Тема дня: На модернизацию Лермонтовского ГМЗ заложено 500 миллионов рублей

Я не лучшая, но точно самая креативная

12.10.2018, 13:44 Ставропольский край
Восемь лет назад Ольга Хенри переехала из Ставрополя в США. Уже за океаном девушка попробовала слэклайн и его дисциплину – триклайн. Сейчас она одна из самых оригинальных спортсменок в мире и в Книге рекордов Гиннеса есть запись о ней. О жизни за границей, спорте и визите на малую родину спортсменка рассказала «Победе26».

– Ты знаешь, что, вероятно, являешься первой ставропольчанкой, установившей личный рекорд Гиннеса? Какое значение это для тебя имеет? И как рекорд вообще появился?

– Ничего себе! Я никогда не задумывалась, что я могла быть первой уроженкой Ставрополя, которая попала книгу рекордов Гиннеса. Идею подсказали два моих увлечения. Я первой придумала, что можно ходить в балетках на слэклайне, и это стало рекордом. Этим заинтересовались люди, которые работают в Книге рекордов Гиннеса, пришла мысль выбрать дистанцию 10 метров и пройти её на время. Идти длинную дистанцию сложно, очень устают ноги.

Рекорд я поставила год назад, но он появится в Книге в 2019 году. За прошедшее время я уже привыкла к этому факту, и у меня сейчас другие цели и идеи.

– Почему ты занимаешься слэклайном и триклайном?

– Слэклайн – это первый спорт, который меня целиком и полностью захватил и не отпускает, постоянно даёт мне новые направления, идеи и челленджи. Триклайн нравится тем, что всегда есть к чему стремиться. В детстве мне очень нравился батут, но меня не взяли из-за роста. Триклайн напоминает батут. Мне очень нравится летать и делать разные трюки.

– Сколько времени ты уделяешь тренировкам и как для этого выстраиваешь свою жизнь?

– Я работаю няней. Некоторые удивляются, потому что обычно няни другие по натуре и увлечениям. Я выбрала такой способ зарабатывания денег, потому что семья, в которой я работаю, уважительно относятся к моему спорту, поддерживают меня, отпускают на все соревнования, на выступления. Я сделала себе такое расписание, что могу тренироваться каждый день, если это нужно. У меня высшее математическое образование. Я могла бы работать программистом где-то в офисе, зарабатывать кучу денег, но это не то, что мне нужно.

– Можно ли слэк сделать профессией? И как обстоят дела со спонсорами?

– Слэклайн сложно сделать профессией, потому что нужно всё время выступать и работать в цирке или каких-то шоу. На соревнованиях ты не сделаешь деньги, потому что очень много хороших мальчиков-триклайнеров, и у меня не такой высокий уровень, чтобы их побеждать. Но, вообще, это может не быть профессией, но это может быть жизнью.

– Как складывалась твоя жизнь после переезда? Насколько трудным был этот этап?

– Переезд в Америку был не самым лёгким делом не только из-за бюрократии. Меняется вообще всё вокруг тебя. Это иной язык, ты по-другому учишься справляться с жизнью. Этот довольно сложный период длился где-то два года. Потом – легче, ты идёшь в гору, можешь выбрать то, что хочешь делать – появляется больше возможностей.

– Можно сказать, что ты лучшая в мире девушка-триклайнер?

– Я не лучшая. У нас на пляже есть девушка, которая на голову меня выше. Я точно самая креативная. Хотя есть одна девочка, которая танцует на слэклайне. Мне очень нравится её стиль. Она недавно родила ребёнка и продолжила танцевать. Удивительно, что можно балансировать и при этом танцевать.

– Кстати, у тебя в Instagram недавно были фото с каких-то съёмок. Что снимали, если не секрет?

– Это были съёмки канала People are awesome, они делают видео, которые становятся вирусными. Мы с ними сдружились из-за того, что они делали много видео про меня. В этот раз был большой съёмочный день, некоторые ставили рекорды Гиннеса, мы снимали урок по слэклайну. Ещё они снимали моего парня – Дилана – он тоже триклайнер. Я им очень горжусь.

