Тема дня: Главное о COVID-19 в Ставропольском крае

«Октябрьская» революция в Ставрополе: что такое креативная экономика и как она связана со старым синематографом

03.03.2021, 15:18 Ставропольский край
Сейчас «Октябрь» внутри лишь отдаленно напоминает тот кинотеатр, которым он был. Аппараты для попкорна в разобранном виде лежат в фойе, кассы закрыты. В залах сняты кресла и оборудование, а проекционные экраны провисли. Но вскоре всё может измениться.

Большинство ставропольцев нынешние интерьеры «Октября» видеть не могут: кинотеатр закрыт уже несколько лет. Но в субботу, 27 февраля, в его стенах состоялась встреча, на которую пригласили представителей ставропольской интеллигенции: учёных, творческих деятелей, работников сферы образования и медиа.

Организаторы — Анна Багдасарова, Вадим Крюков, Лада Дубинина и Михаил Бойко — озаглавили встречу как «Февральские тезисы». Они заявили, что намерены развивать в городе креативную экономику, и предложили обсудить возможные сценарии.

Участникам показали презентацию. В ней говорится, что креативная экономика — это сектор, основанный на интеллектуальной деятельности и производстве нового продукта. Её инструментом являются знания, а ресурсом — информация.

Лада Дубинина рассказала, что целью мероприятия был обмен мнениями и налаживание контактов.

«Мы понимаем, что запрос есть, люди хотят каким-то образом во всём этом участвовать. И в субботу мы пытались понять запрос ставропольского креативного класса», — пояснила Дубинина.

Организатор отметила, что команда уже прорабатывает необходимую нормативную базу, которой нет в регионе. Также активисты намерены создать продюсерский центр, который будет продвигать проекты в сфере креативной экономики.

Ещё один план — формирование креативного кластера. На его базе смогут взаимодействовать предприниматели. Это позволит создать синергию благодаря обмену знаниями и услугами, упростит привлечение целевой аудитории и продвижение создаваемых продуктов. Всё, как в знаменитых московских «Флаконе» и «Винзаводе», работающих на закрытых промышленных предприятиях.

Креативный кластер планируется создать как раз в помещениях «Октября» и позабытого горожанами торгового комплекса «Капитал».

«Мы участвуем в программе Агентства стратегических инициатив (АСИ). Если пройдём во второй очный этап, то АСИ с их экспертной командой будут нам помогать, приезжать сюда, работать с нами целый год. Но наша задача — до сентября запуститься», — говорит Дубинина.

Это актуально?

На субботней встрече также присутствовал экономический географ, директор центра геодемографии и пространственного развития МГУ имени М.В. Ломоносова, советник ректора СКФУ Александр Панин. «Победа26» попросила его рассказать, действительно ли тема креативной экономики перспективна.

Фото Лилии Мак

 

Учёный напомнил, что ООН объявила 2021-ый Международным годом креативной экономики в целях устойчивого развития. Так признается её особая роль в создании рабочих мест, новых стартапов, сверхмалых, малых и средних предприятий, в ликвидации голода и бедности.

В это же время в России президент Владимир Путин 13 ноября 2020 года поручил правительству и АСИ разобраться с пустующими промышленными территориями в городах и продумать их использование для креативной экономики. В Администрации Президента РФ под руководством Сергея Кириенко создана рабочая группа по развитию креативных индустрий, а Минкультуры уже разработало проект концепции.

«Поэтому — да, действительно, об актуальности креативной экономики заявлено на самом высоком государственном уровне и регионам дан мощный импульс. Но региональные власти почти везде в стране довольно медленно раскачиваются, пытаясь оценить для себя политические и экономические риски. И, конечно, дело буксует», — говорит Панин.

Параллельно сотни активных городских сообществ по всей стране пытаются формировать новую повестку создания креативных пространств, объединять представителей искусства, науки, бизнеса, да и просто творческих неравнодушных людей. И это даётся им не просто, отмечает эксперт.

