Тема дня: Главное о COVID-19 в Ставропольском крае

Очень большой Ставрополь

15.01.2020, 17:03 Ставропольский край
Как и зачем растёт краевая столица?

Мы, конечно, давно уже что-то подозревали, смотря на новые высотные районы, построенные среди бывших полей, стоя в утренних и вечерних пробках, да и просто гуляя по центру города. Ставрополь не просто растёт, а явно обгоняет свои официальные цифры. И вот, в конце прошлого года глава города Андрей Джатдоев, выступая на бизнес-форуме, подтвердил всё это уже вполне официально: в Ставрополе постоянно проживает не менее 520 тысяч человек. А более скромная статистика — результат технической ошибки.

Так сколько же нас?

Точнее о реальных масштабах населения краевой столицы мы узнаем уже осенью, по итогам очередной Всероссийской переписи. Но есть основания полагать, что Андрей Джатдоев ещё и поскромничал. Рекламный сервис одной из социальных сетей вообще утверждает, что в радиусе пяти километров от Ставрополя проживает свыше миллиона пользователей. Конечно, у некоторых из нас заведено по несколько аккаунтов, но с учётом младенцев, стариков и далёких от этой сферы людей выходит подозрительно много.

Но даже если реальная цифра окажется близкой к той, что озвучил глава города, она будет отражать лишь часть правды. Вернее сказать, её формальную сторону. Потому что город — это в первую очередь совокупность людей, живущих в одной местности, и созданной для них инфраструктуры. И в этом плане Ставрополь — разбросанный по довольно обширной территории мегаполис, включающий в себя десятки относительно самостоятельных населённых пунктов. Специалисты относят к нашей агломерации всё, что находится между Изобильным, селом Грачёвкой и Невинномысском. Мы можем жить в одном городе, работать в другом и отдыхать в третьем. Но даже если говорить о ядре агломерации – фактически сросшихся Ставрополе, Михайловске, Татарке, Надежде и ещё нескольких поселениях, то в совокупности здесь живёт не меньше 600-700 тысяч человек.

А в первые рабочие дни нового года был подписан План реализации Стратегии пространственного развития РФ, в котором мы фигурируем как перспективная территории опережающего развития «г. Ставрополь — г. Михайловск». К слову, в регионе таких территорий две, и вторая, естественно, объединяет города КМВ. Так что, мы можем относиться к этому по-разному, но Большой Ставрополь — это де-факто почти миллион человек с тенденцией к росту и уплотнению ядра агломерации.

Почему так происходит?

Судьба любого города неразрывно связана с судьбой той страны, в которой он находится, но куда более замысловатыми механизмами, чем принято считать. Достаточно вспомнить, как в советские времена исчезали с лица земли некогда богатые поселения, зато в совершенно невыносимых условиях Крайнего Севера строились новые промышленные центры с сотнями тысяч жителей. А, к примеру, в сходной с Россией по климату Канаде 90% населения живёт на узкой полоске вдоль южной границы.

Постсоветская история нашей страны изобилует разными сюжетами, но общий тренд вполне очевиден: в условиях экономической нестабильности люди потянулись на юг, либо в Москву и другие крупные города: чем больше, тем проще выжить. Но даже у мегаполисов всё складывается по-разному: одни стремительно развиваются, другие в лучшем случае топчутся на месте. Краснодар не знает, что делать с демографической нагрузкой, а Волгоград вряд ли останется миллионником. И когда ситуация в стране достигла пресловутой стабильности, процесс перетекания людских потоков из одних мест в другие только усилился.

Ставрополю повезло долгое время быть в стороне от этой гонки за человеческим капиталом. Мы росли в основном за счёт собственных сельских территорий и русских переселенцев с обоих склонов Кавказского хребта. Но при этом — постепенно, без больших скачков. Жители Севера и Сибири предпочитали Краснодар и Сочи: там и богаче, и ближе к морю. Зарплатами и обилием работы мы тоже не блещем. Увы, и значительную часть самых активных и амбициозных ставропольцев мы потеряли по той же причине: они уехали туда, где больше жизни во всех смыслах.

