Тема дня: В Железноводске продолжается международный кинофестиваль "Герой и время"

Вот и молчи теперь! Часть 2: законы об оскорблении власти

10.04.2019, 18:00 Ставропольский край
Наказать за «мелкое хулиганство в интернете» могут каждого.

В конце марта в России без лишнего шума вступили в силу самые обсуждаемые законы последнего времени: два о фейкньюс и два об оскорблении власти. Спецкор «Победы26» Дарья Полянкина вместе с ответственным секретарём Союза журналистов Ставрополья, редактором отдела общественной безопасности «Ставропольской правды», медиаюристом Валентиной Лезвиной разобралась, как устроены документы и за что по ним могут наказать.

В первом материале раскрыли тему фейкньюс. Второй посвящён законам «об оскорблении власти».

Удалять и штрафовать

Бороться с информацией, которая «оскорбляет власть в интернете» будут по той же схеме, что и с фейкньюс: удалять и штрафовать. Для этого приняты два закона:

1. Федеральный закон от 18.03.2019 N 30-ФЗ  «О внесении изменений в статью 15.3 Федерального закона «Об информации, информационных технологиях и о защите информации».

2. Федеральный закон от 18.03.2019 N 28-ФЗ «О внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях»

Первый определяет порядок, по которому Роскомнадзор будет ограничивать доступ к: «информации, выражающей в неприличной форме, которая оскорбляет человеческое достоинство и общественную нравственность, явное неуважение к обществу, государству, официальным государственным символам Российской Федерации, Конституции Российской Федерации или органам, осуществляющим государственную власть в Российской Федерации». Эта формулировка — и есть тот самый предмет закона об оскорблении власти.

По закону, если такая информация обнаруживается в интернете, отреагировать на это должен Генеральный прокурор или его заместители. Они обращаются в Роскомнадзор, а тот — уведомляет ресурс, даёт сутки на удаление, в случае бездействия — блокирует через интернет-провайдеров. В законе прописано: как только владелец сайта удалит «плохую» информацию, он должен сообщить об этом РКН. Тот незамедлительно уведомит провайдеров, что доступ к ресурсу можно восстановить. Заметно, что порядок удаления и блокировки информации, оскорбляющей власть, не такой, как в случае с фейкньюс. Лживые новости включены в один перечень с экстремистской информацией. А здесь схема воздействия прописана отдельно.

Параллельно разработана сетка штрафов. Она не разграничена по видам нарушителей, как в фейньюс: все наказания ориентированы не на СМИ, а на физлиц. Важно: в качестве меры воздействия на злостных оскорбителей появляется административный арест.

Президент подписал законы 18 марта. На следующий день руководитель Международной правозащитной группы «Агора», член президентского совета по правам человека Павел Чиков опубликовал на своей странице в Facebook пост:

«Мелкое хулиганство в интернете […] вчера подписано и опубликовано. Поскольку дата вступления в силу не указана, по умолчанию закон начнёт действовать по истечении 10 дней. […] Первый обратившийся в Агору за защитой, на кого полиция составит протокол по части 3 статьи 20.1 КоАП РФ, получит ценный подарок и оплаченного адвоката до решения ЕСПЧ (Европейский суд по правам человека, — авт.). Подарок также получит каждый, кто приведёт своего друга с таким же протоколом. Первые 100 обратившихся с просьбой о защите от свежей статьи имени Клишаса (сенатор, который внёс законопроекты, — авт.) помощь юристов Агоры получат также бесплатно».

Уважение, неуважение или констатация факта?

Подробный разбор законов делаем вместе с Валентиной Лезвиной.

— Правильно ли я понимаю, что штрафы за оскорбление власти могут коснуться любого живого человека, который пишет в интернете?

— Да, — говорит Лезвина.

— Когда какой-нибудь Пётр Петрович из Светлограда пишет в комментарии «Ох эта Государственная дума …» — он нарушает закон?

— В этом и проблема. Понять, какое высказывание будет соответствовать указанному в законе определению, — сложно. Оскорблять нельзя, но и раньше тоже было нельзя. Многие трактуют новеллу так: теперь нельзя критиковать чиновников. Написать: «мэр города N — гад» нельзя.

— Такие высказывания регулируются исками о защите чести, достоинства и деловой репутации. Если человек пишет: «господин N — гад», его можно наказать в суде на крупные суммы. Вне зависимости от того, кем N работает. Но здесь, если я правильно поняла, ограждают не конкретных людей, а институты власти, у которых не было возможности пойти в суд, например, за защитой деловой репутации.

