Тема дня: На Ставрополье празднуют День края

Ставрополь-Кавказский: не древний, но забытый

04.07.2018, 12:07 Ставропольский край
Строители случайно обнаружили в центре города одну из важнейших для Ставрополя археологических находок

Каждый житель краевой столицы со школьной скамьи хоть немного, но знает о том, что город возник из фортпоста – военной крепости №8, основанной в далеком 1777 году на Азово-Моздокской оборонительной линии на российской границе с горцами. Обычно на этом познания истории малой Родины заканчиваются.

Сейчас место, положившее начало целому городу – Крепостная гора – весьма популярно среди ставропольцев. Прогуливаясь мимо памятника буденновцу можно увидеть молодёжь, играющую в волейбол, пары, воркующие в тени деревьев, и пенсионеров, отдыхающих с внуками у музыкального фонтана. В память о былых временах нам остались фрагмент стены оборонительной казармы крепости и здание бывшего интендантского депо, ныне детская музыкальная школа № 2. 

Отсутствие интереса к собственной истории вполне объяснимо – до 2014 года постройки XVIII-XIX веков не считались достаточно «древними», и по этой причине не удостаивались особого внимания: их уничтожали для того, чтобы найти под глубоким слоем почвы что-то более ценное, хотя бы времён Петра I, либо построить на их месте новые сооружения. Чуть больше везло монастырям, которые по спецзаказу могли найти и реконструировать на месте старого фундамента. Пик такого беспредела пришёлся на 60-70-е годы.

В 2017 году власти города подняли вопрос о реконструкции исторического сердца Ставрополя, а буквально пару месяцев назад граждане выбирали цвет плитки, которой будут устланы новые дорожки.

И вот работы начаты: по всей площади копают траншеи, на территории активно орудуют лопаты и ковши экскаваторов, в воздухе кружится пыль и…стройка встаёт. Неожиданно для рабочих, мэрии и даже историков Крепостная гора стала эпицентром археологических раскопок.

Совершенно случайно рядом с музыкальной школой строители обнаружили фундамент и фрагменты стен. Поэтому сегодня здесь активно трудятся археологи – проводят замеры, чертежи и расчистки. Точная судьба останков здания будет известна лишь через неделю, но уже понятно одно – о дальнейшей застройке этого участка земли не может быть и речи.

Директор музея-заповедника им. Г.Н. Прозрителева и Г.К. Праве Николай Охонько вместе с научным сотрудником исследовательского центра «Наследие» рассказали «Победе 26» о том, что же на самом деле откопали рабочие, чем важная данная находка и почему её необходимо сохранить.

Как выяснилось, территорию Ставропольской крепости начали изучать с начала 20 века. Первыми этим занялись краеведы Григорий Прозрителев и Владимир Гниловской, но их исследования носили чисто архивный характер: брались планы, какие-то описания, фотографии. И, вот, идя по этому пути, исследователи пришли к ложному выводу, что крепость была укреплена каменными стенами с бойницами.

Лишь в 1990-м году здесь начали проводиться комплексные исследования. В начале историко-архивные, а потом – археологические.

– Это методика самая надёжная, – пояснил Николай Анатольевич. – И сейчас мы работаем также: вначале берутся все сведения, которые отложились в архивах, затем всё это фиксируется, а потом с помощью археологических методик проверяется. И когда мы начали так работать, то сразу выяснили, что наши предшественники неправильно понимали, какая же на самом деле была крепость. Они «построили» каменную стену, а мы выяснили, что крепость была земляная с использованием камня для облицовки. Это был обычный приём как для Америки, так и для Европы в конце XVIII – начале XIX веков. Фортификация была земляной, из земли и глины строились валы, рвы, банкеты. Обнаруженная каменная стена считается поздним строением, возникшим после 1804 года, когда земляные укрепления – валы и рвы – начали усиливаться каменными оборонительными сооружениями.

– Проводились ли подобные работы рядом со стеной, вдруг там тоже под толщей земли спрятаны фрагменты каких-либо построек?

– Вот что касается сегодняшних работ: администрация города продолжает благоустраивать территорию Крепостной горы, которая стала местом проведения активных мероприятий. Первый этап – это площадка рядом с ключом от города. Там, где сделали образ укрепления с пушечками и фонтан. Прежде чем одобрить строительство, археологи провели на месте экспертизу. Там никакого культурного слоя не было.

На ныне исследуемом участке, по нашим данным, кроме сохранившейся комиссариатской комиссии, находилось интендантство. Напомню, что в 1819 году крепость была упразднена, на её территории построили орган, который занимался снабжением Кавказского военного округа. До 1819 года интендантство находилось в Ростове-на-Дону, очень далеко от снабжения и Кавказской военной линии, в связи с чем было много перебоев. Генерал Ермолов, который был тогда главнокомандующим на Кавказе, увидел это и перенёс интендантство в Ставрополь.

– По слухам, которые активно ходят в соцсетях, здесь обнаружили фундамент ещё одного здания, которого нет на старинных картах.

– Эта часть интендантства вполне хорошо отображена на картах 1910-11 годов. В частности, его планировка. Здесь был построен так называемый «шефский дом» – дом командира полка, который дислоцировался в крепости. Сначала это был Владимирский Драгунский, а затем Таганрогский. В то время командир назывался «шефом», и в первой половине XIX века он выполнял ещё и представительскую функцию, будучи комендантом города.

– Фактически, это был военный руководитель города?

