Тема дня: Выборы-2021

«Октябрьская» революция в Ставрополе: что такое креативная экономика и как она связана со старым синематографом

03.03.2021, 15:18 Ставропольский край
Сейчас «Октябрь» внутри лишь отдаленно напоминает тот кинотеатр, которым он был. Аппараты для попкорна в разобранном виде лежат в фойе, кассы закрыты. В залах сняты кресла и оборудование, а проекционные экраны провисли. Но вскоре всё может измениться.

Большинство ставропольцев нынешние интерьеры «Октября» видеть не могут: кинотеатр закрыт уже несколько лет. Но в субботу, 27 февраля, в его стенах состоялась встреча, на которую пригласили представителей ставропольской интеллигенции: учёных, творческих деятелей, работников сферы образования и медиа.

Организаторы — Анна Багдасарова, Вадим Крюков, Лада Дубинина и Михаил Бойко — озаглавили встречу как «Февральские тезисы». Они заявили, что намерены развивать в городе креативную экономику, и предложили обсудить возможные сценарии.

Участникам показали презентацию. В ней говорится, что креативная экономика — это сектор, основанный на интеллектуальной деятельности и производстве нового продукта. Её инструментом являются знания, а ресурсом — информация.

Лада Дубинина рассказала, что целью мероприятия был обмен мнениями и налаживание контактов.

«Мы понимаем, что запрос есть, люди хотят каким-то образом во всём этом участвовать. И в субботу мы пытались понять запрос ставропольского креативного класса», — пояснила Дубинина.

Организатор отметила, что команда уже прорабатывает необходимую нормативную базу, которой нет в регионе. Также активисты намерены создать продюсерский центр, который будет продвигать проекты в сфере креативной экономики.

Ещё один план — формирование креативного кластера. На его базе смогут взаимодействовать предприниматели. Это позволит создать синергию благодаря обмену знаниями и услугами, упростит привлечение целевой аудитории и продвижение создаваемых продуктов. Всё, как в знаменитых московских «Флаконе» и «Винзаводе», работающих на закрытых промышленных предприятиях.

Креативный кластер планируется создать как раз в помещениях «Октября» и позабытого горожанами торгового комплекса «Капитал».

«Мы участвуем в программе Агентства стратегических инициатив (АСИ). Если пройдём во второй очный этап, то АСИ с их экспертной командой будут нам помогать, приезжать сюда, работать с нами целый год. Но наша задача — до сентября запуститься», — говорит Дубинина.

Это актуально?

На субботней встрече также присутствовал экономический географ, директор центра геодемографии и пространственного развития МГУ имени М.В. Ломоносова, советник ректора СКФУ Александр Панин. «Победа26» попросила его рассказать, действительно ли тема креативной экономики перспективна.

Фото Лилии Мак

 

Учёный напомнил, что ООН объявила 2021-ый Международным годом креативной экономики в целях устойчивого развития. Так признается её особая роль в создании рабочих мест, новых стартапов, сверхмалых, малых и средних предприятий, в ликвидации голода и бедности.

В это же время в России президент Владимир Путин 13 ноября 2020 года поручил правительству и АСИ разобраться с пустующими промышленными территориями в городах и продумать их использование для креативной экономики. В Администрации Президента РФ под руководством Сергея Кириенко создана рабочая группа по развитию креативных индустрий, а Минкультуры уже разработало проект концепции.

«Поэтому — да, действительно, об актуальности креативной экономики заявлено на самом высоком государственном уровне и регионам дан мощный импульс. Но региональные власти почти везде в стране довольно медленно раскачиваются, пытаясь оценить для себя политические и экономические риски. И, конечно, дело буксует», — говорит Панин.

Параллельно сотни активных городских сообществ по всей стране пытаются формировать новую повестку создания креативных пространств, объединять представителей искусства, науки, бизнеса, да и просто творческих неравнодушных людей. И это даётся им не просто, отмечает эксперт.

