пн, 30 янв.
23:59
Ставрополь
-1 °С, ясно
Эксклюзивы

Юлия Ахмедова: «Мне кажется, уже давно отошёл стереотип, что женщин в юморе нет»

17 апреля 2019, 11:41Статьи
Фото:

В Ставрополе прошёл концерт Юлии Ахмедовой — первой женщины стендап-комика, сделавшей свою сольную программу. Корреспондент «Победы26» поговорила с ней о том, что такое харассмент, почему женщины в России пока не шутят о политике и почему она больше не хочет работать продюсером юмористических шоу на телевидении.

— Ваш концерт в Ставрополе открывали местные ребята-комики. Как узнали про них? Зачем вообще это делается?
— Мой концертный директор связывается с местным стендап-сообществом и предлагает желающим комикам, выступить на разогреве. Обычно это два человека. Те, кто откликнулся, проявил желание, приходят. Но как-то специально не отсматриваем их, кастингов нет. А делаем это, потому что хотим, чтобы у комиков была возможность показать себя и выступить 5-7 минут на площадке с большим количеством зрителей.
— Это ваш первый сольный тур в качестве стендап-комика. Как вам впечатления, эмоции? Насколько сильно устаёте?
— Честно говоря, усталость есть. Уже половина тура позади и сейчас сильно это ощущается. Иногда нет даже сил разговаривать, голос садится. Но, поскольку, для меня это первый такой опыт, думаю, что я запомню это на всю жизнь. А каждый концерт особенный. Каждый раз, когда выходишь и там полный зал, думаешь: «Господи, неужели это не меня пришли люди?». Пока до конца даже не верится во всё происходящее.
— Как собираемость залов?
— Слава богу, тьфу-тьфу-тьфу, ни одного концерта мы пока не отменили. Например, сейчас у нас были три концерта подряд — Ставрополь, Краснодар и Ростов и все три зала были полные. И за весь тур, может, два были залы неполные в паре городов, но большая часть это sold out. Очень приятно, потому что я вообще такого не ожидала.
— Как справляетесь с усталостью?
— Сплю. Стараюсь спать максимально много. Я сегодня спала ночь, потом пока мы ехали на машине из Краснодара я спала, в гостинице я ещё два часа поспала. Сейчас выступила и пойду опять в гостиницу спать. Надо аккумулировать силы, потому их не хватает. Я даже бросила ходить в спортзал, чтобы экономить энергию.
— На пресс-конференции 26 февраля в Москве подчеркнули, что вы «первая женщина в нашей стране, кто это делает» (едет с сольным концертным стендап-туром по России). И есть сериал известный про женщину-комика «Невероятная миссис Мейзел». Вы его смотрели? Если да, можете сказать, у вас в жизненном и творческом пути есть какие-то параллели? По вашему мнению, насколько женщинам проще сейчас заниматься стендапом, чем, скажем, в 50-х годах?
— Я не чувствую особых параллелей между мной и героиней. Почему? Потому что нужно понимать, что это разные эпохи. Там всё равно речь идёт об эпохе «дофеминистической», я её так называю. Женщине тогда вообще в принципе тяжело было пробиться и показать себя. Ну и сам сериал не столько о стендапе, сколько о феминизме, то есть очередное произведение на тему того, что женщина пошла и добилась чего-то, а ведь никто в это не верил. Я у нас в стране сейчас какого-то давления не чувствую. Мне кажется уже давно отошёл стереотип, что женщин в юморе нет. У меня точно его нет. Я не боролась с обществом, с роднёй, с самой собой, ещё с кем-то. Никакого трагического события, которое бы меня подтолкнуло в юмор, не было. Как-то так сложилась судьба, что всё само собой шло, ещё с КВНа. Про меня интересный сериал не снимешь в этом плане.
— Что вы знаете о стендапе в других странах? Где женщинам сложнее всего пробиться? Есть ли женщины-стендаперы в мусульманских странах?
— Интересный вопрос. Я не слышала. Я знаю о выходцах из мусульманских стран, которые выступают в Америке или ещё где-то. Но в основном это мужчины. Но женщин стендап-комиков в хиджабе я никогда не видела. Никого не хочу оскорбить в данном случае, но мне кажется, их там нет.
Что касается России, то, если сравнивать с Европой, с Западом, у нас здесь тяжелее женщинам-комикам, потому что у нас есть дурацкий стереотип, что женский юмор плохой. Хотя, на мой взгляд, во всём мире уже давно победили этот стереотип, так как, например, в Америке стендап с 30-х годов существует и там есть великие женщины стендап-комики. Поэтому, наверно, вначале у нас тяжелее было девочкам доказать, что они смешные.
— У нас мало женщин стендап-комиков, которые бы шутили на политическую тему. Почему так?
