пт, 03 фев.
02:54
Ставрополь
-5 °С, ясно
Эксклюзивы

Скальпель и экскаватор: как археологи докапываются до древностиСтатья

15 июля 2019, 18:03

Сейчас здесь пересечение улиц Рогожникова и 45-параллели: с одной стороны — поле, с другой — жилой комплекс. А в VII веке до нашей эры в этой местности поселенцы «Грушёвого городища» жили и провожали своих предков в последний путь.

Древние захоронения обнаружены при строительстве третьей очереди Российского проспекта. Сюда приехали археологи и начали поиски оставшихся погребальных сооружений. Корреспондент «Победы26» присоединилась к поискам древних артефактов.
А мумии и древние проклятия будут?
В восемь утра уже надо быть на месте. Солнце ещё не жарит, но уже тепло. Мне повезло: от дома и до раскопок идти минут двадцать. С собой техника для съёмки, на голове кепка, а на руках и шее толстый слой солнцезащитного крема.
Конечно, работа археологов, реальных археологов, не похожа на то, что нам показывают в фильмах. В моём представлении это должно быть как-то так: люди в пыльных одеждах сидят на корточках и методично обчищают кисточками древние останки. Вокруг еле слышна болтовня коллег, и воздух звенит от палящего солнца. И никаких гоняющихся за учёными злобных мумий и обрушивающихся древних проклятий.
Подхожу к раскопкам — отчасти мои ожидания оправдались. Кто-то и правда сидит и аккуратно расчищает погребения, другие фиксируют уже раскопанные артефакты, третьи готовятся приступить к новым работам. А вот удивили меня экскаваторы и грузовые машины с землей. Всегда думала, что расчистка территории идёт медленно и только вручную. Прежде всего, это связанно с многолетним техногенным воздействием на исторический памятник и множеством отвалов, оставшихся от современного человека. Эти сложности предстоит преодолеть археологам.
Оказывается, вначале всегда определяется уровень, на котором находятся археологические объекты, или как в данном случае, захоронения. Это называется уровень древнего горизонта, говорит старший научный сотрудник «Наследия» Владимир Руденко. Потом часть слоя земли прямо до этого древнего горизонта убирает техника, что существенно облегчает и ускоряет работу.
«Не дай бог, на что-нибудь наступить!»
Чтобы испортить древние артефакты, нужно очень постараться, быть максимально неуклюжим и вообще не слушать инструкции опытных коллег. По крайней мере, так меня заверил Владимир и отвёл к одному из могильников, вручил кисти разных размеров, небольшую щётку, скальпель и мастерок. Захоронение уже раскопано, даже частично очищено. Остались последние штрихи перед тем, как придёт художник и зарисует находки.
Если честно, это волнительно. Потому что я как раз неуклюжая, а когда волнуюсь так вообще… И тут много нюансов. Передвигаться внутри древнего погребения можно только там, где есть свободное место, а сидеть почти всегда нужно только на корточках. Ни в коем случае нельзя ничего двигать и, не дай бог, на что-нибудь наступить.
Присматривать за мной поставили одного из участников экспедиции Ивана Харичкина. Он работает археологом уже лет восемь. Закончил ставропольское художественное училище, однажды попал на раскопки в качестве художника-графика и остался в этой профессии. Теперь не только зарисовывает артефакты, но и помогает во всех этапах.
Мне поручили аккуратно счистить с останков землю и немного освободить участок вокруг. Кистью я обметала сами кости и артефакты, она хорошо сняла пыль, и стали видны налипшие комки земли. Тут уже вступает скальпель: им нужно слегка поддевать лишнее. Иван посоветовал придерживать останки, чтобы их не повредить, и чтобы они не рассыпались. Такие случаи в самом начале работы бывают. Главное, адекватно на всё реагировать и в следующий раз уже быть внимательнее.
Трогать останки человека, который жил здесь в VII–III веке до н.э., если честно необычно, а счищать с них грязь, так тем более. Но это не вызывает никаких негативных эмоций. Наоборот, охватывают непередаваемые ощущения — ты же в прямом смысле слова прикасаешься к истории. Хотя и выполняешь монотонную работу. 
На уровне древнего горизонта
Очень важно не только убрать лишнее, но и всё оставить на тех уровнях и местах, где было найдено. Тело может быть ниже какого-нибудь сосуда или черепка от горшка и на это может быть множество причин. Например, могилу могли разграбить. Поэтому, когда обнаруживают захоронение, сначала замеряют, на каком уровне лежит каждый камень. Потом вскрывают захоронение, расчищают всё внутри и по мере обнаружения предметов замеряют их глубину расположения. Если один из предметов находится выше другого, его аккуратно обкапывают и продолжают основную расчистку. А уже когда все предметы найдены, приступают к обчистке перед зарисовкой.
У меня на мой небольшой участок 20x20 сантиметров ушло около получаса. Кстати, посоветовали слишком сильно не усердствовать, чтобы не повредить. Поэтому в основном я расчищала «по бокам». Всё лишнее я отмела к краю раскопа, а затем аккуратно вдоль стенки собрала щёткой и с помощью небольшого совка выносила наружу.
И тут случилось открытие: оказывается, можно садиться на край раскопа, потому что, если вы не «профессионал сидения на корточках», ноги быстро затекают.
В этот день мне больше ничего не доверили. Экскаваторы вышли на уровень древнего горизонта, и теперь археологам с помощью лопат тоненькими пластами нужно искать оставшиеся захоронения. Кое-где уже начали проступать новые объекты исследования. А я только под конец дня поняла, что очень хочу пить.
Два лучше одного
Следующий мой день начался не в редакции, я снова отправилась на раскопки. К 9.30 новые погребения уже успели получше очистить от основного слоя земли. И людей сегодня больше. Как рассказала Лиза Соловьёва, с которой мы вместе очищали от земли груду камней на погребальной конструкции, самое сложное — работа в разных климатических условиях и в разное время года. Это выматывает. А ещё у археологов здоровое чувство юмора и нет склонности к суевериям.
В этот раз я успела сделать намного больше, а моими инструментами были нож, кисть и та же щётка. Сначала поддевала землю, отковыривала или срезала её, а затем убирала в сторону, обчищала всё кистью, лишнее сметала щёткой. Около часа у нас ушло на то, чтобы справиться с поставленной задачей. Теперь дело за художником.
Дальше все артефакты отправят в лабораторию, где их будут изучать специалисты, в том числе почвоведы, антропологи, генетики. Найденным предметам, по возможности, придадут первоначальный вид. Например, восстановят форму сосудов. Благодаря этому учёные смогут определить их примерный возраст. Ну, а потом — научные публикации.
Работа археологов не похожа на то, что нам показывают в приключенческих фильмах. При этом, на мой взгляд, от этого она не становится менее интересной. Так что по пути домой я искала, в какую экспедицию можно было бы поехать в свой отпуск.
 
 
Фото и видео: Дарья Куличенко
Иллюстрации: Сергей Лычак