пт, 03 фев.
03:11
Ставрополь
-5 °С, ясно
Эксклюзивы

Профессия — криминалист: что скрывается за ширмой расследований

19 августа 2019, 16:20Статьи
Фото:

Почему вьетнамская звёздочка — первый помощник следователя в морге? Какие дела и почему остаются нераскрытыми? На эти и другие вопросы ответил лучший криминалист России.

Недавно Александр Мовчан получил повышение и перешёл работать криминалистом-аналитиком в СУ СКР по Ставрополью. Теперь он почти не выездной и только «сверху» контролирует процесс раскрытия преступлений. А несколько недель назад ему вручил награду председатель Следственного комитета РФ Александр Бастрыкин в Москве — cтавропольчанин стал лучшим криминалистом в России.
Дорога
Родился и вырос Александр Мовчан в Ставрополе. Здесь же закончил вуз и поступил на службу в 2011 году. Два высших образования — юридическое и экономическое. Ещё учась в институте, пошёл на практику в прокуратуру. А после учёбы попал по распределению в Будённовский межрайонный следственный отдел (тогда следком был одним из ответвлений надзорного ведомства. — Прим. ред.).
Первый выезд — смерть несовершеннолетнего. Мальчик нанюхался газа из баллончика и погиб. Оформили бумаги, провели осмотр и вернулись с места гибели в отдел. А руководитель и говорит: «Следователь обязан присутствовать на всех вскрытиях в моргах». Делать нечего — пришлось ехать.
«Недели две после этого отходил. При мне провели исследование от начала до конца. Но не стошнило, видимо, потому что поехал не пообедав. Но, если честно, это были максимально мягкие условия для погружения в профессию. Тело не успело разложиться, запаха почти не было», — вспоминает Александр Мовчан.
Все следователи реагируют на вскрытия по-разному, и есть масса подручных средств, которые помогают легче переносить частые визиты в морг.
«Позже, в 2013 году, перешёл в Ставрополь, работал старшим следователем в Промышленном районе. Ликвидировали группу террористов, а трупы привезли в бюро судебно-медицинской экспертизы. Тела убитых были после огнестрелов. Вот там запах был куда хуже, как и внешний вид. Стою и зеленею. Эксперты увидели, что плохеет, повели мазать под носом вьетнамской звёздочкой. А вообще всякое используют: кто-то духи, кто-то крема», — поясняет криминалист.
Трудовые будни
Самое тяжёлое для Александра — работать с убийствами детей. В 2016 году специалисту поручили курировать Изобильненский и Новоалександровский межрайонные следственные отделы.
Тогда Александр расследовал уголовное дело по факту убийства ребёнка. Казалось бы, жила себе обычная семья: мужчина, женщина и их четырёхмесячный малыш. Как-то вечером папа вернулся домой уставший, а на следующий день рано вставать. Ночью ребёнок плакал и мешал спать. Мужчина выхватил мальчика из коляски и швырнул со всей силы об пол. Младенец умер.
«У меня в голове не укладывалось, как так. Эмоционально сложно было понять, как можно было убить своего ребёнка», — рассказывает криминалист.
Возбудили дело по факту гибели. Отец признал вину, показал на видео с манекеном, как совершил убийство. Провели все экспертизы, собрали доказательную базу, подозреваемого перевели в СИЗО. Показания дала и мать, которая обличила супруга в злодеянии.
На 40 день после смерти ребёнка мать погибла: утонула в водоёме. Признаков криминальной смерти нет. Узнав о гибели супруги, мужчина резко поменял показания и начал всё «валить» на жену – якобы тогда он лишь пытался выгородить женщину. Теперь же защищать некого, а «просто так сидеть не хочется». Дело с обвинительным заключением рассматривали в суде с присяжными. Они вынесли оправдательный приговор и отпустили мужчину на свободу.
«Мы обжаловали. Решением верховного суда оправдательный приговор отменили, и признали подсудимого виновным. Наказание — длительное лишение свободы. 12 или 14 лет. Но ведь уже нет ни ребёнка, ни жены. Вопрос: как он с этим жить теперь будет?», — говорит Александр Мовчан.
Каково оно, собирать улики?
Изнанка работы криминалиста не так романтична, как показывают по телевизору. В основном происходят бытовые убийства среди контингента, который принято называть неблагополучным.
«Заходишь в дом, а там — кровь, кишки по стенам. Везде бардак, антисанитария. Трупы, алкоголь, сигареты. Неприятно, скажем так», - признаётся следователь.
Поэтому чаще всего трудовые будни работников следкома выглядят примерно так. Один из последних выездов на двойное убийство: дверь в квартиру не заперта, всюду бутылки и «бычки», следы погрома и кражи.
«Любой преступник на месте оставляет следы, главное — найти их. В этот раз злоумышленник после расправы решил заработать. Руки у него были в крови, и когда отключал телевизор от сети, оставил на удлинителе отпечаток. Пробили по базе, и нашли», — рассказывает Александр.
Существуют методики, по которым проводится первичный осмотр места преступления. Главное правило — не принести ничего «своего», поэтому специалисты надевают перчатки и бахилы.
Далее тело погибшего осматривают на повреждения. Колотое ранение, огнестрел, удары тупым предметом — это разновидности причины гибели. На основе этого эксперт рассказывает коллегам, как могло выглядеть орудие убийства.
Следующий шаг — поиск предмета. Как правило, преступник выбрасывает его где-то поблизости. Велика вероятность, что прямо под окном. Ведётся поквартирный обход и проверяют телефон погибшего — с кем созванивался, кому писал.
Параллельно с этим на месте преступления внимательно изучают детали. Например, если есть бутылки от алкоголя, то нужно узнать, где его купили. Продавец может вспомнить погибшего или описать предполагаемого убийцу. Конечно, проверяются отпечатки и следы.
Что в итоге?
Следователь всегда пытается понять, что стоит за тем или иным преступлением, говорит Александр Мовчан. Ведь работать надо по совести — речь идёт о человеческих жизнях и судьбах. Но о своих заслугах снова умалчивает: мол, задали планку, а он просто старается ей соответствовать.
Фото: личный архив Александра Мовчана