— Да, у институтов нет возможности подать такой иск. Но и быть не может. Институты — они же неодушевлённые сущности, которые по идее не могут обидеться на неприличную форму. Неодушевлёны Конституция, флаг, герб и сами органы власти.
По мнению руководителя Центра защиты прав СМИ Галины Араповой, закон подталкивает людей к тому, чтобы вообще не обсуждать, как работают органы власти, насколько эффективно они выполняют свои задачи.

Что значит — нельзя критиковать Конституцию? Это полный нонсенс. Существует её «красное издание», где помечены все неработающие статьи, и мы это знаем. И что тогда будет явным неуважением к Конституции? «Наша Конституция, например, на треть или на четверть не действует» — уважение это, или неуважение, или констатация факта?

Двигаемся дальше. Чтобы понять, есть ли в тексте «явное неуважение» и что выражено оно «в неприличной форме», текст должен стать объектом лингвистической экспертизы.

— Ещё на стадии обсуждения Генпрокуратура критиковала законопроект по этому поводу. На расширенном заседании комитета Госдумы по информполитике представитель ведомства Екатерина Артамонова говорила: «Принятие закона невозможно без лингвистической экспертизы, что потребует значительных временных затрат. Кроме того, их принятие может повлечь необоснованное ограничение прав граждан на свободное распространение информации». Цитату приводит в своём материале «Коммерсант».

— В законе вводится новое понятие «Неприличная форма». А его юридического определения, то есть, толкования — нет. Да и термин «оскорбление» не имеет юридического толкования, хотя он есть в КоАП РФ. Вот и трактуют лингвисты «Неприличную форму» гораздо шире, чем просто обсценную лексику, мат. В неё

— пока нет юридического определения — можно включить и включают при проведении экспертиз и ненормативную лексику, и вульгарную, и зоологизмы. Уже сейчас границы смещены, и не ясно — куда они будут отодвигаться в будущем в связи с этим законом.

А на деле никакой лингвистической экспертизы не будет, она в законе не прописана. Передали информацию Генпрокурору, и он принимает решение.

— Если всё решают только высокопоставленные руководители надзорного ведомства, разговорам обычных людей в соцсетях это практически не угрожает?

— Только в закрытых группах. И то, если никто не вынесет это за пределы группы. В открытых группах — это может быть замечено и наказано.

— Допустим, администрация условного N-ского района опубликовала информацию о ремонте дороги на своём сайте. Информацию перепостили в соцсети и под ней пошли гневные и оскорбительные комментарии в адрес местных властей, которые дорогу, скажем, отремонтировали плохо. Ведь в этом случае закон работать не будет. Речь в нём идёт только о государственных органах власти, а не муниципальных.

— Да! И это тоже наводит на определённые размышления.

Не для людей

— Многие эксперты выступали против принятия законов о фейковых новостях и оскорблении власти. Президентский совет по правам человека дал отрицательное заключение, предлагал отправить документы на доработку. Но законы получили одобрение парламента и президента. Совет заявил, что планирует вести мониторинг правоприменительной практики и выявлять всякого рода злоупотребления.

— Есть мнение, что закон не будет работать. Сам председатель СПЧ Михаил Федотов говорил об этом в интервью. У меня такое же впечатление. Но это заготовка, которую в любой момент можно активировать, приняв к ней дополнения и измения. Это как мина замедленного действия.

— Стоит ли теперь сильнее следить за своими разговорами и постами в интернете?

— Следить за словами нужно всегда. Это показывает правоприменительная практика законодательства об экстремизме и пропаганде нацизма. Наказывали же у нас сотни людей за лайки, за репосты. И не только за своими словами надо следить. По правилам, например, «ВКонтакте», пользователь несёт ответственность перед законом за всё содержимое его страницы: картинки, музыку, файлы, тексты и даже комментарии других пользователей.

Новые законы, к сожалению, направлены не на человека. Один из них защищает институты власти, а друг — безопасность родины от угроз, которые несёт недостоверная информация. Людей в них нет. 

— В законе о фейкньюс есть упоминание «вреда жизни и здоровью граждан». Но сложно представить ситуацию, в которой новость, даже ложная, привела бы к гибели. Каким образом информация это сделает? Даже если это произошло, как доказать причинно-следственную связь?

— Факты говорят: не было реальных основ для того, чтобы принимать эти законы в такой спешке. Отсюда нестыковки и странности в формулировках. Паниковать всё равно не стоит. Мы пока не знаем, как законы будут реализовываться.

— Но тот, на чью голову упадёт гильотина правоприменительной практики, этому явно не обрадуется.

— Из-за лайков уже пострадали многие. И часто несправедливо. Хорошо если достался штраф тысяча рублей. А некоторые получили обязательные и исправительные работы, уголовные сроки за якобы нацистскую пропаганду.
Всем нужно знать, что приняты такие законы. И понять, что интернет — это не место, где можно писать что угодно.

