Тема дня: Главное о COVID-19 в Ставропольском крае

Карма — цветы, которые мы сажаем вокруг

04.02.2019, 18:35 Ставропольский край
Как большой буддистский тур во главе с Ламой Оле Нидалом приехал на юг России

Уже почти 30 лет буддисты Алмазного пути — представители школы Карма Кагью со всего мира — совершают зимний паломнический тур через всю Россию. Корреспондент «Победы26» составил им компанию в Краснодаре и Ставрополе.

Если с православием и исламом в России всё понятно, то про буддизм широкий обыватель чаще всего лишь «что-то слышал». В силу эрудированности кто-то знает энциклопедические основы, другие — шутки про дзен-безразличие и цитаты Далай-ламы. Есть ещё те, кто побывал в Бурятии или Калмыкии — традиционно буддистских республиках. Но мало кто представляет, что буддийские центры с начала девяностых появились практически во всех крупных городах России.

Они не похожи на объекты отправления ритуалов, там нет служителей или специального дресс-кода. Сами буддисты, несмотря на многовековые традиции своей школы, хотят видеть центры, как места встречи в дружеской обстановке для медитаций и общения. Так рекомендовал Оле Нидал — первый лама-европееец в истории.

Лама Оле родился в 1941 году в Дании. Его молодость пришлась на те самые шестидесятые, когда особенно активные духовные поиски часто приводили людей к знакомству с наркотиками. Такие эксперименты коснулись и Нидала, но окончательным результатом его исканий стало путешествие в 1968 году вместе с женой Ханной по Непалу. Там в следующем году они становятся первыми европейцами — учениками главы школы Карма Кагью Шестнадцатого Кармапы. Со временем он благословил путешественников на несение буддизма всему миру вместо многолетних ретритов в пещерах.

С тех пор Оле Нидал ездит в ежегодные лекционные туры. Зимний проходит по территории России. Вместе с сотней своих учеников с пяти континентов Лама едет по Транссибирской магистрали, стараясь посетить как можно больше центров по России.

Икея, пробки и Лама

Путешествие в Краснодар получилось словно сон во сне. Первый уровень — тревожный и нервный — это сам город с его пробками и грубым вождением, безвкусицей стеклобетона, захватившего улицы, единственная добрая беседа — с продавщицей IKEA. Подытожила это всё серая слякоть на небе и на земле. Но во всей этой суете случился второй уровень, в котором мы со спутницей пошли в Дом культуры железнодорожников, где Лама Оле проводил встречу со своими учениками, а заодно — со всеми желающими. Всех вместе собрался полный зал — весьма разношёрстная компания. Одни проехали в рамках тура немало сотен километров и прибывают на волне путешествия, а другие с удивлением смотрят на первых и пытаются понять, куда, собственно, они попали. Было ещё предостаточно пришедших вроде нас — догадывающихся, где оказались, и ожидающих, когда придёт Лама.

Вскоре он вышел на сцену, был бодр, демонстрировал ясный взгляд и светлое чувство юмора. Лекция представляла разбор какого-то древнего буддийского текста. Оле двигался от строфы к строфе с пояснениями, приправленными личным жизненным опытом и собственными мыслями.

Несмотря на то, что разбираемый текст был стар, пояснения не облачались в особую пыльную архаичность. Сами кагьюпинцы говорят, что их школа направлена на практику и применение знаний и методов в жизни вместо долгого штудирования догм. В конце концов, большинство последователей школы жили обычной мирской жизнью, работали, женились и растили детей, и хотели делать всё это с меньшим количеством страданий и большей осознанностью. Именно это незатейливое желание и привело их к буддизму.

«Люди приглашали к себе лам, а потом хватались за голову, как же теперь жить с этими новыми идеями», — сказал Лама Оле.

В конце трёхчасовой лекции Оле Нидал ответил на вопросы, а затем ещё два часа благословлял всех пожелавших принять буддийское прибежище.

Простое и ещё проще

После Краснодара тур приехал в Ставрополь. Здесь лекцию читал ученик Оле Нидала, уроженец Швеции Йоран Норлинг. На встрече ожидалось больше новичков, не сталкивавшихся раньше с буддизмом так близко. Беседа была посвящена основам: почему мы не являемся ни нашим телом, ни нашими мыслями, что такое пространство ума и что с ним делать, как, заканчиваясь, даже самые прекрасные моменты в жизни приносят нам страдание и как его можно уменьшить.

Кроме Йорина Норлинга в Ставрополь с зимним туром приехал Александр Койбагаров — президент всероссийской ассоциации буддистов Алмазного пути традиции Карма Кагью. Как атеист и учёный-естествовед, он не верил в загробную жизнь. Но он также не верил, что жизнь земная — это лишь родиться, учиться, работать, состариться и умереть. Позже учёный познакомился с буддистскими трактатами, которые воспринял, как что-то интересное, но сложное, а затем попал на лекцию к Ламе Оле и получил «разжёванный буддизм». Сейчас Койбагаров на пенсии и может посвятить себя развитию школы в России. Он охотно соглашается рассказать, что к чему, и мы решили этим воспользоваться, задав накопившиеся после Краснодарского путешествия вопросы.

В Краснодаре, как известно, сильное казачество, на Ставрополье — вообще полиэтничность. Как тут и там живёт буддизм? Не сталкивается ли он с противостоянием?

