Сирийский синдром: ставропольская версия

28.12.2016, 12:48 Ставропольский край
По данным спецслужб, сегодня в Сирии находится до 150 ставропольцев, которые воюют на стороне боевиков. В основном это бывшие студенты — выходцы из республик Северного Кавказа. Среди них — дагестанцы, чеченцы, ногайцы. Но есть и русские, так называемые неофиты, или новообращённые.

Часть из них завербовали на территории Ставрополья, после чего они различными путями попали в Сирию. По информации силовиков, многие уже погибли и никогда не вернутся домой. Туда, где их ждут матери и отцы, сёстры, жёны…

Я встретился с родственниками парня, который уехал на войну в Сирию. Он отправился погибать на стороне террористов. Что думают о нём его родные? Почему он выбрал верную смерть?

«Её боль слезами вытекает из глаз, и нет ей ни конца, ни края…»

В поездке меня сопровождали специалисты краевой и Шпаковской муниципальной антитеррористических комиссий. Для них эти встречи и беседы — обычная практика. Пока мы едем, один из сопровождающих — Игорь — рассказывает истории из жизни тех, кто однажды встал на кривую дорожку пособников террористов и принёс своим родным только лишь горе.

Вот одна из них. Степновский район — здесь немало тех, кто по различным причинам обижен на жизнь. Это важно, потому что именно такие «обиженные» — потенциальные жертвы вербовщиков. На самом деле обида на всех и вся — очень удобная отговорка. Человек бежит от своих проблем и таким образом прикрывает собственную слабость. Что может быть проще? «Переложил» все свои неудачи на судьбу и уехал. Только чаще всего это — единственная и последняя поездка. Билет в один конец. Там, куда они едут, лишь тьма, безысходность и в конце концов — смерть. И, на самом деле, это не решает проблем конкретного человека, но создаёт всё новые и новые для оставшихся дома родных и впоследствии, будто снежный ком, накрывает их с головой.

Беслан Мидаев из Степновского района уехал в Сирию не один, туда он вывез и свою жену. Его война закончилась быстрее, чем он ожидал, — Беслан подорвался на противопехотной мине. Ходить он больше не может, боевикам в таком виде он не нужен. От него отказался отец, который теперь не желает знать сына. Мать, правда, готова принять его обратно: она каждый день смотрит в окно и ждёт… «Её боль слезами вытекает из глаз, и нет ей ни конца, ни края…», — говорят про неё знакомые. Много ли проблем сумел решить Беслан своим поступком? Ни одной. Сейчас он никому не нужный инвалид в чужой стране. И первыми от него отвернулись те, кого ещё вчера он называл «братьями».

Другая история. Она о русской семье из Ессентуков. Супруги разошлись. Совместный сын остался с мамой, а папа пропал. Его долго не было, а затем он вернулся и начал общаться с мальчишкой. Мужчина гулял с сыном, водил его в музеи, а потом исчез вместе с ребёнком.

Его бывшая супруга рассказывает, что они отправились в поход в горы. В один из дней прозвучал телефонный звонок. Бывший супруг рассказал женщине о том, что уезжает вместе с ребёнком в запрещённую в России террористическую группировку «Исламское государство», и ждать ни его, ни мальчишку больше не имеет смысла. Этот звонок разделил жизнь матери на «до» и «после»…

Сейчас выплакавшая глаза женщина переписывается с сыном, который очень хочет общаться с мамой, ему 14 лет. Отца больше нет, он погиб. Об этом рассказал сам мальчик. Он пишет матери через интернет, рассказывает, как ему живётся в Сирии, что его поддерживают «братья». Пока что он ещё далеко от войны, а потому не до конца понимает реальных последствий.

Более того, мальчишка уже сейчас готов погибнуть. Только во имя чего? Во имя денег, которые потом получают вербовщики. Во имя чуждой идеи, о которой те самые «братья» ежедневно рассказывают мальчику. И пацан верит, слушает их и готовится принести себя в жертву, его сознание отравлено лживыми словами вербовщиков. На самом деле на ребёнка им глубоко наплевать. Для них он — вещь, пока ещё нужная вещь. В нужный час они бросят его в самое пекло военного ада — туда, где по-настоящему страшно, где кровь, убийство и смерть.

