сб, 28 янв.
06:14
Ставрополь
-5 °С, облачно
Эксклюзивы

Человек должен мечтатьСтатья

3 сентября 2018, 14:09

Как снимают первый ставропольский фильм про супергероя

Руслан постоянно горит идеями, фантазирует и воплощает их в жизнь, а его самая большая мечта – делать хорошее кино. Несколько лет назад он снял первый вариант короткого метра про городского супергероя Stav-man, но, как потом признавался сам, получилось совсем не то, что он хотел. Поэтому, когда вначале года он объявил о перезапуске проекта, возник закономерный вопрос – смог ли он сейчас найти ту команду, которая бы его понимала? Сейчас съёмки почти закончены, пришло время пообщаться с костяком творческого объединения Zarya Film о том, как они сработались, что делали и от чего отказывались для воплощения идеи и чего ждать нам, зрителям.
На момент выхода публикации группе проекта Stav-man осталось доснять последние сцены и приступить к постпродакшну. Но черновой монтаж они делают почти сразу после съёмок, чтобы понять, что именно не получилось, как это можно исправить и, если надо переснять. Поэтому интервью проходит прямо во время рабочего процесса.
– Как пришла идея именно этого фильма?
Руслан Давронов: – Идея пришла мне ещё в школьное время: седьмой-восьмой класс. Уже на тот момент я хотел связать свою жизнь с кинематографом. И я подумал, а что, если придумать своего собственного супергероя, но супергероя русского? При этом я хотел создать атмосферу американского кино.
– Какие режиссёры тебе нравятся? В каком жанре твой герой был бы гармоничен?
Руслан Давронов: – Ну, первое, это Квентин Тарантино, потом это Джон Ву, и, наверно, Гай Ричи. А конкретно в этом фильме по жанру, наверно, что-то общее от всех них получилось. Если, допустим, говорить про Тарантино, то это диалоги, на которые я хотел равняться, а персонажи и их подача – Гай Ричи.
– Например?
Руслан Давронов: – Ну, вот, у меня есть персонаж Игорь «Белое Пятнышко». Это прототип персонажа Борис «Хрен попадаешь» из фильма «Большой куш». Мне образ понравился, и я подумал сделать что-то похожее.
– Как вообще создаётся киноперсонаж?
Руслан Давронов: – Я думаю, что у всех свой подход. Лично как я делаю. Сажусь и начинаю сам с собой разговаривать, вживаться в роль. Представляю какого-то человека перед собой с кем общается конкретно этот герой. Конечно, к этому моменту у меня уже есть какие-то наброски, каким он должен быть. Тот же самый Игорь «Белое Пятнышко», когда его прописывал, я представил, что сел за стол с ним, пил чай, беседовал, спрашивал, что ему нужно от жизни. А потом представлял, как бы он мне отвечал. Очень похожие модели работы есть и у Квентина Тарантино, и вообще многих других. Бывает я очень вживаюсь в своего персонажа и просто несколько дней хожу, разговариваю, как он, делаю такие же вещи, повадки его придумываю на ходу. То есть мне нужно сначала понять, кто мой персонаж, чтобы прописать его на бумаге.
– Сколько времени у тебя уходит на создание сценария? На этот сценарий сколько ушло?
Руслан Давронов: – Идея может прийти давно, вот мне, допустим, пришла в седьмом классе, я уже говорил. Я взял быстро взял листок и записал. И на протяжении 10 лет потом что-то добавлял. Но вообще тяжело сказать, сколько ты на это тратишь времени.
– А тот сценарий, по которому сейчас снимаешь, это уже второй? Ты же снимал до этого об этом же персонаже работу...
Руслан Давронов: – Да, были попытки, но, когда мы снимали тот вариант, у меня был уже написан этот сценарий, по которому работаем сейчас. Просто тогда пришлось написать новый, потому что знал, что ещё не получится снять, так как хочу.
– Насколько сильно та версия фильма отличается от этой?
Руслан Давронов: – Отличается просто колоссально. Это два совершенно разных фильма. Единственное, что там будет похоже, это логлайн. То есть, сюжет фильма один и тот же: главный герой сначала вёл разгульный образ жизни, потом у него нашли рак, и под влиянием этого события он решил измениться. В прошлый раз я снял фильм по другому сценарию, потому что боялся, что мы не сможем сделать как нужно, из-за недостатка опыта. Тогда у нас вообще ничего не было: ни оборудования, ни связей. В итоге и получилось то, что не понравилось.
– Ты снимаешь с той же командой? Сколько сейчас в ней людей?