Как это работает

«Ещё недавно города развивались совсем по другим законам. Многие советские, да и мировые города понимались исключительно как набор промышленных и производственных функций. И как бы к ним, к этим функциям, прилагались людские ресурсы», — говорит Александр Панин.

Функциональные зоны чётко регламентировались: здесь человек живет, здесь — работает, а здесь — отдыхает. Учёный говорит, что когда производство стало покидать города, многие не могли в это поверить. Казалось, что исчезает главная суть населённого пункта, его функция.

«Я и сейчас в общении с мэрами городов слышу сожаление и отчаяние, что не удается создать промышленный парк или новое производство, которое бы изменило состояние рынка труда и уменьшило безработицу. Если из города уходит рабочий, то кто же приходит на смену? За счёт чего, а главное — кого, будут развиваться города?» — говорит Александр Панин.

На смену индустриальной пришла постиндустриальная экономика, и на сцене появился креативный класс. Панин поясняет, что термин этот — новый, но многие наверняка о нем слышали. Его в 2002 году придумал Ричард Флорида (американский экономист и социолог. — Прим. ред.). В своём исследовании он пришёл к выводу, что экономическое развитие зависит совсем не от ресурсов или технологий, а от талантливых людей. Именно они становятся основой развития городов.

Флорида довольно детально описал возможные портреты представителей этой категории: без галстуков, с серьгой в ухе, на велосипеде или самокате. Потом выводы учёного относительно креативного класса несколько раз менялись, что отразилось в его работах.

«Подчеркну, что креативные пространства сегодня — это, возможно, единственный инструмент преодоления застоя и кризиса в городах. По сути, это локомотивы, способные вытащить города из деградации. И это действительно работает? Ну конечно, и уже давно», — говорит Панин.

Учёный апеллирует к своему коллеге, географу Алексею Новикову из Habidatum (проект визуализации и анализа спонтанных данных. — Прим. ред.). Он недавно делал публикацию о том, что вклад культуры и искусства в экономику США приближается к 1 триллиону долларов. Это выручка, которую перечисляют музеи, выставки и другие предприятия. Её ежегодный рост (в среднем около 4 процентов) намного опережает темпы увеличения ВВП США.

С каждого доллара, вложенного в эту «музейную» экономику, консолидированный бюджет страны получает от 7 до 10 долларов. На 100 занятых в этом секторе приходится 70 в смежных. Отрасль креативных индустрий по оценкам ряда британских консалтинговых компаний растёт ежегодно на 14 процентов даже в условиях экономического спада последствий COVID-19.

«Вот что такое постиндустриальная экономика. И да, это работает», — говорит Александр Панин.

Волшебство наступит завтра?

Яркие показатели ещё не означают, что в российских городах один за одним, как грибы, будут расти креативные пространства. Этому препятствуют несколько факторов.

«Во-первых, это желание повторить успешные локальные кейсы без понимания местной специфики: создать в своём городе «Флакон» или «Винзавод» путем реноваций недействующих промзон. Но надо понимать — то, что работает на территории с численностью 12 миллионов человек, не будет работать в городе с численностью в 500 тысяч. И надо понимать, что города в стране очень и очень разные. Нужны уникальные подходы», — говорит учёный.

Во-вторых, по словам Панина, опасно думать о реновации промзон в условиях ветшающих городских центров: такая проблема есть и в Ставрополе.

«Понять это легко. Стоимость квартиры в историческом центре в доме конца 19 века на проспекте Карла Маркса или Октябрьской Революции меньше, чем стоимость квартиры на периферии города, в микрорайоне Перспективном. Это значит, что у исторического центра города нет высокого статуса и особой репутации. За активными фасадами удивительных по красоте исторических зданий не находятся дорогие рестораны, галереи художников, антикварные салоны. Здесь огромный дефицит в событийной повестке и разнообразных функциях», — считает Александр Панин.

