Тема дня: Губернатор Ставрополья предложил модернизировать систему прогнозирования возможных подтоплений

Кардо: just because we can

20.02.2018, 15:07 Ставропольский край
В Ставрополе прошёл первый в мире фестиваль уличных культур.

Ничто не предвещает беды. Серое здание ставропольского Дворца культуры и спорта (раньше ещё было окончание — профсоюзов) тонет в февральском тумане. На афише — приглашение в какую-то местную студию, на бегущей строке — анонс предстоящих концертов, как бы это помягче, звёзд российской эстрады. Заранее известно, что будет внутри: скучающий охранник с металлоискателем, широкая лестница, стеклянные люстры, пожилые гардеробщицы, занавески на окнах и невнятная растительность в кадушках. Всё как положено — доживающий своё артефакт ушедшей эпохи, презрительно именуемой «совком». Его попытки приспособиться к современности относят к аналогии с молодящейся старухой.


Вторжение

Портал в прошлое непривычно «фонит». Грохот электронной музыки сотрясает пожилые стены, заставляет морщиться гардеробщиц и воспринимается как нечто потустороннее не только из-за громкости, но и содержательно. Это чувство диссонанса в разы усиливает контингент: неопрятная, но по-своему стильная молодёжь, совсем не похожая ни на сгоняемых сюда на отчётные концерты школьников и студентов, ни на любителей условной группы «Ария».

Всё это напоминает вторжение. Будто массовка из фильма об уличной жизни европейских подростков решила захватить это полуживое напоминание о временах соцлагеря и приспособить под свои нужды. Но Ставрополь — не Варшава, и у нас всё, конечно же, наоборот. «Уличная молодёжь» — вполне мирная и успешная для своих лет, тем более съехались сюда лучшие из лучших. А в здание ДК её не то что пустили — позвали — городские власти. Видимо, в попытке вдохнуть в него жизнь. Да и в целом вся это история — не про протест и подростковый нигилизм, а про то, как на российской почве та же самая форма приобретает диаметрально противоположное содержание.

 

 


Self made guys

Впрочем, начинается она в лучших традициях западных историй успеха. Группа простых ребят, недовольных теми форматами взросления, что предлагает им жизнь в провинциальном городе, решает что-то изменить. Они формируют команду, сплочённую вокруг идейного лидера (в нашем случае его зовут Валентин Работенко), придумывают название, рисуют модный логотип с енотом (тогда это ещё не было мейнстримом). Так появились Оффбитс. Раньше это слово писалось латиницей, сейчас они настаивают на кириллице.

Поначалу это было просто объединение юношей, занимающихся воркаутом — этакой неформальной альтернативой официальному спорту и фитнесу. Воркаут бесплатен, для него не требуется ничего кроме желания, компании друзей и более-менее ровно стоящих турников и брусьев. Правда, с последним у нас вышла загвоздка: уличным спортивным инвентарём в городе не занимались с советских времён, а ржавеющие остатки былой инфраструктуры редели под напором вандалов и точечной застройки.

Ребята из Оффбитс решили это исправить и стали искать контакт с властями. Писали запросы, выигрывали гранты, предлагали различные форматы сотрудничества. Тогда это выглядело безнадёжной затеей. Но добились-таки, и вскоре торжественная лопата земли на месте будущей воркаут-площадки стала чуть ли не обязательным пунктом программы любого крупного городского и краевого чиновника.


Путь дерзких

И это только начало истории. Оффбитс росли количественно и качественно, постоянно вылезали за пределы освоенной территории. К воркауту прибавились фриран и танцы, многоборье по выбиванию из чиновников чего-нибудь общественно-полезного выросло в полноценную общественную работу, а изначально компактный клуб любителей позаниматься на турниках превратился в огромное сообщество, объединяющее множество организаций и занимающееся всем, что так или иначе можно соотнести с культурой современной молодёжи. Они организуют городские праздники всех масштабов, одновременно реализуют множество проектов и осваивают как новые формы деятельности, так и территории. Вначале это было пустовавшее здание типографии на Спартака, 8, затем полузаброшенный районный кинотеатр «Пионер», который Оффбитс превратили в молодёжный центр.