Пока мальчик продолжает писать маме. Он интересуется жизнью семьи, но обратно не хочет. Мать верит, что его ещё можно вернуть. Одинокая, безутешная женщина верит и льёт слёзы. В таких ситуациях без них никуда. Слёзы матерей, сестёр, отцов. Их не остановить. Сбежавшие в Сирию не только бросили родственников, но и «подарили» им множество проблем, превратив собственных родных в изгоев.

«Они верят, что ребёнка можно вернуть обратно…»

Мы подъезжаем к зданию сельхозпредприятия одного из посёлков Шпаковского района. В населённом пункте живёт семья, которая лишилась сына и брата. Парень отправился в Сирию. Зачем он это сделал? Как это повлияло на жизнь его родных?

Эльдар уехал из родного посёлка учиться в Ставрополь, поступил в университет на зоотехника. Здесь он и познакомился с неким Ильясом, после чего парни вместе рванули в Сирию. Его сестра, Марьям, садится напротив меня и молчит. Молчит недолго.

— Вы кто?

— Евгений, журналист, — говорю ей я. Она понимающе кивает головой. Марьям не удивлена, не пытается уточнить, откуда я. Неловкое молчание. Я пытаюсь его прервать, — Вы, наверное, уже не раз рассказывали эту историю…

— Кто к нам уже только не приходил, — многозначительно говорит Марьям. Я не могу понять, кого она имеет в виду — то ли журналистов, то ли правоохранителей, с которыми семья общается очень часто. Она не договаривает. Просто молчит. Я вижу, что девушка не особо рада возможному разговору. Про себя думаю, что ей, должно быть, непросто снова и снова говорить о том, что произошло.

Через некоторое время в помещение входит мужчина. На вид ему за пятьдесят, обычный работник, немного нервный… Это Давуд Исаакович, отец сбежавшего в Сирию Эльдара. Очень скоро становится понятно, что вся эта история с сыном принесла ему много боли. Он с ходу заявляет, что Эльдар — не террорист, он просто попал на кривую дорожку. Так думают большинство родственников, они верят — их ребёнка ещё можно вернуть обратно.

Давуд Исаакович считает, что всему виной социальная несправедливость. По его словам, сын много раз видел, что отцу живется непросто, потому и принял такое решение. Произошло это не сразу, а когда парень уехал учиться в Ставрополь, где познакомился не с теми людьми. Они-то и уверили его в том, что решением всех проблем может стать отъезд в Сирию…

— Многим сейчас живётся непросто. Только вот далеко не все уезжают в Сирию, чтобы стать боевиком. Разве не так? — говорит один из сотрудников антитеррористической комиссии после эмоционального монолога отца. Давуд Исаакович молчит, потупив взгляд.

Что сейчас с молодым человеком, достоверно не знает никто, но надежды на то, что он вернётся домой живым, у родственников практически не осталось. Сестра Марьям общалась с братом уже после его отъезда. Парень рассказывал, что у него всё в порядке, что он находится в Сирии. Потом он перестал выходить на связь, а ещё через некоторое время Марьям написали, что он погиб.

Ещё девушка рассказала, что Эльдар легко поддавался чужому мнению, был слабохарактерным и чересчур мягким. Она уверена, что именно это стало причиной того, что его завербовали террористы. Марьям, в отличие от отца, не ищет для брата оправданий, а просто в очередной раз рассказывает историю Эльдара.

Когда на неё смотришь, возникает ощущение, что ей эта история больше неинтересна. Она её раздавила, и всё, что девушка говорит, кажется заученным текстом. В одном Марьям уверена твёрдо — за братом она не отправится. Её устраивает мирная жизнь, другой она и не ищет.

Отец Эльдара сетует на то, что его жизнь сильно изменилась после отъезда сына. Бывает, что на него косо смотрят, говорят в спину гадости. Нет, его, конечно, никто ни в чём не обвиняет, но постоянное давление ощущается со всех сторон. Мужчина устал от всей этой суеты и говорит, что тоже не планирует отправляться вслед за сыном:

— Ну какой я террорист? Я простой и честный работяга, у меня множество грамот от предприятия, я мирный человек, зачем мне сбегать к террористам, — размышляет Давуд Исаакович.