Эксперт считает, что центральная часть Ставрополя могла бы быть не хуже, чем «Патрики» (район Патриарших прудов. — Прим. ред.) в Москве или Латинский квартал в Париже — классический пример уютной буржуазной улицы. Но этого пока не происходит, заключил эксперт.

Ещё один фактор, тормозящий развитие, — стремление к «хайпу» у местных сообществ в отсутствие честных городских исследований. Панин подчёркивает, что нельзя проектировать креативную экономику, не понимая город и то, как устроен его культурный ландшафт: какие здесь живут художники и музыканты, чего не хватает ученым, над чем работают программисты.

«Наша задача — сделать так, чтобы очень разные и часто не связанные между собой горожане из сферы искусства, науки, дизайна, снова стали взаимодействовать и обогащать друг друга. Нужна очень большая и кропотливая научная работа», — считает Александр Панин.

Ставропольские ростки постиндустриала

Учёный приводит ставропольский пример того, как дружба и совместные проекты художника Павла Гречишкина с ботаником и географом Василием Скрипчинским не только обогатили обоих, но и очень сильно повлияли на культурную и исследовательскую среду в городе. Появился ботанический сад, бесценная галерея художника, сотни учеников и последователей.

Всё началось с конца 50-х, когда они вместе отправляются в экспедиции, создают гербарии и подробные изображения растений, изучают ландшафты Северного Кавказа.

«Работы Павла Моисеевича резко приобретают более глубокое научное содержание, новые смыслы. В то же время Василий Васильевич получает мощную популяризацию своего дела и всего того, что ему дорого. Вместе с минеральной водой «Нарзан», курортами КМВ, настойкой «Стрижамент» и другими брендами советского Ставрополья первым секретарям, союзной элите, начинают дарить картины Гречишкина», — говорит Панин.

У Ставропольского края появляется мощная узнаваемость на уровне СССР. По словам эксперта, это недавняя история, когда дружба ученого и художника приводит к мощным синергетическим эффектам.

«Это я называю прообразом креативной среды и креативного класса», — говорит Панин.

Панин говорит, что у Ставрополья исторически мощный творческий потенциал: художники, дизайнеры, музыканты, работники IT-сферы. Кроме того, в городе несколько университетов — мест скопления молодых и активных людей. В одном только СКФУ обучаются более 20 тысяч студентов, трудятся несколько тысяч преподавателей и ученых. Но само по себе это не является гарантией, что креативная экономика вдруг заработает, говорит Панин.

«Вы не можете генерировать суперкреативный продукт, если у вас нет среды. Создание креативной среды — это не какое-то священное нечто, которое нарастёт или не нарастёт. Это ещё вопрос планирования — грамотного, тонкого, осторожного», — подчёркивает учёный.

По мнению учёного, проблема в том, что представители креативного класса — очень разные и почти не связаны между собой. Они слабо участвуют в жизни города, а город слабо участвует в их жизни. Один креативный кластер эту проблему не решит, говорит Панин.

«Речь идёт не просто о том, чтобы создать креативное пространство, создать такой, знаете ли, торговый центр из людей искусства. А настроить город и городскую среду таким образом, чтобы он получил новые смыслы и траектории развития», — пояснил учёный.

Панин отмечает, что нужно думать не только о том, как повлиять на морфологию города: построить новые дома, переложить плитку, заменить бордюры. Необходимо помнить о тех людях, которые формируют культурный ландшафт сейчас и будут делать это в будущем.

«Именно об этом мы говорили на субботней встрече в «Октябре»: невозможно будет создавать креативную экономику «с наскока», не исследовав, как сейчас работает городская среда Ставрополя и каких изменений она потребует», — говорит Александр Панин.

Учёный отмечает, что постарается помочь людям, которые занимаются развитием креативной экономики в Ставрополе.