Причём речь идёт не просто об «освоении недвижимости», а о создании с нуля множества новых форматов, которых до этого не было ни в каком виде. Не спущенная по склонам бюрократической пирамиды попытка устроить досуг молодёжи, а живые ростки новой культуры, обходящейся без многомиллионных вливаний, особых экономических зон и контроля сотен глаз «Большого брата». Всё, что им нужно, это минимум условий и чтобы не сильно мешали.

Каждое новое пространство осваивалось столь быстро, что даже возник проект «Культурного оффшора» — своеобразного города в городе размером минимум с квартал, в котором свобода творчества и самовыражения будут ограничены лишь минимально необходимыми требованиями закона, а управляющие структуры постараются предоставить максимум возможностей для каждого, кто по-настоящему любит своё дело.


Новый вызов

Пока этот проект настаивается в головах участников прошлогоднего «Форсайт-кэмпа», среди которых был и сам Работенко, ему предложили новую площадку: тот самый ДКиС в центре Ставрополя.

Такое решение городских властей и похвально, и малость обескураживает. Монструозный типовой ДК — куда менее приспособленное для современной молодёжной культуры место, чем любые промышленные руины. Место, заточенное под «чёс» столичных звёзд, казачий хор и отчётно-выборные мероприятия коррелирует с ней по принципу взаимоисключения. К тому же, никто не даст молодёжи перекроить под себя этот памятник позднесоветской архитектуры: речь идёт лишь об ограниченной деятельности на ограниченной территории. Убийственные условия. Оффбитс приняли и этот вызов. В свойственной им манере: подняли ставки ещё выше.

Новость о том, что в Ставрополе на площадке ДКиС пройдёт финал национальной (!) премии за развитие уличного современного спорта и искусства «КАРДО», у которой нет аналогов во всём мире (!!!) до последнего воспринималась как своеобразная шутка. То ли внимание привлекают, то ли цену себе набивают. Да, стильный дизайн, интересная концепция, но где весь мир, где уличная культура, где федеральные мероприятия и где Ставрополь?

Но работа — не пыль в глаза ради освоения президентского гранта, а реальный кропотливый процесс организации в совершенно новом масштабе — шла своим ходом. В заочном туре конкурса приняли участие 1326 претендентов из 137 городов! Их судили по шести номинациям: трём спортивным (воркаут, фриран и современные танцы) и трём общественным (медиамейкер, общественник и предприниматель года). Отбирало финалистов жюри, в состав которого входили лучшие эксперты России и мира. Благо, современные технологии позволяют организовать это без фантастических затрат.


Пан или пропал

Самым сложным был второй, очный этап. Собрать в Ставрополе несколько десятков конкурсантов со всей России, организовать финальные соревнования в неприспособленных для этого помещениях (мобильная воркаут-площадка — возможно, лучшее, что видели пыльные люстры ДКиС), найти спонсоров, организовать пресс-конференцию с представителями федерального министерства по делам национальностей, придумать несколько десятков активностей для зрителей и много всего другого — это совсем не похоже на задачу, посильную для тусовки-у-турников.

И надо честно признаться: не всё получилось как надо. Явно не дотянули с пиаром (даже на самом ДК не было афиши события), были небольшие накладки в организации, пришло не так много зрителей (сотни, но всё же не тысячи).

Но эти недочёты, это ощущение, что всё мегасобытие сшито на живую, лишь подстегнули то особое чувство, когда ты становишься соучастником чего-то настоящего. Не спущенного сверху, не сделанного для галочки и освоения средств, а запыхавшегося, немного растерянного, импровизирующего на ходу и… подлинного настолько, что в этих стенах ничего подобного не видели с момента их возведения.