— Противодействий нет. Мы в России существуем уже тридцать лет, впервые Лама приехал в 1989 году. Тогда окружающие думали, что появилась новая религия, которая хочет вербовать своих сторонников, — отвечает Койбагаров. — Но буддизм не религия, несмотря на то что энциклопедии её так называют. Он очень непохож на авраамические верования из-за отсутствия бога-творца, высшего существа, которое следит за тем, как выполняются его законы. Буддизм больше похож на современные психотехники для людей, которые просто хотят развиваться и хотят повысить степень своей радостности, счастья и креативности.

Честно говоря, когда едешь на встречу с буддистами, ожидаешь увидеть людей в желтых одеяниях и, вероятнее всего, восточной внешности.

— Люди, которые гоняются за внешним, начнут задаваться вопросом, а точно ли это тибетский буддизм? И точно ли это — глубокий буддизм? Но Оле и наши учителя, отвечая на вопросы во время лекций, убеждают, что они знают о чём говорят.

Кстати, Будда, который вырос в индуистском обществе с жёсткими кастами, был первым демократом. Он сказал, что все люди равны, и что все могут достичь просветления, потому что у всех — одинаковый ум. С этим знанием он отправился на Юг, достиг Шри-Ланки — тогда Цейлона. После буддизм распространился на Восток — через Китай. Япония и Корея стали буддистскими. Но он пошёл и на запад, и те страны, которые сейчас являются мусульманскими, были буддисткими: Афганистан, Иран. В Киргизии и в Казахстане в скалах выбиты изображения Будд.

Если человек, который не сталкивался со школой Карма Кагью, решит узнать о ней из интернета, он увидит и критические отзывы. В них говорится, что в нынешнем виде это больше похоже на лайт-версию буддизма. Так ли это?

— Да, так говорит в том числе Кураев (российский богослов и философ — прим. ред.). Для него есть какой-то буддизм не лайт, а есть — лайт. Он даже назвал Карма Кагья Кока-Кола-Буддизм. Наш Лама на эти упрёки отвечал, что можно простые вещи объяснять сложно, и тогда человек растит свою гордость.

Но объяснения может быть недостаточно?

— Это как объяснить человеку способ накачивания мышц. Какие нужны тренировки, сколько использовать анаболиков и каких. От знания вы культуристом не станете, но это уже будет ваш выбор, использовать его или нет.

 Никита Пешков

Год 2020
20MER
Поддержка для ставропольцев В своём Послании губернатор Ставрополья Владимир Владимиров касался различных аспектов социально-политического развития региона, но красной нитью прошла мысль о том, что всё это делается для сбережения и улучшения жизни каждого человека.
Здоровое будущее Ставрополья Тема поддержки и развития здравоохранения в регионе стала ключевой в Послании губернатора Владимира Владимирова.
Село — опора Ставрополья Выступая с ежегодным Посланием, глава края подчеркнул важность сельского хозяйства и рассказал, как региональные власти помогут аграриям и простым жителям ставропольской глубинки.
Удар держим, обещания выполняем Губернатор Ставропольского края Владимир Владимиров рассказал об экономических последствиях пандемии коронавируса для региона и о перспективах роста благосостояния.
Каким будет новый «Машук»? Рассказываем о перспективах «Ставропольского Артека»
Как ставропольские производители совершенствуют свои возможности На Ставрополье уже несколько месяцев успешно реализуют национальный проект «Производительность труда и поддержка занятости». В сложной эпидемиологической ситуации многие предприятия вынуждены простаивать, сокращать оборот и продажи. На этом фоне всё больше региональных производителей учатся работать по системе бережливого производства — она помогает оптимизировать процесс, сократить издержки, выиграть время и даже мотивировать персонал.
«Бояться нужно либо до, либо после»: ставрополец Олег Скрипочка — о выходе в открытый космос Космонавт Олег Скрипочка, который недавно вернулся из своего третьего полёта, рассказал корреспонденту ставропольского информагентства «Победа26» о буднях на орбите и развеял популярные мифы.
«Еда в тюбиках — миф»: ставропольский космонавт Олег Скрипочка рассказал о жизни на МКС 17 апреля космонавт Олег Скрипочка завершил свой третий полёт. Члены экспедиции благополучно вернулись на землю и приступили к реабилитации. Корреспонденту ставропольского информагентства «Победа26» удалось расспросить земляка о подготовке и самом путешествии, а также поговорить о популярных мифах.
Планы и амбиции: кандидаты на пост мэра Ставрополя — о приоритетных задачах Городская дума решит, кто возглавит краевой центр, 11 июня. Корреспонденту «Победы26» удалось пообщаться с некоторыми претендентами и узнать, что в первую очередь они планируют сделать в новом качестве.
Кому пророчат кресло мэра Ставрополя? Приём заявок на должность главы краевой столицы завершился 25 мая. Свои кандидатуры на рассмотрение конкурсной комиссии подали 12 человек. Кто из них пройдёт отбор и займёт пост, 11 июня решит городская дума. Как оценивает претендентов общественность и какие задачи ставит — в материале «Победы26».
Когда ставропольцам не до благоустройства Аналитический центр «Рейтинг.Победа26» выяснил, на что жаловались жители региона в апреле.
Как ставропольцы хоронят древний город под мусором То место, которое современники знают как Татарское городище, было домом для людей три тысячи лет назад. Но не все современные ставропольцы относятся к нему с почтением. Сейчас вся окраина леса превратилась в большую свалку.