Сирийский синдром: ставропольская версия

28.12.2016, 12:48 Ставропольский край
По данным спецслужб, сегодня в Сирии находится до 150 ставропольцев, которые воюют на стороне боевиков. В основном это бывшие студенты — выходцы из республик Северного Кавказа. Среди них — дагестанцы, чеченцы, ногайцы. Но есть и русские, так называемые неофиты, или новообращённые.

Часть из них завербовали на территории Ставрополья, после чего они различными путями попали в Сирию. По информации силовиков, многие уже погибли и никогда не вернутся домой. Туда, где их ждут матери и отцы, сёстры, жёны…

Я встретился с родственниками парня, который уехал на войну в Сирию. Он отправился погибать на стороне террористов. Что думают о нём его родные? Почему он выбрал верную смерть?

«Её боль слезами вытекает из глаз, и нет ей ни конца, ни края…»

В поездке меня сопровождали специалисты краевой и Шпаковской муниципальной антитеррористических комиссий. Для них эти встречи и беседы — обычная практика. Пока мы едем, один из сопровождающих — Игорь — рассказывает истории из жизни тех, кто однажды встал на кривую дорожку пособников террористов и принёс своим родным только лишь горе.

Вот одна из них. Степновский район — здесь немало тех, кто по различным причинам обижен на жизнь. Это важно, потому что именно такие «обиженные» — потенциальные жертвы вербовщиков. На самом деле обида на всех и вся — очень удобная отговорка. Человек бежит от своих проблем и таким образом прикрывает собственную слабость. Что может быть проще? «Переложил» все свои неудачи на судьбу и уехал. Только чаще всего это — единственная и последняя поездка. Билет в один конец. Там, куда они едут, лишь тьма, безысходность и в конце концов — смерть. И, на самом деле, это не решает проблем конкретного человека, но создаёт всё новые и новые для оставшихся дома родных и впоследствии, будто снежный ком, накрывает их с головой.

Беслан Мидаев из Степновского района уехал в Сирию не один, туда он вывез и свою жену. Его война закончилась быстрее, чем он ожидал, — Беслан подорвался на противопехотной мине. Ходить он больше не может, боевикам в таком виде он не нужен. От него отказался отец, который теперь не желает знать сына. Мать, правда, готова принять его обратно: она каждый день смотрит в окно и ждёт… «Её боль слезами вытекает из глаз, и нет ей ни конца, ни края…», — говорят про неё знакомые. Много ли проблем сумел решить Беслан своим поступком? Ни одной. Сейчас он никому не нужный инвалид в чужой стране. И первыми от него отвернулись те, кого ещё вчера он называл «братьями».

Другая история. Она о русской семье из Ессентуков. Супруги разошлись. Совместный сын остался с мамой, а папа пропал. Его долго не было, а затем он вернулся и начал общаться с мальчишкой. Мужчина гулял с сыном, водил его в музеи, а потом исчез вместе с ребёнком.

Его бывшая супруга рассказывает, что они отправились в поход в горы. В один из дней прозвучал телефонный звонок. Бывший супруг рассказал женщине о том, что уезжает вместе с ребёнком в запрещённую в России террористическую группировку «Исламское государство», и ждать ни его, ни мальчишку больше не имеет смысла. Этот звонок разделил жизнь матери на «до» и «после»…

Сейчас выплакавшая глаза женщина переписывается с сыном, который очень хочет общаться с мамой, ему 14 лет. Отца больше нет, он погиб. Об этом рассказал сам мальчик. Он пишет матери через интернет, рассказывает, как ему живётся в Сирии, что его поддерживают «братья». Пока что он ещё далеко от войны, а потому не до конца понимает реальных последствий.

Более того, мальчишка уже сейчас готов погибнуть. Только во имя чего? Во имя денег, которые потом получают вербовщики. Во имя чуждой идеи, о которой те самые «братья» ежедневно рассказывают мальчику. И пацан верит, слушает их и готовится принести себя в жертву, его сознание отравлено лживыми словами вербовщиков. На самом деле на ребёнка им глубоко наплевать. Для них он — вещь, пока ещё нужная вещь. В нужный час они бросят его в самое пекло военного ада — туда, где по-настоящему страшно, где кровь, убийство и смерть.

