вт, 31 янв.
00:46
Ставрополь
+1 °С, ясно
Эксклюзивы

«Человеку предлагают обследоваться на ВИЧ – он считает, что его оскорбили»

27 марта 2020, 10:21Статьи
Фото:

После эксперимента с добровольным тестированием на ВИЧ корреспондент ИА «Победа26» пообщался с главным врачом Ставропольского краевого центра СПИД Денисом Штаневым. Есть ли у ВИЧ симптомы, можно ли вылечиться полностью и что на самом деле спасёт человечество от этой коварной болезни — читайте в нашем материале.

— Что здесь делают так много иностранцев?
— Это не имеет отношения к фильму Дудя. У нас ежегодно все иностранные граждане, которые нуждаются в получении разрешения на временное проживание, вида на жительство или патента на право осуществления в нашей стране трудовой деятельности, должны обследоваться на ВИЧ. Отсутствие ВИЧ-инфекции дает им право жить и работать в России.
— Если обследование анонимное, зачем я предъявляла свой паспорт?
— Это два разных варианта обследования, которые может выбрать гражданин. Если обследование анонимное, то в результате исследования вместо фамилии, имени и отчества указывается шифр, то есть результат обезличен, и поэтому не может быть представлен по месту требования. Например, в поликлинику или больницу. Однако если человек просит выдать результат с указанием фамилии и имени, тогда необходимо предоставить документ, удостоверяющий личность.
— А почему это так важно? Для людей с ВИЧ есть какие-то ограничения?
— Действительно, наличие ВИЧ-инфекции сопряжено с рядом ограничений. Например, ВИЧ-инфицированный человек никогда не сможет быть донором, или работать по некоторым специальностям. Поэтому, если человек приходит и сдаёт кровь, мы делаем всё для того, чтобы его идентифицировать. Данные о каждом гражданине с ВИЧ-инфекцией мы храним у себя и в обязательном порядке передаем в краевую станцию переливания крови.
— Чего добиваются ВИЧ-диссиденты?
— В Ставропольском крае мы периодически сталкиваемся с жертвами ВИЧ-диссидентства. У нас организаций, которые бы пропагандировали эту идею пока нет. Ну или по крайней мере мы ни разу не встречали человека, который ссылался бы на ставропольскую организацию. В основном это центральная Россия, западная её часть. А жертвы есть. К нам редко, но обращаются люди, которые сразу узнав о ВИЧ-положительном статусе, пытались найти информацию в интернете. Там им сообщали, что это якобы обман. Такие люди обычно отказываются становиться на учёт и лечиться. Встречаемся мы с ними потом лет через пять-семь, когда они попадают в больницу в тяжёлой стадии. Поэтому эпидемию пока невозможно остановить. Чтобы это сделать, нужно всех обследовать на ВИЧ всех, кто инфицирован, взять на терапию.
В прошлом году мы обследовали 26 процентов населения края, в 2018 – 24, а до этого — 21 процент. Если бы все сами себе сказали «я пойду и обследуюсь», мы бы уже знали про каждого, кому необходимо лечение. Но такого осознанного поведения у наших граждан нет. Человеку предлагают обследоваться на ВИЧ – он считает, что его оскорбили.
— А правда, что ВИЧ может не проявляться десять лет?
— У этого вируса есть инкубационный период (первая стадия), после которого заболевание делится на стадию острых проявлений, субклиническую и вторичных заболеваний. Первая длится с момента заражения до первых возможных проявлений. Обычно у инфекционных заболеваний эта манифестация выглядит ярко, с ВИЧ все сложнее. Острые проявления бывают не у всех и поэтому болезнь может протекать бессимптомно долгие годы. На субклинической стадии, которая длится до 10 лет, могут быть только увеличены лимфоузлы. И то не факт. Так что да, всё это время многие и не знают о диагнозе.
— А если симптомы всё-таки есть, то какие они?
— В большинстве случаев они протекают под маской простого заболевания: повышение температуры тела, слабость, увеличение лимфоузлов, боли в суставах, ангина, сыпь. Характерных клинических проявлений не существует. Это очень коварная болезнь. Вирус не спит и постепенно истощает иммунитет, который начинает угасать. В итоге появляются очень специфические для ВИЧ-инфекции заболевания. Например, пневмоцистная пневмония: приводит к смерти. Но наиболее частая причина смерти пациентов с ВИЧ-инфекцией — это туберкулёз. Его просто невозможно вылечить на фоне иммунодефицита.
— Тогда как часто мне нужно сдавать тест на ВИЧ?
