пт, 03 фев.
02:42
Ставрополь
-5 °С, ясно
Эксклюзивы

Дело рук моихСтатья

24 ноября 2018, 18:21

Корреспондент «Победы26» Дарья Полянкина на один вечер окунулась в детство человечества и освоила ремесло, востребованное на рынке труда примерно 10 тысяч лет назад.

Ну как освоила… прикоснулась. Собственно, прикосновениями я и занималась все два часа, пока шёл урок. Мяла, шлёпала, стучала. Разглаживала и приглаживала. Катала и укладывала.
Примерно за девять тысяч лет до нашей эры человек начал потихоньку использовать глину для строительства жилищ. Удобный материал – пластичный, легко добывается, воду не пропускает.
Старинный особняк на проспекте Октябрьской Революции, 21 построил купец Алафузов в 1880 году. Дом повидал на своём веку и мещанское благополучие, и рабоче-крестьянскую делёжку. Сейчас он по-прежнему нарезан на помещения с разными хозяевами, но снабжён статусом «объекта культурного наследия регионального значения». Жить в доме нельзя, зато можно работать — так и делает в своей мастерской «Теплота рук» Маргарита Ейскова.
Вход со двора. За оплетённым лозой забором две двери: одна — на входе, другая — стоит без дела у стенки. Маргарита говорит: вторая очень старая и, возможно, сохранилась с тех самых времён, когда в особняке жила купеческая семья. Дверь уже ничего не открывает и никуда не ведёт, но, прислонённая к стене, она как будто подпирает дом, держит его в равновесии, тем самым спасая от разрушения.
Глина — очень «ручной» материал. Он зависим от прикосновений. Когда Маргарита начинает мастер-класс, она учит: глину надо сначала размять и тем самым согреть. Затем — похлопать, чтобы выпустить пузыри. Если этого не сделать, воздух может разорвать керамику изнутри во время обжига. На этом этапе нужно решить, каким будет общий вид будущего изделия — в зависимости от этого кусок глины делится на части, с каждой из которых автор будет работать отдельно. 
Моя серая масса должна была обратиться красивым кубком с чашей и постаментом. Первый шаг — слепить шар. Чтобы из него получилась чаша, нужно преодолеть сопротивление глины и погрузить в самый центр большие пальцы. Глина продавливаться не хочет и за пальцы «хватает». Но стоит расширить внутреннее пространство в впустить будущий сосуд больше воздуха, материал сразу начинает поддаваться движению руки. И главное тут — чёткое соответствие усилия поставленной задаче. Глину можно мять сколь угодно долго. Но если недодавливать или передавливать, всё время придётся отступать на шаг назад и переделывать.
Генезис моей глиняной вещицы был поэтапным. Сначала родилась и окончательно оформилась венчающая кубок чаша. Маргарита обрезала ей края. С этого момента кубок лепился и сох вверх тормашками.
Верхнюю часть ножки сделали конусовидной. Слепить ровный конус сложно, но можно «скатать». Оказывается, в цельном куске глины такого размера обязательно должны быть «технологические отверстия». Со стороны, которая будет крепиться к чаше, мы несколько раз проткнули массу палочкой, не доходя до краёв. Так нужно, чтобы у случайно задержавшихся внутри воздушных пузырьков был выход.
Куски глины соединяются между собой с помощью насечек. Исполосовали одну деталь, другую, смазали стык водой и шликером (так называют смешанную с водой глину). Скрепили вместе.
Вода вообще играет важную роль в процессе лепки. Руки забирают её у глины, материал нужно периодически «поить». Слишком жидко будет — растечётся, слишком сухо — растрескается. Вновь творцу нужно удерживать себя от любых чрезмерностей. Глина простит ошибку, но потребует оплатить её временем, которое уйдёт на бесплодную работу.
За ножкой-конусом в моём кубке последовала ножка-шар. Скатать из глины шар правильной формы оказалось не так-то просто. Значительно сложнее, чем из знакомого с детства пластилина. Последним элементом конструкции стал похожий на гигантскую таблетку постамент. Сделать его нетрудно: примять с двух сторон и основательно «прокатить» по окружности.
Мой кубок оказался одним из самых сложных с инженерной точки зрения изделий, созданных в тот вечер в мастерской «Теплота рук». Но далеко не самым замысловатым. Более «рукастому» автору глина позволяет вылепить из себя изделие изысканное, художественно совершенное. Маргарита говорит: запомнилось, как один из её учеников сделал бокал для вина с ножкой в виде узорного витого листа. И так всё складно у него получилось, что бокал вышел не только устойчивый, но и красивый.
Ты меняешь форму глины, она меняет твоё состояние. В процессе взаимодействия человеческих пальцев и праха древних скал рождается ощущение чудесного естественного перехода частицы природного мира в мир социальный. Мой кубок высох, пережил обжиг и глазурирование. Теперь из него можно пить или есть морожено. Можно хранить в нём маленькие конфетки или фигурки из Киндера. Или поставить на полку, когда фантазия окончательно меня покинет. А если кубок разобьётся, я соберу его осколки и вновь принесу в мастерскую. Керамическую крошку можно смешать с сырой глиной и получится текстурированный материал — шамот. Из шамота выходят отличные цветочные горшки.
Когда-то глина была камнем, а сейчас может быть пылью и грязью, упругой массой и крошевом. Она не боится ни воды, ни огня, и от каждой стихии может взять что-то для себя полезное. Человек тысячи лет назад полюбил глину за её утилитарные свойства, но они утрачены. Куда глине до графена, и батарею для смартфона из неё не слепишь. Но у глины есть эстетика одновременно природного и очень человечного материала. Она из того мира, в котором человечество было ещё ребёнком, которому неведомый Родитель постоянно подсовывал развивающие игры на мелкую моторику. Такой игрой была лепка из глины. А мы все очень любим играть и обожаем хоть недолго, но побыть детьми.
Схожу, пожалуй, ещё на один мастер-класс. Пусть глина опять меня за палец схватит…
 
Текст: Дарья ПолянкинаФото: Мария Шагиахметова, Родион Колчанов