Тема дня: На модернизацию Лермонтовского ГМЗ заложено 500 миллионов рублей

Генеральная уборка

05.10.2018, 16:28 Ставропольский край
Как проходит «мусорная реформа» на Ставрополье и где она буксует

Цивилизованные страны отличаются от недоразвитых во многом: это и прозрачность законов, и политическая стабильность, и мощная экономика. Но на бытовом уровне первое, что бросается в глаза — чистота. По сути, неважно, какую статистику рисуют власти, если на улицах не убрано, обочины дорог превращены в бесконечные свалки, а у жителей нет элементарной культуры «убрать за собой».

Потому что мы пилоты

В России эта проблема долгое время не то чтобы совсем не решалась, но в значительной степени откладывалась на потом: приходилось латать другие дыры. Всерьёз за неё взялись несколько лет назад, когда стихийные свалки стали представлять реальную угрозу, а сохранение сложившейся системы утилизации мусора начало всё больше походить на мину замедленного действия. Президент страны Владимир Путин назвал ужасающие цифры: Россия производит в год 70 миллионов тонн отходов, выявлено порядка 22 тысяч свалок. Он и инициировал пресловутую «мусорную реформу», которую всё чаще называют революцией. Причём особую ответственность он возложил на регионы:

«От региональной власти, от губернаторов очень многое будет зависеть в эффективности решения этой проблемы», — сказал президент.

Ставропольский край, как это часто случается, стал пилотным регионом по отработке новых механизмов работы с бытовым мусором. С начала 2018 года мы живём по-новому, а уже с предстоящего января ставропольский опыт будет транслироваться на всю страну. Уже сейчас понятно, что первый блин не стал комом, но проблемы и шероховатости остались, и за оставшиеся три месяца придётся решить много вопросов.

С чем мы пришли

В первую очередь нужно было понять, с каким «багажом» мы имеем дело. В Ставропольском крае ежегодно «производится» свыше одного миллиона тонн бытовых отходов. То есть, каждый житель региона оставляет нашей прекрасной земле свыше 400 килограммов мусора в год. Если проще, то даже у сравнительно небольшого населённого пункта за 15 лет мусорный полигон вырастает до 40 гектаров.

При этом большинство свалок — стихийные: они нигде не учтены и никак не обслуживаются. Только за минувший год при участии активистов ОНФ на Ставрополье нашли 279 свалок, из них 131 уже ликвидирована. Иногда доходило до курьёзов. Однажды воздухоплаватель Виталий Ненашев летел на воздушном шаре в окрестностях Лермонтова и с высоты увидел нигде не отмеченную свалку. КМВ — вообще, болевая точка в этом вопросе, хотя проблем хватает и в других местах.

Централизованный вывоз мусора был налажен и раньше. Но зачастую этим занимались сомнительные коммерческие структуры, и более-менее хорошо всё работало только в крупных городах. Чем дальше к окраинам, тем ситуация была плачевнее. За вывоз мусора до недавних пор платила только половина жителей края, в основном горожане. В сёлах и хуторах занимались утилизацией на уровне средневековья — вывозили в ближайшую лесополосу или сжигали на заднем дворе.

Что сделано

Главная задача реформы — превратить весь процесс сбора и утилизации мусора в прозрачную систему, которая работает везде и в любых условиях. Для этого на конкурсной основе выбирают регионального оператора, ответственного за все этапы работы. Первым таким оператором с января 2018 года стало ООО «Эко Сити». На очереди ещё три: ООО «ЖКХ», ООО «Комбинат благоустройства» и ООО «Эко строй».

В отличие от частников, они работают по системе полного цикла, в тесном контакте с муниципалитетами и краевым министерством ЖКХ. Весь процесс контролируется и основан на Региональной программе обращения с ТКО до 2021 года. Сама эта программа предполагает не только организацию процесса, но и, например, строительство станций сортировки и заводов по переработке мусора.

Какие проблемы возникли

Внедрение новой системы не прошло без осложнений. Если для жителей Ставрополя, в сущности, ничего не изменилось, то многие селяне восприняли новшество в штыки. Одни не платили за вывоз мусора десятилетиями, до других мусоровозы попросту не доезжали.

Глава Петровского городского округа Александр Захарченко рассказал, что если в Светлограде внедрение новых механизмов прошло в целом гладко, то с отдалёнными сёлами и хуторами всё сложнее. Чиновники буквально ходят по домам и объясняют, почему нельзя выбрасывать мусор «по старинке» и за что, собственно, они должны платить. Преодолеть привычные стереотипы в психологии селян сложно. Но в целом примерно 90 процентов жителей уже заключили договора.

Другая проблема заключалась в том, что мусоровозы терялись в населённых пунктах. В Красногвардейском районе пришлось рассаживать сотрудников администрации по кабинам, чтобы те объясняли водителям, как куда добраться.

Но, и зная маршрут, не везде можно проехать. Даже в таком «зажиточном» селе, как Донское, в некоторых районах нет нормальных дорог. Большегрузные мусоровозы попасть туда не могут, а счета жителям выставляются исправно.

