Тема дня: Главное о COVID-19 в Ставропольском крае

Сельский Анискин: из ветеринаров — в участковые

24.05.2019, 18:14 Ставропольский край
«Дядя Вова, мы больше не будем!» — так искренне обещают хулиганистые сельские мальчишки, когда старший участковый уполномоченный полиции отдела МВД России по Кочубеевскому району майор Бурда грозит им пальцем.

«Мотаются, как черти, на своих скутерах и мотоциклах по улицам, того и гляди, собьют кого-нибудь», — объясняет страж порядка. Молодёжь зовёт его дядей Вовой, а население постарше — Николаичем. Свой он, надёжный и справедливый, потому и уважают по-настоящему. 26 мая исполнится четверть века, как Владимир Николаевич служит участковым.

Схватка в лесу

— Мусорок, иди сюда, я сейчас твои кишки на перо намотаю! — развернулся здоровенный детина, держа в правой руке нож.

Участковый Владимир Бурда преследовал его около получаса. Вечером приехал по вызову на домашний скандал в посёлке Прогресс. Банальный мелкий семейный конфликт. Пьяный буян сидел на ступеньках крыльца и ножом стругал палку. На стук открываемой калитки в дверях дома появилась жена дебошира с разбитым в кровь лицом. Войти во двор милиционер не смог — его встретила гулким лаем огромная кавказская овчарка, рванувшаяся к гостю.

— Что случилось? — крикнул Владимир женщине через редкий забор.

— Да он меня чуть тяпкой не зарубил, — зашлась в рыданьях хозяйка.

Участковый попросил скандалиста подойти поговорить и шире отворил калитку. Но тот неожиданно вскочил и пустился наутёк через огород. Владимиру пришлось бегом обогнуть соседские дома, преодолеть пустырь, и только в лесу он нагнал селянина.

— Я вначале хотел применить оружие, — признаётся Владимир Николаевич. — Закон позволял: была реальная угроза жизни сотруднику правоохранительных органов при исполнении служебных обязанностей. Но что-то удержало меня от этого шага. Подумал: ну проспится, опомнится. Человек же. Ещё понадеялся на свою физическую подготовку. А пока размышлял, он кинулся на меня. Если бы не отвёл удар, лезвие попало бы мне в почку, а так — в ногу. Скрутил негодяя уже на земле. Правда, во время борьбы он ещё и сам себя пырнул в живот. Случайно. Пришлось не только себе помощь оказывать, но и задержанному. Кое-как дотащил до посёлка.

Уже дома Владимир Николаевич приобнял супругу, улыбнулся и, как только мог бодро, сказал:

— Ну, жена, зашивай мне брюки! Ногу зашивать не надо, с ней уже хирург поработал.

Лариса Ивановна заплакала и снова в который раз стала настаивать на том, чтобы муж ушёл с опасной службы.

Из ветеринаров — в участковые

Он не собирался становиться сельским Анискиным. Дипломированный ветеринар, окончивший ставропольский сельхозинститут и проработавший два года в совхозе «Усть-Невинский» Кочубеевского района. Но тут грянул развал Советского Союза и сельского хозяйства. В совхозе молодого и энергичного Владимира Бурду сократили. С высшим образованием он оказался не у дел и места по специальности не нашёл. А ведь потомственный ветеринар! И отец, и дед посвятили жизни этой профессии. Поискал удачу в другом совхозе — «Междуреченском», но директор тамошний Алексей Рябко тоже отказал. Однако тут же предложил вариант: а что, если пойти в милицию? Там образованные ребята ох как нужны! И дал рекомендацию.

Жить на что-то надо было, тем более Владимир уже был женат и растил маленькую дочку. Кроме того, всегда мечтал о военной службе. Даже на «срочке» в войсках ПВО подумывал остаться по контракту. Например, военным врачом.

По-доброму встретил его в Кочубеевском райотделе начальник — полковник и большой души человек Виктор Калюжный. С его лёгкой руки стал Владимир Николаевич участковым, пройдя подготовку в школе МВД. В правоохранительные органы лейтенант Бурда пришёл в лихие 90-е. Так что учиться новой профессии пришлось прямо со старта.

 Перепрограммирование сознания

Первый вызов — и сразу шок. Тогда ещё стажёр Бурда выехал на самоубийство. Новичок работал на месте происшествия вместе со следственно-оперативной группой и обратил внимание на какой-то предмет, лежащий на земле. Черепушка, что ли?

