сб, 28 янв.
06:31
Ставрополь
-5 °С, облачно
Эксклюзивы

В танце все равныСтатья

20 сентября 2018, 11:30

Не стоит удивляться, если в парке или на площади вы встретите группу танцующих в парах молодых людей. Они даже не будут против, если вы присоединитесь.

Инструктор и танцовщица Алла Кущ рассказала, почему люди вдруг полюбили парные танцы, сколько в них сексуального подтекста и стоит ли идти на танцевальные вечеринки за тем, чтобы найти вторую половинку.
– Почему это называется социальными танцами?
– Ты можешь быть банкиром, художником, пенсионером, студеном, можешь весить 120 килограммов, а можешь – 40, можешь иметь растяжку или не иметь – абсолютно все равны. Эти танцы доступнее бальных, народных и любых других. Они не заточены на соревнования, медали, кубки и эстраду. Социальные танцы про другое – про общение.
– Как это общение происходит?
– Люди видят друг друга на вечеринке, в школе танцев или на открытом мероприятии, говорят друг другу «привет», могут поболтать, а потом – пойти танцевать. Партнёр или партнёрша могут пригласить даже незнакомого человека. Во время танца они успевают перекинуться парой слов и понять, приятен ли человек или нет, хочется ли с ним общаться. Таким образом расширяется круг общения.
– В Ставрополе какой-то бум социальных танцев. Это правда?
– Да, я думаю, что это общероссийская тенденция. Сейчас информация доступна через соцсети, можно увидеть всё, что хочешь, даже если не хочешь – тебе покажут. Мы и сами пытаемся на открытых мероприятиях донести как можно большему количеству людей, что это существует и доступно.
Недавно, кстати, был показан, на мой взгляд, неплохой сериал «Сальса» по Первому каналу. Со многим в фильме, правда, большая часть нашего танцевального народа не согласна. Но он позволил узнать о сальсе многим людям.
– В чём была проблема с содержанием?
– Честно говоря, сериал немного пошловат. По подаче складывается ощущение, что сальса… как бы сказать… немножко развязна. Но люди приходят на танцы не за этим.
– А за чем?
– Наверное, за обменом энергией, но не за какими-то отношениями. Ведь танцуют и замужние люди, и не состоящие в отношениях, пока муж или жена – дома. Бывает, приходят и вместе.
– Ты бы не ревновала своего молодого человека, если бы он пошёл на парные танцы один?
– Если бы я никогда не танцевала, наверное, ревновала. Ты не поймёшь, пока не поваришься в этом. Когда ты бывал на вечеринках, мастер-классах, семинарах – понимаешь, что когда танцуют парень с девушкой – это короткая история и не более того. В этом нет сексуального подтекста, лишь история под музыку, которая нравится обоим.
– Я позанудствую, но со стороны подтекст – не обязательно сексуальный, но близкий к тому – просматривается. Может быть, после фильма «Давайте потанцуем», где героиня Дженнифер Лопес говорит герою Ричарда Гира, что танец – это «вертикальное выражение горизонтального желания».
– Я тоже читала, что любой танец мужчины и женщины – обмен сексуальной энергией на низменном уровне. Он действительно происходит, иначе не будет этого «вау», но это – другое.
– А что с этой энергией? Она отфильтрована, или её сексуальный подтекст подавляется?
– Я бы сказала, что это игра, небольшой спектакль.
– Ты говоришь про сальсу, но мне знакомы ещё слова «бачата» и «кизомба», а ещё форро. Каковы границы между направлениями?
– Три первых направления существуют в любой танцевальной школе, а про форро я ничего не могу сказать, не пробовала. Кизомба пришла из Африки, сальса и бачата – с Кубы. Сальса – энергичный танец, там самое большое расстояние между партнёром и партнёршей. В бачате партнёры стоят ближе друг к другу, танец более романтичный, мелодичный. Кизомба имеет самый плотный контакт, тела партнёров в верхней части почти всё время соприкасаются. В силу своих предпочтений можно сделать тот или иной выбор, не все хотят начинать знакомство с социальными танцами с плотного контакта.
– Ты можешь назвать основные причины, по которым люди приходят танцевать?
– Есть большая категория людей, которые ведут здоровый образ жизни и любят спорт, они приходят на танцы, потому что ищут какое-то здоровое развлечение. И хоть я и сказала, что люди идут в танцы не за отношениями, но многие приходят познакомиться с девушкой или парнем.
– Они «обламываются» потом, в ходе занятий?