– Именно так. Все известные люди, которые ехали на Кавказ, они приезжали именно сюда и приходили к шефу полка. Среди них были Денис Давыдов и сам Александр Сергеевич Пушкин. Когда Ставрополь в 1822 году стал центром Кавказской области, здесь начали проживать начальники области, по совместительству командиры военной линии. Все эти данные мы предоставили археологам. И сейчас, на том месте, где мы стоим, они выявили руинированные остатки шефского дома. Но об этом пусть лучше они сами расскажут.

– Юлия, чем конкретно сейчас занимаются археологи?

– Работы проводит ООО «Наследие» по ФЗ №73, положение №85 от 27 октября 2013 года. Поскольку слой перетурбирован, мы начали наблюдения за прокопкой траншей и в конечном результате обнаружили остатки сооружения. Сопоставив фотографии, довоенные карты и карты начала XX века, мы поняли, что данная конструкция, вероятно, является интендантским домом первой четверти 19 века. В процессе мониторинга мы заложили разведочные шурфы, чтобы выявить углы постройки, участки стенок и определить площадь предполагаемых работ. Одна из сторон была нарушена какими-то коммуникациями. Мы проводим расчистку, чтобы увидеть систему кладки. Потом всё это будет зачерчиваться и фотографироваться. Таким образом, мы вычертим план здания, восстановим какие-то куски, которые невозможно скрыть из-за коммуникаций. На следующем этапе мы вскроем сооружение, то есть заложим над ним раскоп, и сделаем это максимально, насколько возможно.

– Когда ориентировочно будут завершены работы?

– Сейчас мы только начинаем. Археология – вещь непредсказуемая. Наш график работы крайне подвижен. Например, во время затяжных дождей мы не сможем работать не только по методикам, но и физически. Потом всё должно быть согласовано с местными органами охраны памятников истории и культуры. К тому же, мы можем найти что-то ещё, расширить зону раскопок. Как рентгеном мы землю не видим. Вот, допустим, в одном месте мы начали копать и нашли мусорку с огромным количеством аптечных пузырьков и ампул прошлого века, возможно, 20-х годов. Но даже они представляют определённый интерес для истории города. Так что чёткие сроки я назвать не смогу.

– То есть, здесь ещё можно найти пуговицы от солдатской формы, пули, оружие?

– Естественно. У нас тут были пули от мосинской винтовки и нагана. Всё это крайне интересно.

– В каком году и по каким причинам здание разрушили? Видимо, это было сделано довольно давно, если археологи не знали о существовании остатков фасада.

– В нашем распоряжении есть фотографии начала XX века, конца 30-х – начала 40-х годов. К тому времени постройка зачахла, на изображениях она достаточно обшарпанная. Но, скорее всего, здание сохранялось вплоть до 60-70-х годов, после чего здесь была сделана перепланировка территории, а город избавлялся от всего старого.

Исследуя слои, мы можем сказать, когда примерно разрушили постройку. Если вы посмотрите на раскопанные участки: под почвенным слоем идёт слой разрушения этого строения – видны битые кирпичи и известняк. Скорее всего, он маркирует финал бытования помойки, и это именно тот момент, когда было разрушено здание. Вероятно, это событие соотносится со строительством бассейна «Юность».

– Насколько ценна эта находка для города и его истории?

– Посудите сами. Это одно из наиболее ранних сооружений города. Оно относится к первой четверти XIX века, предположительно 1816 года. Интендантство – одно из важнейших управленческих сооружений города, его хозчасти.

– Значит, в любом случае, участок, на котором обнаружен фасад, застраивать нельзя?

– Нет. При поддержке администрации города мы планируем его музеефицировать. В обозримом будущем здесь появится табличка для туристов.

 

Дмитрий Елшанский.

Любить и жить: ставропольские семьи, которые прошли войну Редакция «Победы26» расскажет семь трогательных историй о любви, которая оказалась сильнее пуль, артиллерийских налётов, долгих лет ожидания и самой смерти.
КАРДО-2: как Ставрополь станет столицей уличных культур Весной 2019 года в краевом центре будет шумно
В танце все равны Не стоит удивляться, если в парке или на площади вы встретите группу танцующих в парах молодых людей. Они даже не будут против, если вы присоединитесь.
Здесь начинается жизнь Рассказываем, как и с кем работает новый ставропольский перинатальный центр
Ставрополье: зима близко Регион готовится к отопительному сезону: в домах идёт промывка и подготовка труб, котельные готовятся ослабить вентили, муниципалитеты подводят уровень готовности к отметке в 100%.
Восполняющие потерю Как в Ставрополе создают киберпротезы и делают сложные операции при помощи дополненной реальности
«История живёт с вашей помощью» На Ставрополье прибыли австрийские учёные. Они обсудили с российскими коллегами сохранение исторической памяти, свободу слова и работу пропагандистской машины.
Сбежал по собственному желанию На Ставрополье покинул свой пост очередной глава муниципалитета, который не справился с управлением на вверенной ему территории. Глава города Лермонтова Евгений Нуйкин не смог разрешить ситуацию с возможным отключением города от теплоснабжения перед холодами и подал в отставку.
Когда олень на Стрижаменте свистнет Корреспондент «Победы26» прошла по экотропе на горе Стрижамент вместе с егерем и послушала истории о лесных законах, подсчёте зайцев, чесночном мёде и старинном надгробии.
Разрушители мифов Почему первоклассный программист должен быть ещё и хорошим философом и как научно-популярные лекции помогают разрабатывать бизнес-проекты?
Цель – устойчивый рост пенсий Как региональные власти отреагировали на послание Президента
В поисках совести На Ставрополье продолжают бороться со злостными алиментщиками