При этом причин для отъезда со временем становилось всё меньше. За последнее десятилетие в Ставрополе появилось почти всё, чему мы завидовали в более богатых городах: от сетей фастфуда и современной торгово-развлекательной инфраструктуры до благоустройства, которое ставят в пример всей стране. А ещё новая поликлиника, несколько школ и десятки детских садов — может, недостаточно, но лучше, чем в большинстве других региональных центров. В сочетании с относительно невысокой стоимостью жизни это делает город всё более привлекательным для переезда. Проблема с нехваткой работы и низкими зарплатами компенсируется тем, что всё больше народа трудится удалённо. А явная усталость Краснодара и Сочи, которым всё труднее переваривать новые потоки приезжих, вынуждают переселенцев искать альтернативы.

Одним словом, Ставрополь вполне естественно вырос из центра притяжения для жителей собственного региона в перспективное направление для переезда из самых разных уголков России и зарубежья. Вернее сказать, он только-только достиг этого и сам ещё до конца не осознаёт себя в новом статусе. Пожалуй, первой официальной заявкой на это стала прошлогодняя Студвесна стран БРИКС и ШОС. Город, о котором не все знали даже в собственной стране, заявил о себе на весь мир.

Что нам с этим делать?

Ставрополь хоть и отстал в прошлые десятилетия от некоторых соседей, сейчас вполне может считаться городом опережающего развития. Не считая застарелой проблемы с общественным транспортом, у нас всё решается быстро и с запасом. Чего стоят новые проспекты, проекты трёхуровневых развязок или огромного культурного центра. Но это не значит, что к новому статусу оказались готовы сами жители. Многие из нас привыкли к тихой провинциальной неге и не приходят в восторг от разноцветных людских толп и масштабных событий. Кто-то не верит, что город всё это потянет, а кто-то и не хочет, чтобы потянул. Новость о преодолении полумиллионного рубежа вызвала много неоднозначных реакций в социальных сетях.

Так что же нам со всем этим делать? Во-первых, расслабиться. Рост или увядание городов — естественный процесс, на который мы не особо влияем. Для того, чтобы Ставрополь вновь стал тихим и провинциальным, необходимо одно: чтобы здесь было плохо жить и люди уезжали отсюда. Вряд ли мы этого хотим.

Так что, у Ставрополя только один путь: расти и развиваться. По возможности — планомерно, с учётом ошибок того же Краснодара. С упором на качество жизни, а не красивые цифры.

Правда, официальное признание города полумиллионником всё же даёт некоторые преимущества. Мы попадаем в другой разряд городов по федеральному финансированию, на нас обратят внимание новые инвесторы (сети «АШАН», «ИКЕА», Decathlon временами меняют политику, но в любом случае им интересны только крупные города), чаще будут проводиться международные мероприятия, да и застарелые проблемы станет проще решать. Хотя бы с тем же общественным транспортом.

К слову, если внимательно прочитать Стратегию пространственного развития, то там весьма много очень интересных пунктов, так или иначе касающихся Ставрополя. Более конкретные планы появятся уже в этом году, но, похоже, из транспортного тупика мы вскоре превратимся в транзитный узел, а грядущие стройки культурных и социальных объектов затмят всё то, что уже сделано в городе.

Хотим мы того или нет, но Ставрополь — уже не тот тихий губернский городок, в котором мы родились. Он переходит в высшую лигу, и для будущих поколений его жителей это безусловно хорошо. Но, разумеется, не всех это устраивает. В любом случае, в нашем крае есть и другие города – небольшие, провинциальные, но очень зелёные и милые, которым ещё долго не угрожает стать мегаполисами. Зеленокумск, Ипатово или легендарный Благодарный с распростёртыми объятиями встретят любого, кто устал от столичной суеты и хочет простой, размеренной и предсказуемой жизни.

