Тема дня: В Железноводске подвели итоги юбилейного фестиваля воздухоплавания

«До-ро-гая…запятая…пи-шу те-бе пись-мо…»

23.06.2018, 16:09 Ставропольский край
Чтобы не допустить ошибок, мы частенько проговариваем вслух то, что хотим написать. Но ошибку на компьютере стереть легко. А вот лист из-под печатной машинки придётся выбросить…

23 июня прародителю компьютерной клавиатуры исполняется 150 лет. Первая печатная машинка была изобретена в 1868 году Кристофером Шоулзом. Он оформил патент, но позднее передал права на изготовление Филу Ремингтону. Спустя пять лет тот выпустил свой первый аппарат – «Ремингтон №1».

Таких машинок было выпущено всего 5 000 экземпляров, часть из которых дожили до наших времён и разбросаны по музеям и частным коллекциям во всём мире.

Время шло, и устройство печати становилось всё совершеннее. Печатная машинка стала активно использоваться среди машинистов, писателей, журналистов и тех, кто предпочёл такую машинку перу, ручке, карандашу…


– Но удовольствие это было не из дешёвых, – рассказал корреспонденту «Победа26» Виктор Бабенко, младший сотрудник отдела этнографии в Ставропольском государственном музее-заповеднике. Он поведал о том, какие печатные машинкихранятся в этом музее и некоторой особенности их использования.

– Виктор Дмитриевич, что за экспонаты находятся в музее-заповеднике?

– Один из них – печатная машинка «Ремингтон». Этот бренд появился во второй половине XIX века, и стал первым, кто начал производить печатные машинки. Эта компания также занималась производством орудий для сельского хозяйства и различных механизмов.

Их самый первый опытный образец был выпущен небольшим тиражом, и тогда же была разработана технология QWERTY, которую мы знаем по современным компьютерным клавиатурам. Она появилась в результате многочисленных опытов. Некоторые буквы используются реже, некоторые чаще, и вот так был предложен оптимальный вариант расположения клавиш.

Примечательно, что одним из первых покупателей «Ремингтон №1» был сам Марк Твен. На ней же он написал своё произведение «Приключения Тома Сойера». Кстати, машинистки, которые работали на машинках этого бренда, назывались тогда «ремингтонистками».

У нас конкретно стоит русифицированная версия машинки не слишком древнего образца. На ней изменена раскладка клавиатуры. В её обыкновенном варианте был установлен латинский алфавит, а перевод на русскую клавиатуру требовал больших усилий и затрат. Машинка полностью перебиралась, и вместо некоторых знаков препинания на ней устанавливались буквы кириллицы. Их, как известно, больше, чем латинских. Заменялись, разумеется, не только клавиши, но и литеры.

– Какие ещё бренды производили такую технику?

– Среди наших экспонатов можно обнаружить машинки Ideal Polyglot №2 и Imperial. Первая – немецкого производства, с большим количеством роскошных элементов отделки, хотя представляла собой лишь обычную машинку. Она досталась музею в 1993 году. По данным владельца, ею пользовались в белогвардейском штабе Новочеркасска до 1920 года.

Вторая – с неизвестной историей. Она, как и многие, подверглась русификации, и латинский алфавит был заменён на кириллицу. Но примечательна она тем, что закреплена на особом поддоне, который был частью футляра. Эта машинка небольшого размера и её можно было легко носить с собой в таком чемоданчике. Машинку в футляр можно было установить самому, но часто это была и заводская комплектация.

– А у нас, в Советском Союзе изготавливались машинки?

– Не сразу. Производство их началось после Великой Отечественной войны, и первым нашим продуктом была портативная печатная машинка «Москва». Её устройство едва ли отличалось от аналогов.

Конкретно эта машинка, стоящая у нас, досталась музею в 2003 году от Ставропольского центра научно-технической информации.

Помимо классического варианта у нас ещё изготавливались машинки, набивающие на бумаге шрифт Брайля. Чтобы набрать на ней определённое слово, нужно зажать одновременно несколько клавиш, чтобы образовалась комбинация.