Как это работает

«Ещё недавно города развивались совсем по другим законам. Многие советские, да и мировые города понимались исключительно как набор промышленных и производственных функций. И как бы к ним, к этим функциям, прилагались людские ресурсы», — говорит Александр Панин.

Функциональные зоны чётко регламентировались: здесь человек живет, здесь — работает, а здесь — отдыхает. Учёный говорит, что когда производство стало покидать города, многие не могли в это поверить. Казалось, что исчезает главная суть населённого пункта, его функция.

«Я и сейчас в общении с мэрами городов слышу сожаление и отчаяние, что не удается создать промышленный парк или новое производство, которое бы изменило состояние рынка труда и уменьшило безработицу. Если из города уходит рабочий, то кто же приходит на смену? За счёт чего, а главное — кого, будут развиваться города?» — говорит Александр Панин.

На смену индустриальной пришла постиндустриальная экономика, и на сцене появился креативный класс. Панин поясняет, что термин этот — новый, но многие наверняка о нем слышали. Его в 2002 году придумал Ричард Флорида (американский экономист и социолог. — Прим. ред.). В своём исследовании он пришёл к выводу, что экономическое развитие зависит совсем не от ресурсов или технологий, а от талантливых людей. Именно они становятся основой развития городов.

Флорида довольно детально описал возможные портреты представителей этой категории: без галстуков, с серьгой в ухе, на велосипеде или самокате. Потом выводы учёного относительно креативного класса несколько раз менялись, что отразилось в его работах.

«Подчеркну, что креативные пространства сегодня — это, возможно, единственный инструмент преодоления застоя и кризиса в городах. По сути, это локомотивы, способные вытащить города из деградации. И это действительно работает? Ну конечно, и уже давно», — говорит Панин.

Учёный апеллирует к своему коллеге, географу Алексею Новикову из Habidatum (проект визуализации и анализа спонтанных данных. — Прим. ред.). Он недавно делал публикацию о том, что вклад культуры и искусства в экономику США приближается к 1 триллиону долларов. Это выручка, которую перечисляют музеи, выставки и другие предприятия. Её ежегодный рост (в среднем около 4 процентов) намного опережает темпы увеличения ВВП США.

С каждого доллара, вложенного в эту «музейную» экономику, консолидированный бюджет страны получает от 7 до 10 долларов. На 100 занятых в этом секторе приходится 70 в смежных. Отрасль креативных индустрий по оценкам ряда британских консалтинговых компаний растёт ежегодно на 14 процентов даже в условиях экономического спада последствий COVID-19.

«Вот что такое постиндустриальная экономика. И да, это работает», — говорит Александр Панин.

Волшебство наступит завтра?

Яркие показатели ещё не означают, что в российских городах один за одним, как грибы, будут расти креативные пространства. Этому препятствуют несколько факторов.

«Во-первых, это желание повторить успешные локальные кейсы без понимания местной специфики: создать в своём городе «Флакон» или «Винзавод» путем реноваций недействующих промзон. Но надо понимать — то, что работает на территории с численностью 12 миллионов человек, не будет работать в городе с численностью в 500 тысяч. И надо понимать, что города в стране очень и очень разные. Нужны уникальные подходы», — говорит учёный.

Во-вторых, по словам Панина, опасно думать о реновации промзон в условиях ветшающих городских центров: такая проблема есть и в Ставрополе.

«Понять это легко. Стоимость квартиры в историческом центре в доме конца 19 века на проспекте Карла Маркса или Октябрьской Революции меньше, чем стоимость квартиры на периферии города, в микрорайоне Перспективном. Это значит, что у исторического центра города нет высокого статуса и особой репутации. За активными фасадами удивительных по красоте исторических зданий не находятся дорогие рестораны, галереи художников, антикварные салоны. Здесь огромный дефицит в событийной повестке и разнообразных функциях», — считает Александр Панин.

Эксперт считает, что центральная часть Ставрополя могла бы быть не хуже, чем «Патрики» (район Патриарших прудов. — Прим. ред.) в Москве или Латинский квартал в Париже — классический пример уютной буржуазной улицы. Но этого пока не происходит, заключил эксперт.