Почему будущее за дилетантами

Когда молодёжь впервые осваивает большую сцену, это всегда воспринимается как немного понарошку. Все «Студенческие вёсны», КВНы и прочие мероприятия культмассового сектора для соответствующей категории в меру заводят и веселят всех участников, но где-то в глубине они понимают случайность происходящего и своего участия в нём.

Когда ведущие церемонии вручения наград победителям «КАРДО» стояли, затянутые в непривычно строгие костюмы, перед несколькими сотнями пар глаз, в непривычном зале и новой для себя роли (по меньшей мере, в таком масштабе), они выглядели качественно по-другому. Равно как и сам Валентин Работенко — слишком строго одетый и с зачем-то отпущенной бородой.

— Здорово, что нас много, мы — целая страна. Мы создаем будущее нашей великой страны вместе, мы начинаем это с улиц и делаем все это для людей, для общества. Думаю, мы готовы, чтобы объединиться во что-то глобальное и единое, — говорил он со сцены правильные слова.

На самом деле пока не готовы. Как не были готовы ни к чему, что в итоге сделали. Заранее можно подготовиться разве что к имитации к бурной деятельности. Раздуть пузырь пиара, заготовить красивые речи, обеспечить присутствие нужных людей, освоить нужные бюджеты. А если ты, как выразился, уже импровизируя, Работенко, «работаешь больше всех, а получаешь меньше всех», если постоянно хочешь большего и сам не понимаешь до конца как, но добиваешься этого — то во всём, что ты делаешь, всегда будет присутствовать немного здорового дилетантизма.

Когда лидера Оффбитс спросили, будет ли премия «КАРДО» ежегодной и будет ли она проводиться в Ставрополе, он замялся и не дал внятного ответа. Но именно это внушает надежду, что будет.

 

Станислав Маслаков

Фото: Сергей Пархисенко, Родион Колчанов, официальная ВК-группа Оффбитс

mb
Воробьи клювом назад История про строительство на Ставрополье ветропарков на 1 ГВт вышла на новый уровень
Попутного ветра до Ставрополя Почему ветреность – это не всегда плохо, когда речь идёт о городе
Не последний шанс Как молодым и активным ставропольцам получить грант на свой проект
Щит раздора Предприниматели Грачёвского района просят власть не допустить уничтожения наружной рекламы.
Кадры и опыт есть, нужны условия Ставропольский онкодиспансер получит новый современный корпус
Оруэлл, огонь и булки Опыт работы журналиста в ставропольском фастфуде
Красное золото В Ставрополе есть место, где вид крови вселяет людям не страх, а надежду на выздоровление
Почему Ставрополь - пивная столица России Где в городе можно отведать местного пива
Квас на разлив: правда и мифы о популярном прохладительном напитке В советские времена по Ставрополю ходила легенда: якобы в жёлтых бочках с разливным квасом водятся гигантские черви. А для свежести туда подкладывают лягушек. Уже и бочек нет, а легенда жива. До сих пор ставропольцы летом делятся на три лагеря: одни покупают квас на улице с удовольствием, другие никогда к нему не притрагиваются, третьи пьют, но побаиваются.
От боевых кораблей до протезов Ставропольский оборонный завод «Нептун» стал поставщиком деталей имплантов по патенту российских изобретателей
Правильное питание — быстрый и приятный путь к здоровью От пищеварительного тракта зависит порядка 80 процентов иммунной системы человека. Сколько бактерий обитают во рту, что за «зверь» Хеликобактер пилори и почему самодиеты — это зло, корреспондентам «Победы26» рассказала главный внештатный гастроэнтеролог краевого минздрава Марина Перекалина.
Вейкборд: встань и кати Идея ходить по воде стара как мир, но современные экстремалы решили рассекать по ней с огоньком