Тема дня: В Железноводске подвели итоги юбилейного фестиваля воздухоплавания

Оруэлл, огонь и булки

15.06.2018, 16:40 Ставропольский край
Опыт работы журналиста в ставропольском фастфуде

Будильник орёт в шесть утра. Ноги после вчерашнего сумасшедшего дня – суббота в ресторане сродни апокалипсису – нестерпимо болят и требуют отдыха. Но до желанного выходного ещё целых три дня, поэтому нужно собраться с силами и потерпеть. Быстрый завтрак. Прогулка по спящей улице до остановки. Старый, кажется, тоже сонный «Пазик» плетётся навстречу и уносит единственного пассажира. Четыре или пять – за полгода так и не запомнил – остановок, подземный переход – и вот она, любимая работа. На двери чёрного входа набирается шестизначный код. Замок щёлкает, и добро пожаловать в царство «Кока-Колы», мяса и булок.

Всё проще, чем кажется

Здесь, наверное, самое время внести ясность – какая связь между журналистом, который меняет профессию и сонным телом, едущем в «Пазике». Оба этих персонажа – один и тот же человек. Студент первого курса, направление «Журналистика». Не нашедший вакансий по специальности, но в деньгах нуждающийся не меньше, чем все остальные.

Условия поиска предельно просты: чтобы можно было совмещать работу и учёбу, и чтобы в конце месяца стопроцентно были деньги. И чтобы взяли без особого опыта и навыков. Одним словом, здравствуй, фастфуд! Здесь тебе официальное трудоустройство, и оплата по часам, и даже возможность работать в любую из трёх смен – с утра до вечера, с вечера до ночи или с ночи до раннего утра. Для ребят, которые прямо сейчас читают это и думают, идти или нет – идите. Для тех, кто беспокоится, примут или нет – примут. Текучка кадров там большая и постоянная. Всё, что нужно – позвонить и изъявить желание. Дальше они как-то сами. Позвонят, пригласят на собеседование и расскажут, как тут всё здорово. Причём приглашать будут настойчиво. Автор этих строк увидел 16 пропущенных звонков на телефоне, едва оставил своё резюме. А дальше всё просто: прошёл собеседование, затем обязательный поход в поликлинику, где в медкнижке расписались все врачи, какие только могут быть, и добро пожаловать на кухню.

Первый день

В утренние часы народу здесь не бывает от слова «совсем», самое время устроить курс молодого бойца для новоприбывших. В семь утра автор этих строк уже стоял перед большим, начищенным столом из нержавеющей стали и слушал своего наставника.

Сначала были поведаны рецепты всех бургеров – что, как, в каком количестве и порядке кладётся в булку. И не дай бог что-то перепутаешь – заставят купить и съесть, причем, чтобы кто-то обязательно это видел.

– Весело тут у вас, – сказал я тогда с ухмылкой.

Но иронии никто не оценил.

– Пока ты на кухне и нет заказов, – продолжала наставница с голосом и взглядом старого генерала, – ты должен тут всё мыть и натирать. Чистота и стерильность здесь – главное!

Как оказалось, обеспечивать эту самую чистоту сродни работе сапёра. Например, стоят два стола. Рядом, даже зазоров никаких нет между ними. Но один стол нужно помыть синей тряпкой, а другой (предварительно помыв руки после первого стола) – строго зелёной. Забудешь – посмотрит руководство по камерам, увидит это – пиши объяснительную.

«Ну, – подумал я тогда с ехидцей, – журналист же. Объяснительную с двумя сюжетными линиями напишу, ещё продолжения попросите». Не пригодилось.

Если что уронил – попробуй только поднять, заживо съедят. Это обязательно должен сделать кто-то другой, не занятый никаким делом. Всё же должно быть стерильно.

Но времени посмеяться над их педантичностью в первый день не было. К обеду в ресторан потянулись обитатели соседних офисных коробок. И тут началось сумасшествие. В прямом смысле. За каких-то пять минут на кухне поднимается такой гвалт и шум, что стоящий в метре от тебя человек становится похож на рыбку. Губы шевелятся, а звука нет. Каждый работник кухни превращается в автомат, штампующий бургеры. В такие минуты думать просто не получается. В голове лишь список сэндвичей, которые ты «должен». Прибавьте к этому ежесекундно добавляющиеся заказы, крик кассирш, которые торопят тебя всеми, что знают, матерными словами, и парочку менеджеров, расхаживающих по кухне и прямо в ухо кричащих «быстрей-быстрей!».

Благо, продолжается этот кошмар всего час-полтора. Затем наплыв гостей уменьшается и есть немного времени, чтобы… Правильно, начистить всё заново.

Обезьянки-астронавты

Не помню, из какой именно книги взято это определение, но очень хорошо запомнился его смысл: рабочая масса, цель которой – выполнение простых задач, направленных на обеспечение работы большого механизма. Здесь ровно такая же ситуация. На протяжении дня ты можешь – по поручению – выполнять самые разные, и самые странные задачи. От работы на кухне до мытья жарочной печки, уборки мусора с крыши ресторана или мытья фасада в десятиградусный мороз.

