Победа 26

Все новости Ставропольского края

пт, 28 янв.
12:24
Ставрополь
-5 °С, облачно

Зачем губернатору Владимирову «Прямые линии»?

18 декабря 2019, 19:47Статьи

Глава Ставрополья в очередной раз пообщался сразу со всем краем. «Победа26» вместе с экспертами разобралась, насколько эффективен такой формат и для чего его придумали.

Надо признать, что, в отличие от первых «Прямых линий», сейчас они не вызывают чувства новизны. Счёт таким событиям скоро пойдёт на десятки, а их тональность становится всё более деловой. Это не обыденность, а вектор развития, в котором конструктивность всё сильнее преобладает над эмоциональным эффектом.
Мы помним, что сам формат был изобретён не на Ставрополье. Владимир Путин в начале нулевых использовал его для преодоления ментального барьера, сформировавшегося в стране. «Прямые линии» давали возможность простому человеку донести свои вопросу напрямую главе государства, минуя вязкую бюрократическую прослойку. Они показывали, что власть не так уж далека от народа, а Москва — не отдельное государство.
Глава региона постоянно на связи с жителями. Практически любой ставрополец имеет возможность увидеть губернатора лично, написать ему в Instagram или позвонить в приёмную. Краевой центр связан с любым, даже самым отдалённым поселением.
Поэтому на данном уровне решаются несколько иные задачи. В первую очередь это «сверка часов», проверка того, насколько власть понимает чаяния людей и известно ли ей обо всём, что происходит на местах. Проблемы чаще всего не столь масштабны, а потому и решаются чаще всего в режиме реального времени.
Другая задача — объяснить людям, как происходят те или иные процессы. То есть, не просто исполнение желаний, а подробное раскрытие механизмов принятия решений и реализации тех или иных проектов. В этом плане нынешняя «Прямая линия» была весьма показательной. Обращаются, к примеру, жители отдалённого посёлка с просьбой сделать капитальный ремонт в их Доме культуры или поликлинике. Владимир Владимиров рассказывает, в рамках какой программы это делается, упоминает об уже существующих достижениях и далее даёт алгоритм решения данного конкретного вопроса: как превратить инициативу в юридически обязывающий документ, какие этапы он должен пройти и когда возможно реальное воплощение. То есть, не просто «вы попросили — мы сделаем», а вся анатомия процесса с указанием разумных сроков.
Тем самым меняется отношение людей к власти. Они начинают её понимать. Появляется чувство ответственности и соучастия. Не просто попросить и ждать результата, а инициировать и контролировать весь процесс решения проблемы. Это по-своему смелый подход. Граждане осознают, что руководство края не может «просто так» что-то сделать. Что формируются бюджеты, создаётся проектно-сметная документация, проводится конкурс — и только после всех этих «незаметных» этапов начинается то, что они могут увидеть собственными глазами. Но при этом влиять на ситуацию и участвовать в процессе от начала до конца. Если местное руководство его «тормозит», то можно обратиться в вышестоящие органы и ускорить. Если проект не устраивает, то он обсуждается на общественных слушаниях и в него вносятся необходимые поправки. Если подрядчик работает недостаточно качественно и быстро, то он несёт ответственность.
Так было в случае с незаконным использованием тяжёлой строительной техники на горе Горячей в Пятигорске. Люди возмутились, что экскаватор утюжит место, где формируются источники минеральных вод, и подрядчик был наказан: вначале ему предписали восстановить всё, что было испорчено, а следом он был отстранён от участия в проекте строительства терренкура:
«Сейчас там никаких работ не ведётся. Хотим вручную отсыпать терренкур», — рассказал Владимиров.
Именно такое сочетание сопричастности и ответственности каждого ставропольца ко всему, что происходит в крае, стало одним из основных лейтмотивов декабрьской «Прямой линии». К примеру, недавняя история с проектом строительства завода в Лермонтове. Группа зачастую приезжих активистов, выступая от имени жителей города, подняла панику, раздула скандал на пустом месте, спугнула инвестора и пошла дальше «отрабатывать» другие темы. А оставшиеся ни с чем горожане спрашивают Владимирова: «Что дальше?» А губернатор объясняет, что Лермонтову нужны новые предприятия, чтобы прекрасно образованная молодёжь не уезжала оттуда в другие регионы:
«В Лермонтове огромный инженерный, научный, технологический потенциал. Местные дети — одни из лучших по сдаче ЕГЭ в крае, но они едут в Центральную Россию. Так не должно быть», — сказал Владимир Владимиров.
И потому ничего не остаётся, кроме как искать нового инвестора. Хочется надеяться, что, если таковой будет найден, местная общественность не позволит больше никаким паникёрам и провокаторам решать что-либо за них.
Такое понимание и поддержка населения позволяет губернатору проводить более решительную политику. Это касается не только реализации смелых проектов, но и системной работы по очистке властных структур от коррупции. По словам Владимирова, борьба с ней не прекратится никогда, но для того, чтобы эта борьба шла более эффективно, нужно участие каждого:
«Если столкнулись с коррупцией, приходите в полицию, приходите ко мне, я вас обязательно услышу... Из-за таких людей появляется недоверие к власти. Оно появляется из-за того, что есть нечистые на руку люди и во власти. И эта работа никогда не закончится», — призывает Владимир Владимиров.
Всё это позволяет делать выводы, что глава Ставрополья, в том числе и посредством таких «Прямых линий», укрепляет свой авторитет и политический вес, так как получает не разовую — в ходе выборов — а постоянно растущую поддержку населения.
«Слушая трансляцию, можно говорить о том, что В.В. Владимиров показывает пример не только хорошего хозяйственника, хотя это выражение сегодня и не очень популярно и применимо к губернаторам, но и нестандартно мыслящего управленца, главная задача которого быть хорошим дирижёром, который распределяет усилия множества людей, создавая гармоничную мелодию в социально-экономической, духовно-культурной сферах края. «Прямая линия» показала, что растёт доверие людей к губернатору, его политический вес и авторитет», — считает руководитель филиала Фонда развития гражданского общества в городе Ставрополе Геннадий Косов.