— В середине 90-х в Кочубеевском районе орудовали банды, особенно процветало скотокрадство, — вспоминает Владимир Николаевич.

Так, однажды Владимир Бурда и его напарник вышли на след скотокрадов, которые украли у бабушки корову. У воров была серьёзная фора во времени — около пяти часов. Участковые на уазике проехали уже с полсотни километров, но возле моста через Кубань потеряли след. И вдруг увидели, как стоит на обочине КамАЗ и в него загружают бурёнку. Четырёх преступников задержали. Двое из них оказались местные, наводчики, а двое — городские, из Невинномысска, сбытчики.

Когда сотрудники уголовного розыска стали «раскручивать» задержанных, то выяснили, что на самом деле группа была куда больше (организаторы, исполнители, пособники) и многопрофильней. Бандиты занимались всем подряд: скотокрадством, квартирными кражами — всего 54 эпизода! Возрастной состав молодой — от 18 до 20 лет. Суд всем воздал по заслугам. А один из осуждённых в середине 90-х уже отсидел и живёт в Новой деревне. Владимир Николаевич до сих пор продолжает с ним профилактические беседы.

 Тёща-убийца

 Помимо пьяных семейных разборок лепту в криминальные сводки района внесла и ревность. В 2005-м в селе Новая деревня в благополучной и состоятельной семье произошло убийство. Супружеская чета собиралась разводиться, точнее, крепкий хозяйственный муж решил уйти от своей надоевшей половины.

 Но супруга решила — не бывать разводу. Ночью она спустилась со второго этажа их дома, пробралась в комнату, где на диване спал супруг, и изрубила его топором. Потом вошла в спальню дочери и зятя, разбудила парня: «Если ты мне не поможешь избавиться от трупа, то ляжешь рядом с ним!». Вид окровавленного топора и нешуточное намерение тёщи заставили зятя испугаться за себя и семью — рядом молодая жена и в детской кроватке сладко сопит маленькая дочь. Парень вместе с женщиной-убийцей вывез тело в багажнике легковушки на берег реки и там закопал.

 Женщина до последнего отрицала свою вину. Вплоть до того, как следователь и оперативники вывезли её на берег реки и стали раскапывать «могилу». Как только появились первые фрагменты тела, «железная леди» призналась. Дали ей 12 лет колонии, но вышла раньше по УДО и два года отмечалась у участкового. Живёт в том же доме.

 

Полицейская удача

— Чтобы участковому доверяли, надо вызывать у людей душевное расположение к себе, — объясняет тонкости работы Владимир Бурда. — Как? Очень просто: надо быть честным, обязательным и ответственным. Сказал — сделаю, надо сделать, пообещал приехать — надо приехать вовремя, сказал — помогу, разбейся, а помоги! Посоветуй, растолкуй юридические нюансы. Тогда тебе будут верить и делиться информацией, ведь жители всего участка — это наши доверенные лица.

Как-то ночью такое доверенное лицо позвонило на мобильник майора и сообщило, что неизвестные бьют стёкла в доме ветерана. Участковый сел в служебную «Ниву» и стал объезжать улицы.

— Вижу, по дороге идут трое молодых ребят, — рассказывает Владимир Бурда. — Я их задерживаю, досматриваю. Не местные, из соседней республики. Спрашиваю: что здесь делаете? Отвечают: гуляем. Сажаю их в специальную клетку в машине. По пути заехал к дочери ветерана, чтобы попасть в его дом. Зашли с ней и ужаснулись: мужчина лежит на кровати с разбитой головой. Вызвал скорую, но по пути в больницу ветеран скончался. При досмотре нашёл у незнакомцев похищенные ими у пенсионера ордена. Двое из пацанов — несовершеннолетние, а главарь к тому времени был уже неоднократно судим.

 Случай был резонансным и подробно освещался в СМИ. Владимира Николаевича отметили на высоком милицейском уровне. Но если бы преступников не задержали, кто знает, сколько людей ещё могли пострадать?

 Новая династия

 В его административный участок входят 10 населённых пунктов с общей численностью около восьми тысяч человек. Самый крупный — село Новая деревня. На территории работают двое участковых, второй — воспитанник Владимира Николаевича. Уже третий год в напарниках у опытного майора. А всего за четверть века Бурда был наставником у 10 лейтенантов.

 Учит Владимир Бурда свою молодую смену не только премудростям участкового дела, но и моральным принципам. Как он говорит, никогда нельзя поступаться честностью и принципиальностью. Не раз ему предлагали порешать проблемы «особым образом». Соглашался: порешаем, но в рамках закона. Просители злились, уходя ни с чем.