— Раньше у нас было «дума — не место для дискуссий», теперь интернет?

— В общем-то так и есть. Я всё время пытаюсь уйти от этих формулировок… Хотя глубоко убеждена, что в интернете нельзя писать, как на заборе. Да и на заборе много чего писать не стоит.

СМИ получили профилактику

2 апреля в СМИ появилась информация о первом эпизоде применения закона «об оскорблении власти». Несколько ярославских изданий получили уведомление от местного управления Роскомнадзора. Ведомство предложило им «принять меры по удалению материалов» — новостей об оскорбительном граффити на здании УМВД в Ярославле. Журналисты опубликовали скриншот письма от Роскомнадзора со следующим текстом:

«Настоящим уведомляем, что по адресу (далее следовала ссылка, — авт.) распространяются материалы, оскорбляющие в неприличной форме человеческое достоинство, общественную нравственность, а также выражающие явное неуважение к органам, осуществляющим государственную власть в Российской Федерации».

Формулировка взята из нового закона «об оскорблении власти», но порядок действий ведомства закону не соответствовал. Напомним, инициатором применения закона должна быть Генеральная прокуратура. Не менее пяти местных изданий удалили свои тексты после общения с региональными представителями РКН. Позднее пресс-секретарь Роскомнадзора Вадим Ампелонский в комментарии изданию TJ назвал действия коллег профилактической работой со средствами массовой информации.

Герой и время
Сельский Анискин: из ветеринаров — в участковые «Дядя Вова, мы больше не будем!» — так искренне обещают хулиганистые сельские мальчишки, когда старший участковый уполномоченный полиции отдела МВД России по Кочубеевскому району майор Бурда грозит им пальцем.
Будущее начинается сейчас: кого работодатели будут искать через несколько десятилетий? Мир стремительно меняется, появляются новые компетенции, а некоторые специальности перестают быть актуальными. Профессии уже начали модернизироваться и вымирать, как и динозавры. Читайте в нашем материале, как изменится рынок вакансий.
«Слон большой, но и в другие детали вложена душа художников» Стену стадиона Динамо в Ставрополе к Международной студенческой весне стран БРИКС и ШОС украсили граффити. «Победа26» узнала подробности про самый большой арт-объект края у одного из его авторов.
Школа равных возможностей Термин «инклюзивное образование» давно вошёл в обиход россиянина. Но споры о совместном обучении особенных и обычных детей идут до сих пор на различных форумах и в соцсетях. Работа средней школы № 21 города Ставрополя — наглядный пример разрушения всех существующих в обществе мифов и страхов об инклюзии.
«Лопаты» для Победы В Железноводске прошла церемония награждения лучших журналистов Ставрополья
Себя показать и на других посмотреть: кинофестивали Ставропольского края Чувствуете, что могли бы составить конкуренцию Тарантино и Кустурице, но не знаете, с чего начать? Корреспондент «Победы26» сделал подборку кинофестивалей, которые в ближайшее время пройдут в регионе. Отправляйте свои работы — и, быть может, совсем скоро поедете в Канны или Голливуд за «Оскаром».
Ставрополь будущего: как изменятся Крепостная гора и Комсомольское озеро Появится ли в краевом центре «воздушный» мост? Какие есть требования к внешнему виду зданий? Как соединят Пионерский пруд и Комсомольское озеро? Эти и другие вопросы корреспондент Победы26 задал заместителю главного архитектора столицы региона Михаилу Рязанцеву.
Кредитные потребительские кооперативы: как не прогореть? Победа26 рассказывает, как стать пайщиком и не стать жертвой аферистов
От Швейцарии до России: чего ожидать от международного кинофестиваля «Герой и Время» Всего через неделю Железноводск станет русскими Каннами: здесь с 25 мая по 2 июня пройдёт первый международный смотр-конкурс игрового и документального кино. В программе заявлено 24 фильма из 13 стран, встречи с российскими и международными звёздами, лекции от профессионалов киноиндустрии и бесплатные концерты под открытым небом.
Хайлайн: прогулки по воздуху Корреспондент «Победы26» продолжает рассказывать о хайлайне. В этот раз Никита Пешков отправился на третий кисловодский международный хайлайн-фестиваль, чтобы самому покорить высоту.
«Ты ж ведущий!»: по ту сторону свадьбы Фраза, которая вгоняет в ступор всех представителей свадебного ремесла. При этом никто не задумывается, что event-индустрия — это не только конкурсы и тосты, но и сложный труд. Мы попросили ставропольского шоумэна Тиграна Мелика-Адамяна приоткрыть дверь на внутреннюю кухню торжества.
«Мой диабет — это награда взросления» История путешественницы, превратившей серьёзный недуг в урок о ценности жизни.