Ещё один фактор, тормозящий развитие, — стремление к «хайпу» у местных сообществ в отсутствие честных городских исследований. Панин подчёркивает, что нельзя проектировать креативную экономику, не понимая город и то, как устроен его культурный ландшафт: какие здесь живут художники и музыканты, чего не хватает ученым, над чем работают программисты.

«Наша задача — сделать так, чтобы очень разные и часто не связанные между собой горожане из сферы искусства, науки, дизайна, снова стали взаимодействовать и обогащать друг друга. Нужна очень большая и кропотливая научная работа», — считает Александр Панин.

Ставропольские ростки постиндустриала

Учёный приводит ставропольский пример того, как дружба и совместные проекты художника Павла Гречишкина с ботаником и географом Василием Скрипчинским не только обогатили обоих, но и очень сильно повлияли на культурную и исследовательскую среду в городе. Появился ботанический сад, бесценная галерея художника, сотни учеников и последователей.

Всё началось с конца 50-х, когда они вместе отправляются в экспедиции, создают гербарии и подробные изображения растений, изучают ландшафты Северного Кавказа.

«Работы Павла Моисеевича резко приобретают более глубокое научное содержание, новые смыслы. В то же время Василий Васильевич получает мощную популяризацию своего дела и всего того, что ему дорого. Вместе с минеральной водой «Нарзан», курортами КМВ, настойкой «Стрижамент» и другими брендами советского Ставрополья первым секретарям, союзной элите, начинают дарить картины Гречишкина», — говорит Панин.

У Ставропольского края появляется мощная узнаваемость на уровне СССР. По словам эксперта, это недавняя история, когда дружба ученого и художника приводит к мощным синергетическим эффектам.

«Это я называю прообразом креативной среды и креативного класса», — говорит Панин.

Панин говорит, что у Ставрополья исторически мощный творческий потенциал: художники, дизайнеры, музыканты, работники IT-сферы. Кроме того, в городе несколько университетов — мест скопления молодых и активных людей. В одном только СКФУ обучаются более 20 тысяч студентов, трудятся несколько тысяч преподавателей и ученых. Но само по себе это не является гарантией, что креативная экономика вдруг заработает, говорит Панин.

«Вы не можете генерировать суперкреативный продукт, если у вас нет среды. Создание креативной среды — это не какое-то священное нечто, которое нарастёт или не нарастёт. Это ещё вопрос планирования — грамотного, тонкого, осторожного», — подчёркивает учёный.

По мнению учёного, проблема в том, что представители креативного класса — очень разные и почти не связаны между собой. Они слабо участвуют в жизни города, а город слабо участвует в их жизни. Один креативный кластер эту проблему не решит, говорит Панин.

«Речь идёт не просто о том, чтобы создать креативное пространство, создать такой, знаете ли, торговый центр из людей искусства. А настроить город и городскую среду таким образом, чтобы он получил новые смыслы и траектории развития», — пояснил учёный.

Панин отмечает, что нужно думать не только о том, как повлиять на морфологию города: построить новые дома, переложить плитку, заменить бордюры. Необходимо помнить о тех людях, которые формируют культурный ландшафт сейчас и будут делать это в будущем.

«Именно об этом мы говорили на субботней встрече в «Октябре»: невозможно будет создавать креативную экономику «с наскока», не исследовав, как сейчас работает городская среда Ставрополя и каких изменений она потребует», — говорит Александр Панин.

Учёный отмечает, что постарается помочь людям, которые занимаются развитием креативной экономики в Ставрополе.

