сб, 28 янв.
19:44
Ставрополь
-1 °С, облачно
Эксклюзивы

Мелодии металлических скульптур

26 апреля 2018, 13:03Статьи
Фото:

Ставропольский музыкант Андрей Васильев играет на ханге с 2015 года. Журналисты «Победы26» побывали на его концерте и чуть не улетели в космос.

Космические звуки и музыкальная магия — это первые мысли, которые приходят в голову, когда слышишь ханг. Это ударный инструмент, который состоит из двух соединённых металлических полусфер.
Прежде чем читать дальше, запустите на фоне этот музыкальный альбом. Начнётся волшебство…
Немного истории
Первый ханг появился на свет в 2000 году в щвейцарском Берне. Его разработчики — Феликс Ронер и Сабина Шерер. На верхней части инструмента расположены тональные области и центральный купол. На нижней находится резонаторное отверстие. Музыкант извлекает звук лёгкими постукиваниями по тональным областям. И тогда начинается самая настоящая магия.
Инструмент не производили массово, а сам процесс его покупки был не самым простым делом. Чтобы получить ханг, необходимо было написать письмо создателям, а после лично забирать его. Сегодня в мире около 150 производителей подобных инструментов, однако официальная лицензия на изготовление есть лишь у единиц.
В России первый ханг-концерт прошёл в 2008 году. После этого инструмент начал набирать популярность в нашей стране и добрался до Ставрополя. Концерты Андрея Васильева проходят в краевой столице регулярно и всегда собирают полный зал. Выступление музыканта напрочь отрывает от действительности и чуть ли не погружает в состояние транса. И если на концерте вы не улетите в космос, то уж точно ощутите самое настоящее волшебство. Мы пообщались с Андреем о том, как он пришёл к этому необычному инструменту.
Африканские истоки
— Андрей, расскажи, как началось твоё увлечение хангом?
— Где-то в 2010 году я увидел первое видео с хангом в YouTube, и с тех пор эти космические звуки поселились где-то в глубинах моего подсознания. В 2015-м я впервые услышал инструмент живьём. В Ставрополь приехал музыкант Паша Аеон с концертом. Это событие изменило мою жизнь: я был потрясён звучанием, когда ты чувствуешь вибрации, оттенки, призвуки. Через полгода после первого визита, он приехал вновь, и я у него купил инструмент. До этого я играл на язычковом металлофоне, он чуть поменьше, конструктивно попроще. А если ещё заглянуть в прошлое, то началось всё с африканских барабанов джембе. Истоки там, в Африке.
 
— Почему перкуссии, а не классические ударные или гитара?
— Так сложилось. Частично благодаря моей маме. Она как-то поехала в Турцию и привезла мне сувенирный барабан. До этого я поигрывал на ударной установке. У меня были друзья-музыканты на репетиционных базах, и я несколько раз садился за барабаны. Мама привезла маленький джембе, и у меня как-то сразу начало получаться. То есть не было такого, что обезьяне дали гранату. Потом я заказал инструмент чуть посерьёзнее. Мы встретились с ребятами с Сергеем и Алексеем, моими коллегами по проекту Dum-Tek и группе «Зеландия». И всё началось…
Непростой инструмент
— Когда ты играешь, кажется, что особых усилий прилагать не надо. Так ли это? Легко освоить игру на ханге?
— Сложно. Очень многое зависит от лёгкости рук, пальцев. Главное — почувствовать лёгкие руки. Усилия, чтобы извлекать звук, практически нет никакого. Достаточно веса пальцев. Лёгкие постукивания. Ещё у ханга есть особенность, что все ноты созвучны друг с другом, в отличие от многих других инструментов. У него полторы-две тональности, и поэтому достаточно просто играть интуитивно. Но чтобы играть интересно и сложные вещи, нужно этому учиться.
— А ты долго учился?
— Я аккумулировал общий перкуссионный опыт. Когда я начал играть, у меня сходу получалось. Много импровизировал, и как-то само собой пошло. В прошлом году я был на мастер-классе у португальца Карлоса Родригеса — это один из лучших музыкантов в этой тусовке. Он меня вдохновил на новый виток творчества. В прошлом году ездил в Италию, там поиграл с ребятами, тоже обогатился.
— Есть мечты, связанные с хангом?
— Очень хочется побывать на европейских фестивалях хотя бы. В Америке крупные фестивали проводятся. Ещё хочется несколько инструментов. Вот скоро у меня будет новый, немного с другим строем, к нему я уже подобрал ещё один. И можно ещё и третий. Трёх вполне достаточно, чтобы играть разнообразно, разноплановые мелодии строить. Вот такие мечты средней перспективы. В условный «Голубой огонёк» попасть я не мечтаю. Хотя, думаю, что рано или поздно там будут играть ребята на хангах.
Металлическое творчество
— Когда ты играешь на ханге, какие у тебя ощущения? Не ощущаешь связи с космосом?
— В первую очередь, я хочу сыграть хорошо. Это такое довольно рациональное ощущение. Не могу сказать, что я ощущаю близость к космосу. Я слежу за тем, чтобы хорошо передать свою музыку с технической точки зрения, выразить мысль, которая содержится в композиции. У каждой из них есть своя история.
— Как появляются композиции? Ты сидишь дома в полной темноте, и что-то начинает рождаться… Или как?
— Хотелось бы так сказать, но это слишком романтично. Есть композиции, которые с местами связаны. В лесу я как-то наигрывал вещь, мы записали видео, которое потом растиражировали ставропольские паблики. Названия композиций чаще абстрактные. Хотя есть вещь «Меняю мир к лучшему». И идея, заложенная в названии, передаётся гармониями — сначала более минорными, тревожными, а потом более мажорными. Вообще главное — что во всём этом для себя находят люди и как я это передаю через последовательность звуков и мелодий.
 
Текст и видео — Евгений Кайбе
В материале использованы фотографии с личной странички Андрея Васильева — vk.com/andsergvas