Такой машинкой была «Ласточка». Данный экземпляр принадлежал Анатолию Ивановичу Лопырину – советскому учёному-животноводу. Он лишился зрения на войне, и с этой машинкой он работал в НИИ овцеводства. Учёный умер в Ставрополе в 1970 году.

– Какой-нибудь из экспонатов ещё может удивить работоспособностью?

– Запросто. Самая, так скажем, молодая из наших машинок – это машинка Unis. Она принадлежала Виктору Бабенко – работнику краевого радио и главному редактору краевой студии телевидения Ставрополя.

Она имеет практически те же самые функции, только не такая громоздкая и выглядит не так старомодно. Она исправна и до сих пор хорошо работает.

– А были ли эксперименты с технологиями ввода текста?

– Не слишком много, но изобретатели старались и в эту систему ввести новшества. У нас есть такая машинка, она называется «Миньонъ». Она устроена таким образом, что на панель с буквами направлялся стержень, и когда он касался нужного символа, он отражался потом на бумаге. Также у него есть две клавиши, одна из которых – пробел, а другая – для заглавных букв.

Это был своего рода эксперимент на грани. Такой вариант немногим понравился, но, были и те, кто счёл это более удобным типом машинки.

– Являлась ли машинка роскошью?

– В государственные структуры машинки закупались на бюджетные деньги. Но удовольствие это было не из дешёвых, поэтому крестьяне и рабочие её себе позволить не могли. Она, наверное, не слишком и нужна была им.

Что касается стоимости. Поскольку это была довольно технологичная вещь, цена у неё была высокая. За печатную машинку «Москва» в 1985 году нужно было отдать 120 рублей, а за импортную «Роботрон» – и все 185.

– Что стало сейчас с индустрией печатных машинок?

– Последняя печатная машинка официально выпущена на заводе компании Brother в 2012 году. В век компьютерных технологий эта вещь уже не нужна. Купить такую могли бы или коллекционеры-любители, или те, кто не хочет осваивать компьютер.
До сих пор некоторые компании могут изготовить машинку на заказ – но это по желанию. Наверное, это значит, что печатные машинки ещё не канули в небытие и где-то действительно используются.


Ярослав Лапин.

http://images.pobeda26.ru/images_new/images/2/8/0/7/a/b/4/1/5/2/2807ab415229675b28fc0ab00d6444ea.jpg
 
Любить и жить: ставропольские семьи, которые прошли войну Редакция «Победы26» расскажет семь трогательных историй о любви, которая оказалась сильнее пуль, артиллерийских налётов, долгих лет ожидания и самой смерти.
КАРДО-2: как Ставрополь станет столицей уличных культур Весной 2019 года в краевом центре будет шумно
В танце все равны Не стоит удивляться, если в парке или на площади вы встретите группу танцующих в парах молодых людей. Они даже не будут против, если вы присоединитесь.
Здесь начинается жизнь Рассказываем, как и с кем работает новый ставропольский перинатальный центр
Ставрополье: зима близко Регион готовится к отопительному сезону: в домах идёт промывка и подготовка труб, котельные готовятся ослабить вентили, муниципалитеты подводят уровень готовности к отметке в 100%.
Восполняющие потерю Как в Ставрополе создают киберпротезы и делают сложные операции при помощи дополненной реальности
«История живёт с вашей помощью» На Ставрополье прибыли австрийские учёные. Они обсудили с российскими коллегами сохранение исторической памяти, свободу слова и работу пропагандистской машины.
Сбежал по собственному желанию На Ставрополье покинул свой пост очередной глава муниципалитета, который не справился с управлением на вверенной ему территории. Глава города Лермонтова Евгений Нуйкин не смог разрешить ситуацию с возможным отключением города от теплоснабжения перед холодами и подал в отставку.
Когда олень на Стрижаменте свистнет Корреспондент «Победы26» прошла по экотропе на горе Стрижамент вместе с егерем и послушала истории о лесных законах, подсчёте зайцев, чесночном мёде и старинном надгробии.
Разрушители мифов Почему первоклассный программист должен быть ещё и хорошим философом и как научно-популярные лекции помогают разрабатывать бизнес-проекты?
Цель – устойчивый рост пенсий Как региональные власти отреагировали на послание Президента
В поисках совести На Ставрополье продолжают бороться со злостными алиментщиками