В часы, когда заказов практически нет, какой-нибудь особо фанатичный до чистоты менеджер непременно отправит «мыть что-нибудь». Ребята, которые здесь работают, не просто кассиры или повара. Это скорее разнорабочие-универсалы с лёгким кассовым/кухонным уклоном. Но как же забавно смотреть на этих бегающих, как будто бы занятых чем-то полезным юнитов! Чистой воды муравейник.

Ради чего?

Да, справедливости ради стоит отметить, что по части качества и честности здесь всё оформлено по высшему разряду. Слово «просрочка» в нашем фастфуде приравнивалось к матерному, а качество и свежесть мяса никогда и ни у кого не вызывали нареканий. Всё хранится отдельно, по своим местам, температура соблюдается до десятой доли градуса.

Те, кто ждёт здесь подробностей об антисанитарии и фото протухшего мяса, могут смело закрывать вкладку. Пусть это прозвучит как реклама, но за ваши деньги вы получите гарантированное качество. Недаром у ресторана есть свой, специально обученный человек, который в любое время, но ежедневно приходит и проверяет всё, от температуры до веса овощей в сэндвиче. Так что ешьте спокойно и не верьте слухам. Пищевой монстр планетарного масштаба марку держит.

Корпоративный коммунизм

Советских времён автор этих строк не застал, но работа в фастфуде вызывала именно эти ассоциации. За полгода здесь ни разу не прозвучало слово «Я» или «Мне». Только «Нам надо сделать», «мы должны» и всё в таком духе.

Но больше всего веселила фраза «Давай сделаем…». В переводе на язык человеческий это значило примерно следующее: «Я тебя прошу, но ты отказаться не можешь. Поэтому делай сам, а я за компанию постою и проконтролирую».

Если без шуток, подобного рода фразы – это неплохой способ манипуляции. Работников как бы подталкивают на общее дело, но по сути он делает всё сам.

На таких формулировках строится вся корпоративная культура. В раздевалке и зоне, где сотрудник может провести 30 своих обеденных минут, все стены завешаны плакатами с девизами и какими-то улыбающимися людьми в униформе ресторана. Все шесть лозунгов компании начинаются со слов «Мы». Делаем, ждём, продвигаем и так далее. Причём сами плакаты висят так, что, сидя за столом и поглощая свой обед, каждый работник, хочет он того или нет, упирается в них взглядом. Не хватает только знаменитого лица со Старшим Братом.

Работа не для всех

Фастфуд – это постоянный стресс и перегрузки. Выдерживают не все. В конце концов разногласия с коллективом, по большей части ненормированный рабочий день (иногда приходилось проводить на ногах по 13 часов) и желание просто убежать оттуда, схватившись за голову, наталкивают на мысль о немедленном увольнении. Что и делают большинство новичков в течение полугода. Остаются сильнейшие.

Когда автор этих строк выходил через тот же чёрный вход, но уже в последний свой рабочий день, возникла неизбежная мысль: «А стоило оно того?». Касательно денег – да. Пригодится ли полученный опыт? Скорее, нет. Рестораны быстрого питания куда приятнее по другую сторону прилавка.

 

Дмитрий Князев

Пришёл, увидел, инвестировал Ставрополье готово строить крупные тепличные комплексы и развивать мелиоративные системы. Эти инициативы хорошо скажутся на инвестиционной привлекательности региона.
Пшеницу и птицу – в «вояж» за границу К 2024 году объём экспорта ставропольской сельхозпродукции увеличится на 300 миллионов долларов. Краю советуют взяться за поставки зерновых культур, мяса птицы, растительного масла и кондитерских изделий.
Любить и жить: ставропольские семьи, которые прошли войну Редакция «Победы26» расскажет семь трогательных историй о любви, которая оказалась сильнее пуль, артиллерийских налётов, долгих лет ожидания и самой смерти.
КАРДО-2: как Ставрополь станет столицей уличных культур Весной 2019 года в краевом центре будет шумно
В танце все равны Не стоит удивляться, если в парке или на площади вы встретите группу танцующих в парах молодых людей. Они даже не будут против, если вы присоединитесь.
Здесь начинается жизнь Рассказываем, как и с кем работает новый ставропольский перинатальный центр
Ставрополье: зима близко Регион готовится к отопительному сезону: в домах идёт промывка и подготовка труб, котельные готовятся ослабить вентили, муниципалитеты подводят уровень готовности к отметке в 100%.
Восполняющие потерю Как в Ставрополе создают киберпротезы и делают сложные операции при помощи дополненной реальности
«История живёт с вашей помощью» На Ставрополье прибыли австрийские учёные. Они обсудили с российскими коллегами сохранение исторической памяти, свободу слова и работу пропагандистской машины.
Сбежал по собственному желанию На Ставрополье покинул свой пост очередной глава муниципалитета, который не справился с управлением на вверенной ему территории. Глава города Лермонтова Евгений Нуйкин не смог разрешить ситуацию с возможным отключением города от теплоснабжения перед холодами и подал в отставку.
Когда олень на Стрижаменте свистнет Корреспондент «Победы26» прошла по экотропе на горе Стрижамент вместе с егерем и послушала истории о лесных законах, подсчёте зайцев, чесночном мёде и старинном надгробии.
Разрушители мифов Почему первоклассный программист должен быть ещё и хорошим философом и как научно-популярные лекции помогают разрабатывать бизнес-проекты?