Руслан Давронов: – Некоторые люди остались, но их единицы. Основной костяк, кто помогает мне сейчас, другие люди. Это Игорь Ли – он выполняет роль директора, то есть организовывает съёмки, курирует все вопросы, которые связаны со съёмками, и он же ещё и актёр, и Илья Харитонов – кастинг-директор, он отвечает за подбор актёров, следит за их работой, особенно на съёмочной площадке, помогает вживаться в роли, когда надо вдохновляет, и ещё с нами работают операторы-постановщики Юрий Подчернин и Алексей Федяков.
– У вас в команде роли жёстко распределены?
Руслан Давронов: – Ну, как сказать. Я, например, особо в актёрскую работу не лезу, есть Илья, который уже снимался в других моих фильмах, и он может подсказать сейчас другим актёрам, как лучше сыграть. При этом работа над фильмом очень командная, слаженная. И если я знаю, что я чего-то не могу, то тогда меня в этом вопросе заменяет другой человек, более компетентный. Каждый друг другу помогает, потому что у нас нет профессионалов в команде, и мы все советуемся друг с другом.
Игорь Ли: – Я бы сказал, что та команда, которая у нас руководит проектом, в ней всё гармонично распределено. Я, например, старше ребят, и вижу некоторые вещи лучше. Руслану, например, нельзя вдаваться в какие-то организационные моменты, поэтому этим занимаюсь я, у него есть творческая составляющая и он должен всецело отдаваться режиссуре, писать сценарии. Илья смотрит за игрой актёров, и мы с одной все стороны все разные по темпераменту, но при этом в чём-то похожи и цель у нас одна – сделать хороший проект, а потом, со временем, создать киностудию на Юге России. И мы к ней идём. Думаю, если хватит терпения, то мы этого добьёмся.
Илья Харитонов: – Я вообще, когда встретил Руслана, то почти сразу понял, что с этим человеком у нас схожие взгляды на жизнь. И мы начали работать вместе, получилась такая творческая вкусная каша, но всё равно чего-то не хватало. Потом к нам присоединился Игорь, и теперь к этой каше ещё и масло добавилось. И так мы все друг друга дополняем. Ещё раз убеждаюсь, что те знакомства, которые должны произойти, они происходят.
– Илья, как вы познакомились с Русланом?
Илья Харитонов: – Я как-то однажды заметил Руслана в институте. Мы с ним учились на разных факультетах и ребята с разных факультетов между собой не особо общались. Но Руслан очень сильно отличался от всех остальных, и мне стало просто интересно пообщаться с ним. Он, конечно же, рассказал мне, что делает кино, и мы с ним решили посотрудничать.
– То есть к первому «Ставмену» ты не имел никакого отношения?
Илья Харитонов: – Вообще никакого. Я даже помню, что писал в комментариях, что первая серия мне понравилась, а вторая была ужасная. Он и сам это понимал тогда. Но это были ошибки, на которых учатся. А потом уже был «Нитроглицерин», где Руслан увидел меня в одной из главных ролей. После «Нитроглицерина» мы начали с ним работать и сняли короткометражку «Сантехник», там у меня была второстепенная роль, и ещё была роль в короткометражке «Замес по-ставропольски». Очень интересный фильм, интересный жанр, хотя многие люди восприняли его не так, потому что там было очень много ненормативной лексики, и нас, как котят, всё время тыкали в это. Хотя, если взять обычного человека и просто записать количество матов в день, которое он употребляет, то выйдет также, а может даже и больше. На мой взгляд, получилось лицемерие со стороны общества. При этом, «Замес по-ставропольски», по моему мнению, сильный проект, он мне очень понравился.
У нас сейчас все проекты некоммерческие, то есть мы не платим нашим артистам, операторам и т.д. Съёмки шли два дня и второй день был не запланирован. В итоге, чтобы довести работу до конца я даже пропустил выборы председателя института, а на тот момент я там был председателем. Естественно, из-за того, что я не пришёл, меня не взяли снова. Но я не жалею. Ни капли. Потому что я понимал, что это всё и, в том числе, то образование, которое я получаю, мне не пригодится. И даже если мой дальнейший путь будет ещё сложнее, а он будет сложнее, если учесть, что я хочу чего-то добиться в этой жизни, он всё равно для меня будет интереснее. А сейчас я пробую себя в роли кастинг-директора и в роли режиссёра-постановщика на «Ставмене» и мне это очень нравится.
– Руслан немного рассказал, что ты делаешь на съёмочной площадке, можешь и ты рассказать?