 — Здесь силён личный пример, — уверен майор. — Вот меня так отец воспитал, Николай Никитович. Всегда был принципиален и отстаивал свою правоту.

 Сила личного примера вдохновила старшую дочь Владимира Бурды Валерию стать сотрудником полиции. Зять Артём — тоже участковый, лейтенант. Так что прежняя династия ветеринаров трансформировалась в династию полицейских.

 Главной поддержкой для Владимира Бурды по-прежнему остаётся любимая «майорша». Так он в шутку называет супругу Ларису Ивановну. Без неё трудно пришлось бы стражу порядка. А ведь в первые годы супружества не раз грозилась подать на развод: «Зачем ты нужен, если работа у тебя на первом месте?!» Но всегда ждала с этой работы. Очередной телефонный звонок поднимает участкового с постели, и он отправляется на происшествие. И Лариса Ивановна не заснёт и не успокоится, пока муж домой не вернётся живой и здоровый.

 

Текст: Игорь Ильинов

 Фото: личный архив Владимира Бурда, Игорь Ильинов

 Иллюстрации: Сергей Лычак

Пандемия повлияла на число жалоб ставропольцев в соцсетях. Оно падает несколько месяцев подряд Мониторинг системы «Инцидент-менеджмент» показал, что в сентябре претензионная активность в регионе вновь снизилась.
Мэры-блогеры на драйве: как главы муниципалитетов Ставрополья выжимают максимум из Instagram В сентябре активность руководителей муниципалитетов Ставрополья в социальных сетях резко выросла. Что стало тому причиной — в материале ИА «Победа26».
Подборка самых частых афер в интернете: как обманывают ставропольцев Как не попасться на удочку мошенников и сохранить деньги, рассказали в управлении МВД России по Ставрополю.
Климат на Ставрополье меняется. Учёные назвали два возможных сценария Что происходит с погодой в Ставропольском крае, откуда берутся неблагоприятные природные явления и при чём здесь глобальное потепление — в материале «Победы26».
Сержанты победили смотрящих: репортаж из ставропольской спецшколы Как «разведка боем» переросла в метод перевоспитания трудных подростков.
Как раскрыть убийство? Подробный разбор от ставропольского криминалиста Можно ли совершить тяжкое преступление и скрыться, не оставить следов? Оказывается, да. Есть единственный способ, которым с ИА «Победа26» поделился следователь отдела криминалистики СУ СКР по Ставрополью Владимир Ребиков.
Откуда взялись проблемы в пятигорском роддоме, перепрофилированном под ковид-госпиталь С октября родильный дом Пятигорска вместо рожениц принимает больных коронавирусом пациентов. Такое решение продиктовано наличием кислородных точек в учреждении. В основном персонал с пониманием отнёсся к ситуации, но акушеры отказались работать в новых условиях. Урегулировать конфликт пришлось краевому минздраву, поскольку главврач ушёл в отпуск.
Лекарство от фашизма В Ставропольской краевой психиатрической больнице презентовали «Книгу памяти». Во время мероприятия участникам рассказали о судьбе самого учреждения и его пациентов в период гитлеровской оккупации.
Ставрополье выпало из информационной повестки: почему мэры стали неинтересны Медиарейтинг руководителей муниципалитетов региона в сентябре показал заметное падение. Даже наиболее популярные у средств массовой информации мэры реже фигурировали в публикациях федеральных изданий. Что стало тому причиной — в материале ИА «Победа26».
Сорвать «Эдельвейс» любой ценой 442 дня непрерывных боёв, огромный фронт длиной 1000 и глубиной 800 километров, миллион погибших советских солдат. Таков масштаб Битвы за Кавказ, где решался исход всей Второй мировой войны.
Ставрополье превращается в пустыню. Кто виноват и что делать? Засуха подпортила ставропольские урожаи, высушила ряд водоёмов и устроила невиданные пылевые бури. Какой ущерб понёс регион, и можно ли предотвратить подобные ситуации в будущем - в материале ИА «Победа26».
«Русиш Невинка»: битва за Кавказ глазами сельской девочки Екатерина Николаевна Маслакова умерла в 2018 году. Она пережила Великую Отечественную войну и оккупацию, но не сражалась на фронтах. Даже удостоверение труженицы тыла так и не получила, хотя имела право. Она была простой сельской девочкой, которую лишили детства.