– Расскажи о нём.

– Он – один из лучших триклайнеров в мире. Ему, кстати, 20 лет. Мы познакомились и влюбились друг в друга в прошлом году на международном чемпионате в Японии. Сидели каждый день вместе и болтали про трюки по пять часов. В отношениях всё как в отношениях, только мы всегда можем сказать: «Пойдём тренироваться» – и пойдём тренироваться. Он, как и я, увлечён спортом и может целый день вкалывать на пляже. Он меня очень вдохновляет.

– Какая твоя мечта?

– Не хочется думать, что в тридцать пять лет больше ничему не научишься, нужно просто уделять желаемому время. Хочется раскрыть потенциал, чтобы люди, видя меня, не боялись пробовать новый спорт и посвящать ему себя. Хочу делать больше трюков, раскрыть возможности своего тела, потому что знаю, что могу многое, но нужно время.

– Ты приезжала в родной город зимой, и тогда тебе удалось пообщаться с местными слэклайнерами, а уже через полгода в Ставрополе прошёл первый фестиваль, а стропу натянули над Комсомольским озером. Как тебе такие перемены?

– Я очень рада, что познакомилась со слэклайнерами. Василий (Гордеев – прим.ред), наверное, лидер слэклайнеров, мы с ним общались по поводу его проекта, я помогала ему состыковаться с компанией, которая поставляет линии. Я всей душой переживала и хотела, чтобы всё получилось, потому что это мой родной город. Я очень рада, что прошёл фестиваль, Василий – большой молодец, что это сделал.

Я бы очень хотела бы пообщаться со всеми ставропольскими слэклайнерами, приезжать чаще. Просто это не так легко сделать. Хочется найти место и помочь первым триклайнерам развиваться, чтобы появилось своё сообщество, которое бы взращивало следующие поколения. Особенно хочется, чтобы были девушки-триклайнеры.

Фото: Никита Пешков, архив Ольги Хенри.

Великие Имена России
Мастера урбанистического «макияжа» Выпускницы Ставропольского краевого художественного училища украшают стены региональной столицы огромными граффити-полотнами. Лучшее вознаграждение для них – улыбки горожан.
«Мужчины созданы для всего» Ставропольский предприниматель запускает всероссийский проект «Братство». Он хочет воспитать мужчин, сильных духом и телом.
Рука помощи Ставропольские власти борются за жилищные права детей-сирот. Им приходится сталкиваться с дороговизной «квадратных метров» и ограничениями в федеральном законодательстве.
Здесь будет город-сад Как ставропольские аграрии возродили утерянную отрасль и вернули веру в будущее 
Тихое место С наступлением сумерек ставропольцам советуют переходить на шёпот. Правда, бояться нужно не голливудских чудовищ, а недовольных соседей.  
У страха глаза велики – и пробки широки  Ставропольские водители боятся оформлять европротоколы. Они «по старинке» вызывают сотрудников ГИБДД и провоцируют транспортные коллапсы.
Кони веселятся с грустными глазами Как в Ставрополе ухаживают за прогулочными лошадями и почему наши представления о них ошибочны?
От клыков и когтей защищают людей  Ставропольские спасатели регулярно сражаются с ядовитыми змеями, мохнатыми пауками и бешеными собаками. Защищая граждан, они не причиняют вреда животным.
«Два года назад здесь было поле» О чём говорили Владимир Путин и Дмитрий Медведев со ставропольскими аграриями
Мастер приглашает в гости Как ставропольский музыкант начал делать уникальные электрогитары
Генеральная уборка Как проходит «мусорная реформа» на Ставрополье и где она буксует
Краткая история ставропольских сыщиков в уголовных делах 5 октября 100-летие отмечает, без сомнения, ведущая полицейская служба – уголовный розыск. «Победа26» рассказывает о самых интересных делах в истории подразделения. В этом материале читатель узнает о трудностях, с которыми приходилось сталкиваться сыщикам в их непростой работе, и о достигнутых успехах в раскрытии преступлений.