Илья Харитонов: – Ну, вот допустим, мы приходим на площадку, актёры подготовились, но у них есть вопросы или в процессе съёмки что-то не так идёт, то тогда я стараюсь помочь, подсказать. Именно, как человек, который видит это со стороны. Опять-таки, так как мы непрофессионалы, у нас всё идёт через диалог, мы совместно работаем над каждой сценой, в том числе с актёрами и такими путями мы пытаемся выйти к идеалу. У нас даже случаи бывали, что мы меняли немного речь героя, чтобы актёру было комфортнее. Судя по отснятому материалу, мы только выиграли, сделав так.
– Сколько вообще у вас актёров? Как вы их подбирали?
Илья Харитонов: – Мы взяли тех людей, с которыми уже работали до этого. Потом добирали желающих по мере необходимости. В основном нам помогали ребята из Offbeats. Хочется ещё раз подчеркнуть, что никому из съёмочной группы мы не платили, и у каждого постоянно есть дела и работа, поэтому вдвойне приятно, что ребята находили время, приезжали, отыгрывали всё. Были даже случаи, когда нам после того, как отсмотрели материал, пришлось переснимать сцены и все отнеслись к этому нормально.
– Руслан, есть такое, что ты заранее представляешь какого-то человека на какую-то роль и либо сразу его приглашаешь, либо пишешь роль уже под него? Или ты предлагаешь участвовать в проекте, когда уже всё написано?
Руслан Давронов: – Конечно, когда ты пишешь сценарий, ты всегда представляешь как выглядит тот или иной герой, представляешь его образ. Но в реальности он не будет совпадать с образом именно того актёра, которого ты позовёшь. Нам повезло, и мы нашли людей, которые максимально похожи на тех героев, что я представлял.
– Ты доволен актёрским составом?
Руслан Давронов: – Да, я очень доволен. У нас снимаются просто очень активные ребята. Кто-то из них занимается общественной деятельностью, допустим наши знакомые трейсеры. Есть даже директора магазинов. В составе у нас также один профессиональный актёр, он играет антагониста.
Илья Харитонов: – Считаю, это очень важно уточнить, что у нас снимаются директора, потому что им самим это интересно. Это те люди, которым хотелось бы развиваться в каких-то других направлениях, а не только в тех, в которых они уже преуспели.
– Руслан, на стиль какого режиссёра больше похоже то, что ты сейчас делаешь, с кем ты себя больше ассоциируешь?
Руслан Давронов: – Наверно, больше со Стенли Кубриком. Но вообще, я не очень хочу себя с кем-то ассоциировать, потому что на мой взгляд, это довольно опасная штука. Я бы рассказал, но это сложно.
– Расскажи.
Руслан Давронов: – Я считаю, что всё состоит из энергии. И когда ты затрагивает чужую энергию, она начинает контактировать с твоей. Если энергия этого человека, которую ты затронул, сильнее твоей, то она начинает влиять на тебя, и это не всегда бывает положительно. И, хоть я сам не верующий, но полностью согласен со словами Иисуса Христа: «Не сотвори себе кумира». Поэтому, на мой взгляд, часто некоторые актёры после каких-то ролей серьёзных и сложных, когда они играли каких-то известных личностей, уходили в депрессию. Всё зависит от того, как можешь ты профильтровать свой организм после такой работы.
Самый основной постулат: меня не существует в этом мире. То есть, я как бы есть, есть моё тело, я воплощён как материальная субстанция. Но при этом меня нет. Чтобы было понятнее… Есть атомы, они состоят из энергии, энергия бесконечна. Точно так же бесконечен и я. Я был, есть и всегда буду. Ни начала, ни конца нет. И вы не видите меня, вижу я вас. И я – это тоже вы все, и вы – это я. Мы – единая бесконечная сущность. И все процессы, которые происходят в мире созданы «мной», то есть и тобой, и мной, и другими. И получается, что я сам формирую нужный мне мир и он подстраивается под меня полностью.
– Война и голод тоже созданы тобой?
Руслан Давронов: – Получается, что да. Но, с другой стороны, выходит, что войны нужны. Мы, надеюсь, всё же поймём, что мы не просто кусок ходячего мяса, что мы нечто большее и нам надо жить по-другому. Поэтому я и начал заниматься кино. Я долгое время думал «кто я» и «куда мне надо идти». Я пробовал и танцевать, и мог дебоширить, но в конце концов понял, что я должен создавать эту реальность, а эту реальность я создаю через кино. Именно свою.
– Как вы можете охарактеризовать друг друга?
Илья Харитонов: – Руслан – это сборище таких мыслей и идей, которые обычного человека будут пугать. Но при этом они очень интересные. И я часто с ним разделяю его позицию, если он считает, что что-то хорошо, а что-то плохо. А с Игорем мы знакомы чуть меньше, но я вижу, что на него можно положиться и будет результат.