От КМВ и до Ставрополя — туризм получит новые точки роста на карте края Новым министром туризма и оздоровительных курортов Ставропольского края стал Кирилл Владимирович Реут. Он рассказал «Победе26», какие задачи в первую очередь намерен решать на посту.
Рецепт доверия: чем ставропольские мэры интересны своим подписчикам в инстаграме Руководители городов и округов региона уделяют разное внимание работе в Instagram. В мае они показали довольно слабую динамику, но разнообразие инфоповодов и стратегий ведения страниц.
Опробовано на себе: семь мифов о Севастополе, которые разрушил ставрополец Неразвитая инфраструктура, отсутствие сервиса, дорогие продукты и жильё, дальняя дорога — как правило, именно эти аргументы останавливают многих от поездки в Крым. Так ли это на самом деле — в материале ИА «Победа26».
Илон Маск и фора Голландии: как и почему изменился рейтинг медийности ставропольских мэров Несмотря на долгие праздники и старт шашлычного сезона, майский медиаиндекс оказался куда более щедрым на интересные кейсы. Одни градоначальники показали образцовую работу со СМИ, другие погрязли в скандалах, а третьим помогли громкие происшествия.
Сотрясение, сломанная нога и перелёт с душком: ставропольцы поделились самыми трешовыми историями с отдыха Пока одни пакуют чемоданы перед поездкой к морю, другим остаётся только вспоминать о времени, проведённом в отпуске. На этой ноте ИА «Победа26» подготовило подборку самых неоднозначных ситуаций, которые происходили с жителями края на отдыхе.
Каникулы «ковидного» режима. На Ставрополье детские лагеря открываются после пандемии В 2020-ом детские лагеря работали в онлайн-режиме, а в этом — в очном, но с ограничениями. Почему родителям будут запрещены визиты и по какой причине ребёнка не примут обратно, если забрать его в разгар смены. О новых правилах отдыха в летних лагерях читайте в материале ИА «Победа26».
Три или одна? Сколько девушек под веществами замешаны в скандальных роликах из Благодарного В начале июня 2021 года видеоролик о 16-летней студентке колледжа из Благодарного, которая была под действием наркотиков, облетел весь интернет. Что произошло, где она сейчас и как себя чувствует — в материале совместного проекта СУ СКР по Ставрополью и «Победы26» — «Хроники следствия».
Новая жизнь началась, но не как я хотела: история 20-летней ставропольчанки с онкологией в 4 стадии Насте Севрюковой 20 лет, ей поставили страшный диагноз больше года назад. Ставропольчанка решила доказать, что с раком в IV стадии можно полноценно жить. Она стала инста-блогером с 23 тысячами подписчиков и мечтает о семье и детях.
Дяди Стёпы — верховые: как живёт единственное на Ставрополье кавалерийское подразделение полиции Площадь Кисловодского национального парка — почти 966 гектаров. Как осуществлять охрану порядка на такой территории? Пеших патрулей нужно слишком много, а автомобили там не к месту. Но идеальное решение уже проверено временем — это конная полиция.
Кто виноват в детской агрессии? Ставропольские эксперты о том, как не допустить беды Психологи считают, что замкнутость, агрессия, необщительность ребёнка «растут» из отношений в семье. Отсутствие доверия к родителям и учителям, сверстникам часто приводит к печальным последствиям. Как защитить несовершеннолетнего от опасностей в коллективе, к кому обратиться за помощью или с кого спрашивать в случае происшествия — в материале «Победы26».
Война — это громко. Битву за Кавказ разыграли по ролям Фестиваль военной реконструкции «Битва за Кавказ» прогремел артиллерийскими взрывами и ружейными залпами прямо у границ города Лермонтов. Реалистичность сражения оценило ИА «Победа26».
К чему знакам зодиака следует готовиться в первый месяц лета: прогноз ставропольского астролога Как может сложиться личная жизнь Раков? Стоит ли Львам делать фиолетовый ирокез? Нужно ли Скорпионам бояться Урана? Ответы на эти и многие другие вопросы — в материале «Победы26».