Директор ООО «Эко Сити» Евгений Сабельников говорит, что не всё от них зависит: полноприводных мусоровозов, способных проехать, где угодно, не существует в природе.

Такие вопросы поднимались и на прямой линии с губернатором Владимиром Владимировым. Он поручил местным администрациям и региональному оператору совместно решать такие моменты, а не взваливать вину друг на друга. В итоге договорились ставить стационарные площадки, куда селяне смогут относить мусор, и прокладывать к ним дороги. Но тут же посыпались протесты со стороны тех, чьи дома расположены рядом с этими площадками. И снова чиновникам пришлось идти в народ и договариваться.

Много вопросов возникло и по тарифам за вывоз мусора. 100 рублей на человека вроде бы, не такая пугающая цифра, но некоторым ставропольцам она показалась слишком высокой. Председатель региональной тарифной комиссии Сергей Губский разъяснил, из чего она складывается.

Фактически в структуре тарифа три составляющих: 60 процентов — услуги по вывозу мусора (сбор и транспортировка), 15 процентов — услуги по работе с потребителями (договора, претензии, выставление счетов), 25 процентов — захоронение и утилизация мусора. Всё это считалось на основании данных, собранных по Ставрополю. На местах они корректируются, но не выше установленных предельных значений. К тому же, одна из установок всей реформы сводится к тому, что тарифы не будут расти, но платить должны все. Ведь, по сути, платя за мусор, мы инвестируем в собственное будущее.

Главное сделано

За оставшееся время предстоит решить ещё многое. Так, у регионального оператора нет доступа к базам данных о жителях края. Нет чётко установленного тарифа по мусору, не входящему в категорию твёрдых коммунальных отходов. Муниципалитетам придётся построить немало новых дорог и внушать жителям чувство ответственности перед собственным будущим.

Но по сути, всё это — проблемы пилотного проекта. Убирать мусор достаточно просто. Наладить порядок там, где был хаос, всегда сложно. Тем не менее три четверти пути как по времени, так и по проделанной работе уже пройдено. Ликвидированы сотни свалок. Если раньше весь мусор просто свозился на полигоны, то уже сегодня значительная его часть идёт на переработку. Мусоровозы добрались в селения, где их отродясь не видели. За тем, чтобы они делали это исправно, следят по навигационной системе ГЛОНАСС. Тысячи ставропольцев начали платить за вывоз отходов. А, к примеру, в Ставрополе любой субботник завершается тем, что «Эко Сити» оперативно вывозит всё, что удалось собрать активистам.

С 1 января ставропольский опыт будет транслироваться на всю страну. И можно смело утверждать, что он — успешный.

Станислав Маслаков.

Великие Имена России
Мастера урбанистического «макияжа» Выпускницы Ставропольского краевого художественного училища украшают стены региональной столицы огромными граффити-полотнами. Лучшее вознаграждение для них – улыбки горожан.
«Мужчины созданы для всего» Ставропольский предприниматель запускает всероссийский проект «Братство». Он хочет воспитать мужчин, сильных духом и телом.
Рука помощи Ставропольские власти борются за жилищные права детей-сирот. Им приходится сталкиваться с дороговизной «квадратных метров» и ограничениями в федеральном законодательстве.
Здесь будет город-сад Как ставропольские аграрии возродили утерянную отрасль и вернули веру в будущее 
Тихое место С наступлением сумерек ставропольцам советуют переходить на шёпот. Правда, бояться нужно не голливудских чудовищ, а недовольных соседей.  
У страха глаза велики – и пробки широки  Ставропольские водители боятся оформлять европротоколы. Они «по старинке» вызывают сотрудников ГИБДД и провоцируют транспортные коллапсы.
Кони веселятся с грустными глазами Как в Ставрополе ухаживают за прогулочными лошадями и почему наши представления о них ошибочны?
Я не лучшая, но точно самая креативная Восемь лет назад Ольга Хенри переехала из Ставрополя в США. Уже за океаном девушка попробовала слэклайн и его дисциплину – триклайн. Сейчас она одна из самых оригинальных спортсменок в мире и в Книге рекордов Гиннеса есть запись о ней. О жизни за границей, спорте и визите на малую родину спортсменка рассказала «Победе26».
От клыков и когтей защищают людей  Ставропольские спасатели регулярно сражаются с ядовитыми змеями, мохнатыми пауками и бешеными собаками. Защищая граждан, они не причиняют вреда животным.
«Два года назад здесь было поле» О чём говорили Владимир Путин и Дмитрий Медведев со ставропольскими аграриями
Мастер приглашает в гости Как ставропольский музыкант начал делать уникальные электрогитары
Краткая история ставропольских сыщиков в уголовных делах 5 октября 100-летие отмечает, без сомнения, ведущая полицейская служба – уголовный розыск. «Победа26» рассказывает о самых интересных делах в истории подразделения. В этом материале читатель узнает о трудностях, с которыми приходилось сталкиваться сыщикам в их непростой работе, и о достигнутых успехах в раскрытии преступлений.