Руслан Давронов: – Мне, если честно, сложно охарактеризовать как-то человека, мне намного проще прописать характер своего героя на бумаге. Илюха, вот, человек, как вода. Мне нравятся такие люди, которые могут везде найти способ пройти через препятствие и достичь своей цели. Он пробивной, интересный. И я тоже нашёл в нём человека, который разделяет мои взгляды на жизнь. А Игорь прошёл хорошую школу жизни и при этом не потерял интереса к чему-то новому.
Игорь Ли: – Я считаю, что нас всех объединяет то, что мы все мыслим нестандартно. Я, например, по своей натуре вообще не люблю шаблоны и рамки. Ребята тоже. Моя жизненная позиция такая – сколько живу, столько развиваюсь. Вот простой пример, огурец – это фрукт или овощ? На самом деле ни то, ни другое, это ягода. Но нас как в детстве учили, что это овощ, так все и думают. Хотя это неверно. И все думают по шаблонам и по стандартам. Это очень печально. Я очень увлекаюсь психологией и, если честно, не часто смотрю художественные фильмы. Больше люблю научные передачи или биографии известных людей.
У меня вот всего 3,5 класса образования. И потом была другая школа. Я в детстве остался один и мне с этого возраста пришлось самому выживать на улицах. Когда не стало родителей, я ошивался на вокзалах, одно время жил в цыганской семье, меня заставляли попрошайничать и сигареты продавал, чтобы купить себе что-то поесть. Одним словом, где я только не работал. Я так и не закончил ни школу, ни вуз, но и я не жалею об этом, это пустая трата времени. Потому что в школе не учат, что такое финансовая грамотность, что такое финансовая дисциплина. Зато я понял, что в человеке должен быть стержень. Это очень важно. Человек вообще может выжить в любой среде, если его туда поместить, ему придётся выживать, принимать решения, это закаляет личность. Я мог спокойно поменять место жительства, уехать в другой город, причём даже туда, где меня никто не ждал. Так что в своё время поколесил по России. В эти моменты у меня никого рядом не было, меня никто не подталкивал, и никто не поддерживал, все решения мне приходилось принимать самому. А ещё для меня важно понимать весь процесс, которым надо заниматься. Например, когда я зарабатывал ремонтом, я не делал что-то одно, я освоил полностью всё – отделку, электрику, сантехнику и т.д. Одно время работал в наружной рекламе. Но и это мне было не интересно. Я всегда хотел чего-то глобального.
Поэтому я часть себя сравниваю с губкой. Через меня всё проходит и то, что мне не нужно, оно не остаётся со мной, я, не колеблясь, это откидываю. Может быть звучит цинично, но верно. Это можно назвать богатым жизненным опытом. Два основных урока, которые я вынес. Первое: время – самый главный ресурс в нашей жизни. И второе: очень важно, важно какие люди тебя окружают.
Человек, на самом деле, способен на многое. Я подключаюсь тогда, когда есть какая-то масштабная идея у ребят, но при этом бывает блок в голове, который не даёт им принять решение на её реализацию. Тогда я аккумулирую их энергию, идеи и мы вместе ищем способы. Я им постоянно говорю о том, что человек должен мечтать. Мечты сбываются на самом деле, но только если ты делаешь какие-то шаги каждый день. Тогда у человека открываются возможности. И это всё работает на то, чтобы реализовать твою мечту ровно настолько, насколько масштабно ты мыслишь. Чем глобальнее идеи, тем больше возможностей перед нами открывается.
– Илья, а что ты можешь рассказать о себе?
Илья Харитонов: – Ну что мне рассказывать? У меня обычная жизнь. Я вот юрист по образованию, но это будет только написано на дипломе. И всё… В школе я был никем, не раскрыл себя. Не вот тем «никто», про кого говорил Русик, а просто никто. Был застенчивый, был такой пухляш… размазня. И за 4 года, а сейчас мне 20, я тут самый младший, я изменился сильно, очень сильно. И с моим мнением в команде считаются, потому что Руслану вот 24, а Игорю 42. Но эта разница в возрасте не ощущается, потому что все друг к другу уважительно относятся, все друг друга слушают и слышат.
Игорь Ли: – Да, понимаем друг друга с полуслова.
– Что произошло, что ты так поменялся? И почему пошёл на юридический?
Илья Харитонов: – Когда я закончил школу, надо было куда-то идти. А во время подготовки к экзаменам я ходил на школу вожатых. В принципе, я уже тогда понимал, что работа по специальности, там юрист, адвокат или что-то подобное, мне это не подойдёт. После того, как сдал экзамены, понял, что поступаю только на платное, причём в негосударственное учебное учреждение.