— Смотря что называть политической темой. Вот у меня есть концерт, и я рассказываю про Слуцкого (Леонид Слуцкий, председатель Комитета Госдумы РФ по международным делам с октября 2016 года. В феврале 2018 года корреспондент Русской службы Би-би-си Фарида Рустамова, продюсер телеканала «Дождь» Дарья Жук, экс-корреспондент «Коммерсанта» Анастасия Каримова и журналистка RTVi Екатерина Котрикадзе через телеканал «Дождь» и сайт BBC обвинили Леонида Слуцкого в сексуальных домогательствах. Комитет по этике Госдумы РФ не нашёл в его действиях нарушений и не отстранил от работы — прим. «Победа 26»). Это же затрагивает политику. Но я не считаю, что шучу на политические темы. Я имею в виду, что в определённом контексте мне было интересно затронуть тему и я её затронула. А в стендапе каждый шутит о том, о чём он хочет, о том, о чём ему важно. Может просто нет пока женщин, которые бы сильно интересовались политикой. Не знаю. Ещё у меня был монолог о вербовке в ИГИЛ (запрещённая на территории РФ террористическая организация — прим. «Победа 26»), потому что в тот момент я прочитала об этом, меня затронуло и мне было интересно это рассказать. Но вообще в стендапе нет такого, что вот я буду шутить только о себе, а о политике или о религии не буду. Если тебя это как-то касается, то ты будешь об этом говорить.
— Как относитесь к феминизму?
— Я против всех крайностей: мы не будем брить ноги и будем избивать людей, которые поздравляют нас с 8 марта. Для меня это, конечно, перебор. Но феминизм это, когда мы говорим о проблемах того же харассмента, когда мы говорим о том, что женщина может справляться с какой-то работой, чтобы не было должностей, где указывается «требуется мужчина». Здесь я, конечно, сама феминистка и за феминизм. У меня была история одна не юмористическая, но она показательная. Я приехала с друзьями на Алтай, и мы поехали кататься на квадроциклах. В итоге всем парням выдали квадроциклы, а мне нет. Я сказала, что я тоже хочу поехать на квадроцикле, но мужчины из проката, сказали: «Ну вот садись рядом с кем-то». А я не хочу садиться с кем-то, я приехала, чтобы покататься на квадроцикле. Мне ответили, что женщина сама не сможет этого сделать, у них была реакция: «В смысле тебе нужен квадроцикл?». Меня это так кольнуло. В итоге я завладела квадроциклом, откаталась нормально. Они были удивлены до этого были абсолютно уверены в том, что такое невозможно. И таких ситуаций более глобальных, более серьёзных, их очень много. И у каждой женщины они как-то по-своему отзываются.
— Для вас понятия феминизм и эмансипация чем-то отличаются?
— Проявлю какое-то своё невежество, но в принципе нет.
— Как относитесь к феминитивам?
— О, а вот это я считаю полным бредом. Ещё эти слова так комично звучат. Хотя некоторые высказывают мнение, что ну вот же есть «поэтесса», «писательница», «клоунесса», а почему тогда «фотографка» не «фотографка». И я недавно думала на эту тему и ход мысли был такой, что то, что прижилось, оно уже прижилось. Но потом я подумала, что если эти слова (феминитивы — прим. «Победа 26») введут и начнут ими часто пользоваться, то, наверно, это тоже станет нормой. Но мне кажется, что какая разница, как это называется.
— У вашей программы очень актуальное название «Нет харассменту». Что по вашему мнению можно считать харассментом? Вы сами часто сталкивались с чем-то подобным? Как с этим бороться, как этого избежать?
— Харассмент, это любые проявления непотребного сексуального поведения, сексуальное оскорбление. Например, у меня был начальник, который мог мне сказать: «О, какие красивые сиськи». Я считаю, что это харассмент. Если тебя лапают, если совершили над тобой насилие сексуальное, это всё тоже харассмент. И этого (этих явлений — прим. «Победа 26») очень много.
— На планете сейчас каждый третий человек подвержен депрессии и тревожным расстройствам. Что может помочь исправить ситуацию?
— Депрессия — это же болезнь, её надо лечить. Если вас беспокоят депрессивные или какие-то тревожные расстройства, обязательно обратитесь к врачу. Не нужно заниматься самолечением, не нужно на это забивать. Если вы видите, что человек рядом с вами в депрессии, отведите его к специалисту. Не нужно думать, что это ерунда. Нужно относиться к этому с осторожностью и особой серьёзностью.
— Как много стендап-комиков нужно России? Их сейчас кажется переизбыток. Это просто естественный процесс расцвета и скоро всё пойдёт на убыль? Или это перерастёт в какое-то значимое для страны явление?
— Я думаю, что сейчас произошёл взрыв, так как это что-то новое для России, и со временем пойдёт на убыль. Сто процентов. Как с любым новым модным течением.
— Как вы относитесь к стендаперам, которые не выступают на телеканалах и выступают только в клубах или создают каналы на YouTube? Есть среди них те, кто вам нравится?
— Честно, только Поперечного концерты смотрела. Не могу сказать, что мне сильно близок его юмор, но он делает качественный продукт. Вообще это круто, каждый должен заниматься тем, что ему нравится и там, где ему нравится. Тем более мне кажется, что сейчас интернет смотрят даже больше людей, чем телик. Так что у комиков из интернета есть все шансы, чтобы стать богатыми и популярными.
— Вы уволились с должности креативного продюсера программы StandUp на ТНТ. Почему? Чем будете заниматься, может сделаете новое шоу, или вам больше нравится находится в процессе создания нового материала?
— Уволилась, потому что хотелось больше отдыхать. И планирую больше заниматься комедией. Видите, у меня появилось время, я написала концерт, поехала в тур. Теперь буду ещё больше развиваться как комик и не хочу лезть во все эти продюсерские дела.
 
 
Фото: Эдуард Корниенко/«Победа 26»