 

Иллюстрация: Сергей Лычак/ИА «Победа26»

Экономика впечатлений: работу мэров Минвод и Новоалександровска оценили ниже двойки Аналитический центр «Рейтинг.Победа26» провёл новое исследование настроений жителей Ставропольского края. Как и в предыдущие месяцы, населению задали единственный вопрос: «Как бы вы оценили эффективность деятельности муниципальных (местных) властей вашего района (города)?». Респонденты могли поставить своей администрации от 1 до 5 баллов.
Хрупкая и беззащитная: что осталось от советской мозаики в Ставрополе Корреспондентам «Победы26» показали артефакты исчезнувшего государства. Судьба многих из них находится под угрозой, поскольку такие произведения искусства не защищены на законодательном уровне.
Как музыкант из Ставрополя начал писать треки для Голливуда Михаил Афанасьев родился в Ставрополе. Сейчас ему 25 лет, он живёт в Москве и владеет первой в России библиотекой музыки для трейлеров. Произведения молодого человека звучали в «Годзилле 2», новом сезоне «Мира дикого Запада», в «Очень странных делах» и «Балканском рубеже».
К кому спешит скорая? Корреспондент ИА «Победа26» побывал на станции скорой помощи и разобрался, откуда берутся задержки при ожидании бригады.
Мэры в Инстаграме: Миненков наносит ответный удар В августе ставропольские градоначальники заметно активизировались в социальных сетях. Аналитический центр «Рейтинг.Победа26» подготовил исследование аккаунтов глав муниципалитетов региона в Instagram. Несмотря на разгар отпусков, многие из них дали пищу для размышлений и наглядно показали, что для открытости в общении политика с населением не бывает высоких и низких сезонов.
Школа строгого режима: как поменялся образовательный процесс в эпоху коронавируса Отмена звонков, передвижение организованными группами, запрет на традиционные перемены, регулярная проверка температуры тела и индивидуальные графики питания. Корреспондент «Победы26» пообщался с директорами ставропольских школ и узнал, как изменилась жизнь учеников и педагогов с 1 сентября.
Как ставропольские мэры справляются с напором информационных волн Медиаиндекс глав муниципалитетов региона в августе показал новые любопытные закономерности.
В ручном режиме: какую судьбу уготовили трамваям и троллейбусам на Ставрополье Муниципалитеты не сумели справиться с управлением электрическим транспортом, и тому есть ряд объективных причин. Чтобы исправить ситуацию, МУПы перейдут в собственность края. Подробности — в материале ИА «Победа26».
Губернатор Владимиров: восстановление бизнеса после пандемии – ключевая задача для власти Глава Ставрополья в интервью журналу «Производительность.рф» Федерального центра компетенций в сфере производительности труда рассказал о том, какие меры поддержки были приняты в крае в период пандемии.
Довольны или апатичны: как изменились настроения ставропольцев в июле Оценка жителями региона работы местных властей летом заметно выросла. Впрочем, не факт, что это результат работы самих администраций.
Изуродованные кислотой: как искали будённовского маньяка Лето 2017 года для жителей Будённовска запомнится надолго: в июне неизвестный совершил два нападения на несовершеннолетних девушек с разницей в несколько дней. События не остались незамеченными: мало кто из представительниц женского пола выходил в одиночку на улицу, а по переулкам и вблизи общественных мест дежурили группы активных горожан в надежде поймать злоумышленника. Преступника нашли следователи СРК. Обо всём подробно — в материале рубрики ИА «Победа26» и СУ СКР по Ставрополью «Хроники следствия».
Факты и домыслы: что писали СМИ о ставропольских мэрах в июле Очередной медиаиндекс руководителей муниципалитетов региона хорошо показал, кто из них умеет общаться с прессой.