– Почему не пошёл на актёрское?
Илья Харитонов: – В тот момент, хочу напомнить, что я ещё был размазнёй. Задатки актёрские и организаторские появились, но они не были раскрыты. И вот я поступаю, но жду лишь поездки в лагерь и уезжаю. Эта поездка и послужила моментом, когда я начал меняться. Люди, которые меня знали, после неё не узнавали, но и мне не очень хотелось общаться с теми, кто знал меня вот тем, прежним человеком. В институте я начал заниматься активной общественной деятельностью, нашёл тех, кому это всё тоже было интересно. Потом я ещё два раза съездил в лагерь, раскрылся, как личность, ещё сильнее, и решил, что мне намного ближе роль ведущего мероприятий и актёрство. Всё это было очень полезно в плане того, что я научился работать с людьми и управлять коллективом. И во время этого всего познакомился с Русланом, пришёл в кино. Сейчас это более серьёзная работа, так как мы хотим связать с этим свою жизнь и относимся к этому серьёзно. При этом, зарабатываем деньги на жизнь мы, конечно же, не кино. В регионах это не прибыльно, даже не то, что не прибыльно, мы всё делаем за свой счёт
– А чем зарабатываете?
Игорь Ли: – Я зарабатываю везде, где есть возможность, опираясь на свой предыдущий опыт, а ещё осваиваю монтаж видео. Сейчас то, чем я занимаюсь, не приносит радости и удовольствия, но кушать что-то надо. При этом сейчас мы уже делаем небольшие шажки в сторону создания киностудии и думаю, что постепенно нашей работой будет кино и те проекты, которые мы задумали.
Илья Харитонов: – Тоже, как Игорь, стараюсь заработать везде, где есть возможность, конечно же, работаю ведущим, тоже начал монтировать видео. Потому что для режиссёра очень полезно знать хотя бы по чуть-чуть о каждом виде работы при создании фильма. Имею в виду, как пишутся сценарии, как делается монтаж, как звук пишется и так далее.
Руслан Давронов: – У меня заработок идёт от коммерческих съёмок – свадьбы, реклама, документалки. Раньше работал поваром в суши-баре. Этот период в жизни называю «сушизм». Работал 5 лет. Без образования. Я просто пришёл и попросил: «Научите меня». И меня научили. Так я заработал на свою первую камеру. Из-за того, что это всё затянулось так на долго я чуть-чуть отбился от своего пути, но как-то сел, подумал, что надо отмотать время назад и начинать заново. И опять вернулся к тому, с чего начал – с кино.
– Вы вообще всё своими силами делали для «Ставмена» или всё же были какие-то партнёры, спонсоры?
Руслан Давронов: – Партнёры у нас магазин одежды «Престиж», магазин «Калибр 6.03», Bucksbride – это компания, откуда наш видеограф, ещё Offbeats, «Лобстер Бар» и завод автоприцепов.
– Как их искали или они вас нашли?
Илья Харитонов: – Когда был готов сценарий, мы подумали, в чём нам нужна помощь, сели, расписали всё, что нужна одежда, нужны локации для съёмок, оружие и так далее. После этого стали искать, кому это было бы. Интересно. То есть это не блат, это не знакомства, ну, кроме ребят из Offbeats, с которыми до этого работали, но они у нас играют. А вот магазины и предприятия просто оценили нашу идею и согласились поучаствовать.
Игорь Ли: – Важно уточнить, что партнёры – это те, кто предоставил нам что-то в обмен на упоминание с нашей стороны, что они с нами сотрудничали. Но сейчас, когда часть работы уже сделана, мы ищем спонсоров, с некоторыми организациями уже идут переговоры. Потому что то, что мы отсняли, это полдела. Ещё полдела это постпродакшн.
– Что он будет в себя включать?
Руслан Давронов: – Нам осталось отснять 4 сцены и одна из них очень масштабная, на её реализацию нужны деньги. Также, когда уже будет готов чистовой монтаж, нужно будет озвучить фильм, написать под него музыку, сделать графику и цветокоррекцию.
– Как долго вообще над фильмом работали?
Игорь Ли: – Около полугода. И сейчас ещё уйдет время на завершение.
– Где можно будет увидеть ваш фильм?
Илья Харитонов: – Есть предварительная договорённость с одним из кинотеатров города, но пока не будем озвучивать, с каким именно.
Руслан Давронов: – Возможно, отправим на фестивали, но над этим ещё думаем. А так, после того как его покажут в кинотеатре, конечно, выложим в интернет.
Дарья Куличенко.