– Как сказать… Бывают хэппи-энды. Есть случаи, когда люди, в том числе в Ставрополе, знакомятся на социальных танцах, и это приводит к созданию семьи или длительным отношениям.
– Я не хочу тебя подловить, но как ты объяснишь, что вроде бы и не за отношениями приходят, но женятся?
– Недавно у меня состоялся разговор с одной женщиной, ей около сорока. Она рассказала, что у неё хорошая работа, должность, подчинённые боятся её из-за властности. Она приходит на танцы, чтобы чувствовать себя женственной. У неё есть муж, дети, но она чувствует, что многим женщинам в современном мире приходится быть жёсткими. На танцах они могут ощутить главенствующую роль мужчины. Каждой женщине приятно почувствовать себя слабым созданием и сильное плечо рядом.
С другой стороны, иногда на танцы приходят мужчины – стеснительные, у которых, может, не всё хорошо в делах, и толпы девушек за ними не бегают. И если они готовы тренироваться, происходят изменения. За ними выстраивается очередь из партнёрш. Мужчина, даже не привлёкший тебя внешне, если уверенно и понятно ведёт тебя в танце – вызывает непередаваемое ощущение. Танец – это возможность примерить на себя роль, в которой приятно находиться.
– А как происходит это взаимодействие в танце? Не шепотом же ведущий говорит партнёрше, что делать?
– Это импульсы. В основном, они передаются руками, но иногда и другими частями тела. Некоторые танцоры могут использовать даже локти.
– Несколько лет назад я приходил на площадь Ленина, когда там парковалась машина, включалась музыка, а люди в кругу танцевали брейк-данс и подобные танцы. Среди танцоров была и ты. А сейчас – танцы другие. Что случилось?
– Одно сменилось другим. У нас есть замечательный друг Илья Потапов – сильный тренер бальных танцев и танго. Однажды мы попросили показать нам сальсу. Мы не знали, что это такое, он провёл несколько уроков, дал нам то, что знал, а потом нам пришлось как-то самим развиваться, так как стало интересно. Мы поехали в крупные города, учились у более опытных людей и начали наращивать свой потенциал.
– В чём отличие андеграундных и социальных танцев?
– Самое основное – это парность танца. Андеграундные направления – это соло, танцор вытаскивает чувства и эмоции из музыки и из себя. В социальных танцах вас трое: ты, партнёр и музыка. Когда ты переходишь из одного в другое, это кажется диким. Сложно довериться чужому человеку.
– Можно ли объяснить переход тем, что ты повзрослела?
– Я думаю, нет. Многие, кто занимается андеграундными стилями, продолжают делать это долгие годы, иногда до пожилого возраста – это не редкость.
– У меня была теория, что в юном возрасте мы стремимся к компании, например, танцевать в кругу друзей, завоёвывая авторитет. Но затем интерес от тусовки переходит к общению в паре. В чём я не прав?
– Социальные танцы – та же тусовка. Все приходят в компанию знакомых людей. Танцуют не два человека, а, предположим, двадцать: с одним партнёром, с другим.
– Как на твою жизнь повлияли социальные танцы?
– Мне стало очень весело жить с тех пор, как я познакомилась с социальной тусовкой. Это немного другое, чем андеграундная компания. Тут всё проще. Дело в том, что у андеграунда другой подтекст.
– Доминирование и конкуренция?
– Нет. Если ты смотрел фильмы про чёрные гетто в каком-нибудь американском городе, ты знаешь, что все аспекты этой культуры направлены на то, чтобы донести до мира: «Мы тоже имеем права».
– А социальные танцы?
– Культура зародилась, когда кубинцы обучали танцам европейцев, которые приезжали к ним, а потом стали выбираться в Европу и учить там всех желающих. Это носит более лёгкий, развлекательный характер.
– Скажи, с какими партнёрами тебе нравится танцевать больше всего?
– В первую очередь, это галантные партнёры. Это приобретаемая характеристика, я уверена.
– Что нужно для занятий?
– Как минимум, сменная обувь или сменные носки для зала. Абсолютно ничего больше.
– Сколько в Ставрополе в среднем стоят занятия?
– Абонемент стоит около полутора тысяч рублей. Обычно все занимаются трижды в неделю – реже нет смысла. Есть, конечно, мышечная память, но при долгих перерывах сложно вспоминать. Стоит также заниматься дома: отрабатывать отдельные движения, пластику, шаги, скорость. Можно это делать даже без музыки, но лучше с ней. Как говорят маститые учителя, мы танцуем не себя и не партнёра, мы танцуем музыку.
Никита Пешков.
Фото: https://vk.com/kizfamily