Сейчас он надеется на то, что у него перестанут спрашивать о сыне, что эту историю всё же забудут. Потому что история его сына — это трагедия для отца и его большая боль.

***

Подобных историй на Ставрополье — свыше сотни. В каждой из них есть те, кому не всё равно. Это родственники. Родители, братья, сёстры… Сейчас они не знают, как жить дальше. Они находятся под постоянным надзором правоохранительных органов, на них косо смотрят соседи, они каждый день ждут весточки от родственника, который в один день стал боевиком… И сделал жизнь своих родных невыносимой, полной слёз отчаяния и горя.

Новый Nissan Murano
Жильё, инженерная инфраструктура и дорожная сеть: какие перемены ждут Кисловодск? Жилищно-коммунальное и дорожное хозяйство города-курорта нуждается в серьёзном обновлении. Что изменится в этих сферах в обозримом будущем, рассказал заместитель председателя правительства Ставрополья Роман Петрашов.
Эксперт: Закон о земельных долях не угрожает фермерам Ставрополья Руководитель Центра исследования проблем собственности, доктор юридических наук, профессор, заслуженный юрист России, Роман Оганян, проанализировал изменения в краевое законодательство и пришёл к выводу, что они не затрагивают интересы фермеров.
Город особого значения: сколько средств направят на развитие Кисловодска? С недавних пор кисловодчане почувствовали себя жителями самого обсуждаемого города России. Кисловодску посвящены поручения президента и распоряжения правительства. Он стал вторым (после олимпийского Сочи) городом, который на уровне страны решено превратить в курорт мирового значения.
Солнце, воздух и вода: в каком состоянии экология Кисловодска? Город-курорт, город-парк, город — центр притяжения туристов со всего мира,таким мы знаем и любим Кисловодск. Его притягательность — в целебном воздействии природных стихий на человека. Чтобы город сохранил свою ценность, важно позаботиться о решении экологических вопросов.
Освобождение Ставрополя - как это было 3 августа 1942 года Ставрополь был захвачен войсками Гитлера и его союзников. Краевая столица была под контролем противника около полугода, и эти месяцы навсегда вошли чёрной страницей в народную память.
Святая вода с доставкой на дом Крещенским днём 19 января на Сенгилеевском водохранилище митрополит Ставропольский и Невинномысский Кирилл провёл Великое освящение воды. Спустя несколько часов она поступит в дома жителей краевого центра и его окрестностей.
Советы профессионала: как избежать аварии на зимней дороге? Чем экономичная езда отличается от безопасной, кому можно доверять на дороге и как не нажить себе врага в лице собственного автомобиля, рассказывает руководитель Ставропольского учебного центра высшего водительского мастерства «АВТОМАСТЕР» Андрей Боташев.
Отдыхай на Ставрополье: чем заняться в зимние праздники В преддверии долгих зимних выходных жителям и гостям Ставропольского края полезно наметить план отдыха. В нашем регионе множество удивительных мест, которые можно посетить как семьёй, так и с друзьями.
Новый год в безопасности С 25 декабря спасатели и пожарные в Ставропольском крае переходят на усиленный режим работы. Впереди Новый год и целая неделя выходных. Для простых граждан это время повышенного веселья и минимальной бдительности, а для экстренных служб — самая жаркая пора.
Дерево или пластик: какие ёлки украсят дома ставропольцев? Считанные дни отделяют ставропольцев от главного праздничного дня года. За это время нужно успеть составить новогоднее меню, приготовить подарки и нарядить ёлку.
Ответственные соцсети Сегодня социальные сети прочно вошли в жизнь современных людей. Сложно найти человека, у которого не было бы аккаунта в одной из них. При этом многие пользователи наивно полагают, что в соцсетях действует принцип безнаказанности. Только вот на деле это оказывается далеко не так.
В Ставропольском крае будут восстанавливать ветхие коммунальные сети По четырём коммунальным объектам в регионе уже подготовлена документация для заключения концессионных соглашений с частными инвесторами. Софинансирование проектов предоставит Фонд содействия реформированию ЖКХ.