пн, 30 янв.
23:17
Ставрополь
-1 °С, ясно
Эксклюзивы

После коронавируса. Часть 1 — психологическая

15 мая 2020, 10:33Статьи
Фото:

Делать прогнозы в эпоху перемен — дело неблагодарное. Особенно, если эти перемены носят глобальный и глубинный характер, а мы находимся в самом их начале. Ещё труднее выдержать качественный уровень этих прогнозов на фоне панических криков с одной стороны и наивного лепета о том, что вскоре мы вернёмся к прежней жизни и всё само собой наладится — с другой.

Тем не менее мы приняли вызов и подготовили серию публикаций под общим заголовком «После коронавируса», в которой мы совместно с ведущими экспертами, представляющими различные области знаний, обрисуем некоторые контуры нашего недалёкого будущего. Не претендуя на полноту описания и точность деталей, мы постараемся обозначить основные тренды современности и то, как пандемия и экономический кризис изменят жизнь России и Ставрополья.
Точка отсчёта
Для начала следует уточнить несколько важных моментов. На момент публикации этого материала Россия не достигла пика заболеваемости COVID-19, а официальные лица неоднократно подчёркивали, что ни одна из существующих моделей прогноза её развития себя не оправдала. Никто не знает, сколько из нас ещё заболеет и умрёт. Некоторые считают введённые ограничения недостаточными или, напротив, избыточными. Оценивать их эффективность можно будет лишь задним числом, когда мы преодолеем и саму пандемию, и её основные экономические последствия. На данный момент статистика показывает, что Россия «держится» лучше многих других крупных стран, а Ставропольский край неплохо смотрится на фоне большинства регионов.
Следует также учитывать вероятность того, что нынешняя пандемия — лишь первая волна и впереди нас ожидают ещё несколько всплесков заболевания, появление вакцины, выработка «общественного иммунитета».
Поэтому мы берём в качестве базового принципа тот факт, что связанный с развитием пандемии экономический кризис будет носить затяжной и глобальный характер. В этой связи мы солидарны с высказываниями европейских политиков о том, что это самый серьёзный вызов нашей цивилизации со времён Второй мировой войны. А значит, когда бы мы его ни преодолели, механического возврата к прежнему образу жизни, структуре экономики и общественным отношениям не будет. Так или иначе 2020 год станет одним из переломных в нашей истории.
С другой стороны, ни один из наших экспертов не воспринимает сложившуюся угрозу как катастрофу. Человечество сейчас как никогда сильно. Мы обладаем беспрецедентными ресурсами для успешного преодоления этой ситуации. Более того, как и все предыдущие кризисы, нынешний вскрыл много накопившихся противоречий и откровенно устаревших механизмов взаимодействия между людьми и странами. И даже если бы «нулевой пациент» не съел злополучную летучую мышь в конце прошлого года, рано или поздно прилетел бы другой «чёрный лебедь». Возможно, куда более страшный. У нас есть все шансы стать лучше и сильнее по итогам всей этой истории.
Профессор, доктор социологии Дмитрий Лушников убеждён, что какие бы перемены ни ожидали нас завтра, они не произойдут одномоментно:
«В данном случае следует говорить о последствиях кризисных явлений, пандемия коронавируса лишь обнажает и ускоряет те тренды, которые были видимы ранее. Мы выйдем после окончания карантина и не увидим нового мира, он будет формироваться и обретать свои контуры постепенно, темп изменений в различных сферах будет различаться. Как всегда, существует несколько прогнозных сценариев и пока не ясно, какой из них более вероятен. К примеру, в оптимистическом сценарии, это переход к новому технологическому укладу, продолжение иной, новой глобализации или удачная макро-регионализация, в крайне пессимистическом сценарии — новые «тёмные века», гибель постиндустриального общества, деиндустриализация и регресс. Подобные фазовые переходы в истории человечества всегда были связаны с тяжёлыми испытаниями, и мы постепенно вползаем в кризис, предшествующий данному переходу».
Но любой переход — это всё же история про «откуда-то» и «куда-то». Если нельзя предсказать всё в точности, то какие-то общие направления здесь вполне ясны. Вместе с нашими экспертами мы проследим, как последствия пандемии коронавируса отразятся на психологии людей, структуре экономики, общественных отношениях, досуге, образе жизни и других аспектах бытия как на глобальном уровне, так и применительно к нашему региону.
Наша родина — ПТСР
Клинический психолог Елена Ковальчук отмечает, что пандемия уже существенно повлияла на массовое сознание. К примеру, наблюдается рост недовольства людей, в том числе и действиями властей, причём независимо от эффективности этих действий:
«Отношение к происходящему у населения будет меняться по мере увеличения или уменьшения числа заболевших — на первый план будет выходить либо ситуация экономическая, связанная с потерей работы и т.д., либо эпидемиологическая — если число умерших от коронавируса станет расти быстрыми темпами. Тогда фокус внимания населения закономерно сместится на саму угрозу заболевания».
По её словам, в психике народа уже фиксируется, что в тяжёлый для людей момент их штрафовали, вместо того, чтобы поддержать экономически. Это находит отражение в многочисленных высказываниях людей в социальных сетях, анекдотах, песнях и прочем народном творчестве, призванном и снять собственную тревогу, и высмеять то, что народ считает несправедливым.
С другой стороны, многими эта ситуация воспринимается, напротив, как проявление высшей справедливости. Культуролог Дмитрий Пикалов отмечает, что многие стали считать коронавирус «болезнью богатых». И хотя в дальнейшем она распространилась на все слои населения, мы помним, кто разнёс её по миру:
«Нынешняя пандемия отличается от всех остальных ещё и потому, что в первую очередь угрожает правящим классам и элитам. Какой смысл был все эти годы рисковать, бороться за власть и ресурсы, если в один прекрасный день, отдыхая на элитном курорте, ты цепляешь заразу и умираешь, потому что нет лекарства и никакая самая дорогостоящая зарубежная медицина не может тебе помочь? И всех твоих ресурсов и связей хватает разве что на похороны по высшему разряду, на которые опять же никто не придёт».
Но глобальные последствия, по словам Елены Ковальчук, лежат всё же в несколько иной плоскости. Существенно вырастет число невротических расстройств, ПТСР (посттравматических стрессовых расстройств), особенно это касается мужчин трудоспособного возраста. О том, почему они труднее переносят самоизоляцию, читайте здесь. Среди пожилых граждан увеличится ипохондрия (люди будут находить у себя симптомы коронавирусной инфекции, даже когда её нет), а у молодых — тревожность и депрессия (для них это первый серьёзный кризис, а поколение у нас подрастает довольно рафинированное).
Оказавшись в режиме самоизоляции, большинство из нас вынуждены подвергать ревизии свои собственные принципы, образ жизни, семейные отношения и так далее:
«Будет происходить изменение самооценки и оценки окружающих людей. Считал себя слабым — в ситуации стресса проявил выносливость — стал относиться к себе по-другому, понял, что способен на многое. Посмотрел на отношения в семье — думал, что всё устойчиво, мы друзья и союзники, а в стрессе начались проблемы и ссоры. Всё оказалось не так хорошо, как виделось ранее. Друзья, любимые, все проверяются в таких ситуациях. В результате человек может прийти к очень глубокой переоценке самого себя и значимых для него отношений. В итоге одни семьи, сплотившиеся перед лицом угрозы, станут более ценить и уважать друг друга, станут крепче. А другие, к сожалению, могут распасться, не выдержав нагрузки. Думаю, это будет меньшая часть, но она тоже будет».