аналогичный проект в планах у Гидрометаллургического завода совместно с СтГАУ.

В том же году «Ставролен» учредил собственные стипендии в Региональном политехническом колледже города Будённовска. Лучших студентов предприятие не только поощряет, но сопровождает в учёбе и забирает на производство.

В сфере высшего образования у заводов есть возможность «застолбить» за собой абитуриента по системе целевого набора: в рамках четырёхстороннего соглашения между выпускником школы, заводом, профильным министерством и вузом (с минпромом сотрудничает СКФУ) вуз даёт абитуриенту возможность участвовать в отдельном конкурсе для «целевиков», а когда тот станет студентом – у них с заводом появляется взаимная обязанность: с одной стороны – прийти на завод работать, с другой – предоставить рабочее место.

Что же до связки предприятий со средним образованием, то в сфере химии здесь произошёл рывок в 2017 году, когда губернатор Владимир Владимиров передал Невинномысский химический колледж краевому министерству промышленности.

Вскоре о необходимости связки среднего специального образования с отраслевыми министерствами высказался и президент Владимир Путин: выступая на Госсовете, он обозначил для всей страны те же задачи, которые начали уже выполнять на Ставрополье – передачу колледжей из минобразования в ведомство по профилю, согласование учебных планов с отраслевыми компаниями, развитие дуального образования.

Ведомство переименовало химический колледж в химико-технологический и сформировало Попечительский совет колледжа, включив туда руководителей большинства профильных предприятий. Под патронажем этого совета учебные программы корректируются с учётом практической направленности и реальных потребностей рынка, колледж получает лабораторное оборудование, работа на котором лучше всего подготовит студентов к труду после выпуска. Заводы приглашают ребят на практику, отправляют сотрудников читать лекции и – следят за успехами воспитанников колледжа, отбирая лучших для работы.

Яркий пример – студентка третьего курса Анастасия Соловьёва, которая уже вышла на работу в лабораторию «Невинномысского Азота», а летом поедет представлять Ставрополье на чемпионате «WorldSkills Russia». А учитывая темпы роста ставропольских производств, таких студентов должны как можно больше подготовить и Невинномысский химико-технологический колледж, и СКФУ, и все другие профильные вузы и ссузы.

 

Ярослав Распутин.

2018.08.21
В поисках позитива Почему социальные сети не такие, какими мы хотим их видеть
Сергей Кириенко: «Жизнь – в регионах» Что сказал первый заместитель руководителя администрации президента России на «Машуке» и почему это важно
И хочется, и колется, и скрепа не велит Специалисты и эксперты откровенно о том, зачем ставропольским подросткам половое воспитание
Жизнь. Смерть. Рифма? На минувшей неделе Противопожарная и аварийно-спасательная служба Ставропольского края (ПАСС СК) прославилась на всю страну благодаря рифмованным заголовкам пресс-релизов, которые они делают с 2011 года.
Один день из жизни гор Разумно ли ездить в горы на один день или лучше дождаться отпуска? Разбираемся в плюсах и минусах однодневных приключений.
«Таити, Таити…» … А нас и в Ставропольском крае могут обслужить на уровне морских курортов. И мы даже выяснили, где именно.
Комфорт заказывали? За последние годы слово «благоустройство» стало, наверное, самым популярным среди ставропольцев, а облик краевого центра с каждым разом меняется до неузнаваемости. Но просторные аллеи и скверы в этот раз будут прерогативой не только Ставрополя.
Уборка-2018: результаты, перспективы и точки роста Для ставропольских хлеборобов прошедшая уборочная страда стала одной из самых сложных за последние годы.
Загадай желание Разбираемся, почему Персеиды нельзя называть звёздами и как правильно вглядываться в ночное небо, чтобы оно вас не разочаровало
V – значит вандалы Кому на Ставрополье каменные бабы не дают покоя, какой смысл вложил в свои художества вандал, изрисовавший древние статуи у краеведческого музея, и что заставляет людей совершать "подвиги" Герострата.
Жить наощупь Как потерявший зрение ветеран Афганской войны не сломался, освоил новую профессию, начал писать книги и не стал предъявлять претензий Богу
Гектары и головы: 12 фактов о сельском хозяйстве Ставрополья Министерство сельского хозяйство Ставрополья посчитало своих цыплят, не дожидаясь осени: ведомство опубликовало статистику развития отрасли.