Пока мальчик продолжает писать маме. Он интересуется жизнью семьи, но обратно не хочет. Мать верит, что его ещё можно вернуть. Одинокая, безутешная женщина верит и льёт слёзы. В таких ситуациях без них никуда. Слёзы матерей, сестёр, отцов. Их не остановить. Сбежавшие в Сирию не только бросили родственников, но и «подарили» им множество проблем, превратив собственных родных в изгоев.

«Они верят, что ребёнка можно вернуть обратно…»

Мы подъезжаем к зданию сельхозпредприятия одного из посёлков Шпаковского района. В населённом пункте живёт семья, которая лишилась сына и брата. Парень отправился в Сирию. Зачем он это сделал? Как это повлияло на жизнь его родных?

Эльдар уехал из родного посёлка учиться в Ставрополь, поступил в университет на зоотехника. Здесь он и познакомился с неким Ильясом, после чего парни вместе рванули в Сирию. Его сестра, Марьям, садится напротив меня и молчит. Молчит недолго.

— Вы кто?

— Евгений, журналист, — говорю ей я. Она понимающе кивает головой. Марьям не удивлена, не пытается уточнить, откуда я. Неловкое молчание. Я пытаюсь его прервать, — Вы, наверное, уже не раз рассказывали эту историю…

— Кто к нам уже только не приходил, — многозначительно говорит Марьям. Я не могу понять, кого она имеет в виду — то ли журналистов, то ли правоохранителей, с которыми семья общается очень часто. Она не договаривает. Просто молчит. Я вижу, что девушка не особо рада возможному разговору. Про себя думаю, что ей, должно быть, непросто снова и снова говорить о том, что произошло.

Через некоторое время в помещение входит мужчина. На вид ему за пятьдесят, обычный работник, немного нервный… Это Давуд Исаакович, отец сбежавшего в Сирию Эльдара. Очень скоро становится понятно, что вся эта история с сыном принесла ему много боли. Он с ходу заявляет, что Эльдар — не террорист, он просто попал на кривую дорожку. Так думают большинство родственников, они верят — их ребёнка ещё можно вернуть обратно.

Давуд Исаакович считает, что всему виной социальная несправедливость. По его словам, сын много раз видел, что отцу живется непросто, потому и принял такое решение. Произошло это не сразу, а когда парень уехал учиться в Ставрополь, где познакомился не с теми людьми. Они-то и уверили его в том, что решением всех проблем может стать отъезд в Сирию…

— Многим сейчас живётся непросто. Только вот далеко не все уезжают в Сирию, чтобы стать боевиком. Разве не так? — говорит один из сотрудников антитеррористической комиссии после эмоционального монолога отца. Давуд Исаакович молчит, потупив взгляд.

Что сейчас с молодым человеком, достоверно не знает никто, но надежды на то, что он вернётся домой живым, у родственников практически не осталось. Сестра Марьям общалась с братом уже после его отъезда. Парень рассказывал, что у него всё в порядке, что он находится в Сирии. Потом он перестал выходить на связь, а ещё через некоторое время Марьям написали, что он погиб.

Ещё девушка рассказала, что Эльдар легко поддавался чужому мнению, был слабохарактерным и чересчур мягким. Она уверена, что именно это стало причиной того, что его завербовали террористы. Марьям, в отличие от отца, не ищет для брата оправданий, а просто в очередной раз рассказывает историю Эльдара.

Когда на неё смотришь, возникает ощущение, что ей эта история больше неинтересна. Она её раздавила, и всё, что девушка говорит, кажется заученным текстом. В одном Марьям уверена твёрдо — за братом она не отправится. Её устраивает мирная жизнь, другой она и не ищет.