— Зависит от рисковых форм поведения. Мы все разные. Но в любом случае, если возникла какая-то ситуация, нужно через 2-3 месяца сходить провериться.
У нас есть несколько тестов на вооружение. Один из них – экспресс, который определяет статус через слюну. Он работает через антитела: это то, что вырабатывает наш организм в ответ на вторжение вируса или бактерии. В среднем, они появляются где-то к третьему месяцу.
Есть другая тест-система: ищем те же антитела, но в крови. Там же можем определять антиген P24 – фрагмент вируса, который мы находим методом иммуноферментного анализа. Период: от двух-трёх недель после заражения.
А ещё можем определить по ПЦР – нуклеиновые кислоты вируса. Это очень сложный метод. Применяется для определения заболевания на 5-7 день после заражения. Это дорогая методика, она в основном нужна для малышей, рождённых от ВИЧ-инфицированных матерей. Дети с её кровью получают антитела, а вирус – не обязательно. Обычный тест ошибочно скажет, что малыш заражён. Только ПЦР может дать верный результат.
— Если мой статус окажется положительным, куда мне идти?
— Нужно прийти в центр СПИД и встать на учёт. Всё абсолютно бесплатно. С этого момента государство несёт полную ответственность за обеспечение вас лекарствами. Посещать врача нужно четыре раза в год.
— А как мне объявят диагноз?
— У нас в центре СПИД работают опытные штатные психологи. Очень важно, чтобы человек правильно воспринял свой диагноз. ВИЧ — это не смертельно. Сегодня он хорошо контролируется лекарствами. Насколько грамотно до человека будет донесена эта информация, настолько дальше он будет спокойнее жить и относиться к лечению.
Также психологи нужны, если человек решил отказаться о терапии. В какой-то момент пациент думает, что он и так здоров. Необходимо донести, что если он перестанет принимать препараты, тогда его жизнь круто изменится.
— Антисептик поможет от ВИЧ?
— Такие препараты, как «Мирамистин» на вирусы не действуют. Если мы говорим про половые контакты – это только барьерная контрацепция. Слухи о том, что презервативы неэффективны не подтверждаются. Такое возможно, если их неправильно использовать. Все презервативы проверяются электроникой: то есть через них пропускают ток, электроны. Обычно они не проходят. Электроны — это часть атомов, вирус – гораздо больше. Как он пройдёт? Никак. Во-вторых, у вирусов нет ножек и ручек. Они перемещаются пассивно с током жидкости.
— А могу я не заразиться от ВИЧ-положительного человека при прямом контакте? Говорят, что заразиться не так уж просто.
— Большое значение имеет количество вирусных частиц, которые попадают человеку в ту же кровь. У нас есть абстрактная шкала: сколько должно быть возбудителей, чтобы они вызвали заболевание. Для чумы нужен только один, для ВИЧ – приблизительно 10 тысяч.
Переливание донорской крови — заразишься 100 процентов. Шприц – зависит от количества крови в игле, но из практики тоже близко к 100. При половых связях всё индивидуально: 50 на 50. Это не поддаётся никаким математическим анализам. Но если человек принимает лекарство, то количество вирусов снижается настолько, что они не определяются современными методами. Вероятность заражения от матери к ребёнку, в паре и среди наркоманов сводится почти к нулю.
— Может, человечество уже на пороге того, чтобы излечивать от ВИЧ полностью? Как насчёт берлинского и лондонского пациентов?
— Изначально у этих людей лечили не ВИЧ, а опухоли кроветворной и лимфоидной тканей. Однако, чтобы вылечить рак крови, нужно вытравить все свои клетки и заселить новые. На помощь приходит донорский костный мозг.
Приблизительно у одного процента населения существует мутация, которая не даёт возможности вирусу иммунодефицита человека прикрепиться к лимфоциту. Ему негде размножаться: просто не находит себе «домика». В берлинском случае получилось именно так: носителю ВИЧ случайно пересадили костный мозг человека, который имел эту редкую мутацию. Лондонский пациент специально подбирал такого донора.
Сама по себе химиотерапия при раке крови сопряжена очень высокими рисками погибнуть от инфекционных заболеваний: из организма на какой-то период вытравливается иммунитет. Вылечиться от ВИЧ в теории так можно, но человек может от своей затеи погибнуть. С другой стороны человек с донорским костным мозгом должен длительно, в некоторых случаях пожизненно принимать препараты, которые не дадут произойти отторжению. Стоит оно того?