Прямая линия с губернатором Ставропольского края Владимиром Владимировым
Большая транспортная реформа в Ставрополе началась с пяти маршрутов. К чему это приведёт Зачем понадобилось сокращать часть маршруток в Ставрополе, что будут делать частные перевозчики, которые останутся без работы? Каким будет «переход» на автобусы и сколько их нужно, чтобы покрыть трафик, — читайте в материале «Победы26».
Оживление скифов: как в Ставрополе прошёл фестиваль исторической реконструкции В Ставрополе, на главной поляне Татарского городища, прошёл фестиваль исторической реконструкции. Его участники были одеты и вооружены как скифы, которые владели этими землями тысячелетия назад. «Победа26» пыталась разобраться, зачем это нужно в мире гаджетов и машин.
Изменения в ЕГЭ-2022. Почему ставропольским школьникам будет сложно как никогда В 2022 году единый государственный экзамен пройдёт по-новому. Корректировки уже определил Федеральный институт педагогических измерений. Что поменяется, как это скажется на подготовке и оценках? Почему будущим выпускникам будет сложнее, чем всем, кто сдавал ЕГЭ раньше, — в материале «Победы26».
Ценные приветы из ХХ века: что можно купить на блошином рынке в Ставрополе Каждые выходные по утрам рядом с Центральным парком в Ставрополе коллекционеры и владельцы раритетных вещей выкладывают свои сокровища на импровизированные прилавки. Здесь есть товары на любой вкус, в том числе и действительно редкие вещи, которые могут стать необычным подарком или интересным сувениром.
Будущее ставропольских школ: как скоро ученики смогут проводить лабораторные работы с алмазами и нефтью Ставропольские учёные разрабатывают технологию, которая сможет перевернуть школьный мир — такого не делал ещё никто в России. Речь о виртуальных лабораториях, способных повысить качество образовательного процесса и облегчить работу учителям. Что будет в виртуальной реальности — в материале ИА «Победа26».
Как устроены выборы 2021 года на Ставрополье: разбор Как будут проходить выборы, где и кого будут выбирать ставропольцы, почему на голосование отведено три дня? Какие правила ввели в пунктах для голосования и что изменилось для избирателей — читайте в материале «Победы26».
На Ставрополье устанавливают всё больше вышек сотовой связи. Опасны ли они для людей — объяснили эксперты Влияют ли сотовые вышки на здоровье человека? Правда ли, что их излучение вызывает утомляемость, усталость, головокружения? Сколько станций нужно, чтобы решить проблемы со связью? На каком расстоянии от домов они должны находиться? Ответы на эти и другие вопросы — в материале «Победы26».
Пролетая над верхушкой леса: как проходят будни ставропольских парапланеристов Михаил Рыбасов говорит, что ему никогда не снятся полёты, ведь он летает наяву. «Победа26» провела один день с пилотом-инструктором и парапланеристом, чтобы узнать, как он это делает.
«Токио — город из компьютерной игры»: ставропольский легкоатлет об изнанке Паралимпиады и отношении к российским спортсменам В Токио завершились летние Паралимпийские игры 2020 года. За день до этого в Ставрополь вернулся легкоатлет Игорь Баскаков. Домой он привёз четвёртое место за метание диска и пятое — за толкание ядра в категории спортсменов с нарушениями зрения. Ставропольчанин рассказал, как прошли Игры и что его поразило больше всего.
Как молодым специалистам найти хорошую работу? Ставропольские эксперты о возможностях студентов и выпускников Как найти работу после вуза? Есть ли способы выпускнику получать зарплату наравне с опытным сотрудником? Когда лучше начинать делать карьеру? Кого готовы брать на работу крупные ставропольские компании? Учащихся каких специальностей нанимают ещё со студенческой скамьи? Во всех этих вопросах разбиралась «Победа26».
Какой будет осень 2021 года: прогноз ставропольских экспертов Ожидается ли в этом сезоне много дождей? Когда доставать пальто и сапоги? Грозят ли краю какие-либо погодные аномалии? Можно ли сделать точный прогноз на все три месяца? Как предсказывали погоду в старину? Об этом — в материале ИА «Победа26».
Электросамокаты и велосипеды — транспорт будущего или проблема для Ставрополя? Законны ли ограничения скорости для двухколёсного транспорта? Кто больше страдает — водители или пешеходы? Какие травмы чаще всего случаются после происшествий с электросамокатами и велосипедами и как можно обезопасить всех участников движения — читайте в материале «Победы26».