Отец Эльдара сетует на то, что его жизнь сильно изменилась после отъезда сына. Бывает, что на него косо смотрят, говорят в спину гадости. Нет, его, конечно, никто ни в чём не обвиняет, но постоянное давление ощущается со всех сторон. Мужчина устал от всей этой суеты и говорит, что тоже не планирует отправляться вслед за сыном:

— Ну какой я террорист? Я простой и честный работяга, у меня множество грамот от предприятия, я мирный человек, зачем мне сбегать к террористам, — размышляет Давуд Исаакович.

Сейчас он надеется на то, что у него перестанут спрашивать о сыне, что эту историю всё же забудут. Потому что история его сына — это трагедия для отца и его большая боль.

***

Подобных историй на Ставрополье — свыше сотни. В каждой из них есть те, кому не всё равно. Это родственники. Родители, братья, сёстры… Сейчас они не знают, как жить дальше. Они находятся под постоянным надзором правоохранительных органов, на них косо смотрят соседи, они каждый день ждут весточки от родственника, который в один день стал боевиком… И сделал жизнь своих родных невыносимой, полной слёз отчаяния и горя.

Местные инициативы Ставропольского края
Дербент — музей истории под открытым небом Информагентство «Победа26» в рамках проекта о путешествиях и отдыхе на Северном Кавказе приглашает своих читателей в древнейший город России. Мы расскажем о том, что обязательно нужно посмотреть туристу, где искать жильё и даже чем полакомиться.
На Ставрополье готовятся к введению курортного сбора Уже с первого января 2018 года с туристов будут брать дополнительные деньги за пребывание на курортах КМВ. По решению Госдумы РФ наш край стал одним из пилотных регионов, где будет опробован этот механизм.
Перед лицом стихии: герои майских паводков на Ставрополье Из-за сильных дождей, недавно обрушившихся на край, реки вышли из берегов и подтопили поселения. Встала необходимость эвакуации. Спасателям приходилось действовать в экстремальных условиях, быстро принимать решения и рисковать собственными жизнями.
Владимир Владимиров: Я никогда не уходил от трудностей, хлопнув дверью Губернатор Ставрополья твёрдо уверен: нельзя бросать людей в трудную минуту.
Будённовск почтил память погибших жертв теракта 22 года назад, 14 июня 1995 года, отряд террористов под руководством Шамиля Басаева захватил в заложники более 1586 человек. Из них 129 погибли, а около 317 были ранены. В годовщину трагедии в Будённовске состоялись мемориальные мероприятия.
«Ногайский батальон»: жизнь вне закона Недавно правоохранители задержали троих мужчин, которые в прошлом были членами так называемого ногайского батальона. Двое из них — жители Степновского района: 40-летний Дамир Мухатдинов и 47-летний Руслан Аджибрагимов, 46-летний Марат Даутов — выходец из Нефтекумского района. По данным следствия, именно они участвовали во вторжении бандформирований в Дагестан в 1999 году.
Молодёжь СКФО готовится к форуму «Машук-2017» Накануне стартовала регистрация участников на главное молодёжное событие СКФО — Северо-Кавказский форум «Машук-2017».
Рак груди на Ставрополье помолодел Ставропольчанки больше боятся лишиться груди, чем умереть от рака молочной железы.
Экономить на воде в Ставрополе будут за счёт родников 19 мая городской водоканал пригласил к общению журналистов, общественников и блогеров. Руководитель предприятия лично рассказал собравшимся о проделанной работе, проблемах, достижениях и планах.
Ставропольская Золушка: стойкость по наследству Валерия Метушевская — слушатель пятого курса Ставропольского филиала Краснодарского университета МВД РФ. Вот уже несколько лет девушка участвует в военном параде в День Победы на главной площади Ставрополя. Но в этом году про Леру узнал весь край.
Ставропольские предприниматели зарядились успехом от известных бизнесменов и лидеров На два дня краевой центр превратился в масштабную образовательную площадку. Дело в том, что здесь развернулся бизнес-форум «Стратегии лидерства. Как построить компанию #1».
Хранители истории Кавказа Один из старейших музеев Кавказа, Пятигорский краеведческий, в 2018 году отпразднует 115-летний юбилей. За столь долгий срок у учреждения были периоды подъёма и упадка, однако благодаря самоотверженной работе сотрудников он неизменно выходил победителем из любых невзгод.