сб, 28 янв.
06:20
Ставрополь
-5 °С, облачно
Эксклюзивы

К кому спешит скорая?

15 сентября 2020, 15:47Статьи
Фото:

Корреспондент ИА «Победа26» побывал на станции скорой помощи и разобрался, откуда берутся задержки при ожидании бригады.

На Ставрополье действует новая система приёма и передачи вызовов скорой. Край поделён на три зоны с диспетчерским центром в каждой из них: Ставрополь, Пятигорск и Будённовск. Специалист получает вызов, обрабатывает его и передаёт бригаде. Параллельно на планшет фельдшеру из централизованной системы поступает информация с историей болезни пациента. Очевидно, так работать удобнее, но в условиях пандемии при таком подходе появляются новые проблемы.
Не все вызовы — экстренные
Станция скорой помощи в Ставрополе. На часах 08:20. У фельдшеров пересменка, на три минуты их собирает главврач и сообщает последние данные о коечном фонде: сколько мест свободно, сколько занято. В период пандемии коронавируса эта информация особенно важна. Врачам теперь нужно внимательно относиться к пациентам и отвозить в больницы только тех, кто действительно нуждается в экстренной помощи.
«Госпитализация исключительно по клиническим показаниям. Соблюдайте личную безопасность и требуйте того же от членов бригад. Напоминаю, у нас 34 из 600 сотрудников заразились ковидом. Также прошу всех привиться, у нас началась прививочная кампания от гриппа», — обращается к коллегам главврач станции скорой помощи Антон Фарсиянц.
Такая же пересменка пройдет и в 8:40 — с другими бригадами, чтобы процесс оказания помощи скорой был непрерывным. На станции такую организацию называют мозаичной.
После инструктажа врачи и фельдшеры расходятся по своим бригадам. Кто-то ушёл с тяжёлой смены, кто-то только заступил. Буквально за несколько минут практически все машины разъезжаются. Несколько остаются во дворе: в одной готовят салон к работе, вторую загоняют в гараж «на яму», чтобы механик проверил мотор и ходовую часть.
Сергей Радченко работает на скорой уже 37 лет, он фельдшер высшей категории. Профессия непростая, но интересная. Его бригада готовится к выезду на реанимобиле. Вызовы, говорит он, поступают самые разные. Для каждого случая предусмотрен полный набор лекарств и медицинской аппаратуры: два кардиографа, аппарат ИВЛ, дефибриллятор, растворы, детский реанимационный набор, кислородные баллоны, носилки, опломбированная реанимационная сумка.
Случается, что люди вызывают бригаду скорой от испуга. Больной почувствовал недомогание и обратился по номеру 103, хотя на самом деле достаточно было принять таблетку.
«Пожилые люди в основном вызывают для оказания неотложной помощи. Приезжаем, они говорят, боимся таблетки принимать. А так думают, что скорая приедет и поможет. Мы приезжаем, отшучиваемся, конечно, что у нас таблетки вкуснее. Но важно, в первую очередь, выполнить не такие вызовы, а по экстренному поводу», — признаётся Сергей Радченко.
Случается, что у человека уже третий день держится температура 37,2. Скорая примет этот вызов, но по клиническим показаниям не поставит первым в очереди. Это не прихоть врачей, того требует сложная ситуация с коронавирусом.
«Не можем всех в стационар забрать»
За несколько месяцев пандемии фельдшеры привыкли к работе в экстремальных условиях. В мае ещё было трудно, не хватало опыта, но теперь освоились. Сейчас главная задача — госпитализировать пациентов с дыхательной недостаточностью по клиническим показаниям. Важно, чтобы люди понимали это, объясняет главврач станции.
Раньше «с карандашом» вызов принимали на месте — в районе, а сейчас в специальном оперативном отделе. Например, в Ставрополе. Звонок поступает обученному диспетчеру, который должен опросить пациента и определить категорию экстренности вызова. Это нужно, чтобы понять, в каком порядке его выполнять. Есть пациенты, у которых на счету каждая минута, а к некоторым выезд бригады можно отсрочить.
Тех пациентов, которые настаивают на госпитализации, но на самом деле в ней не нуждаются, передают в поликлинику. Там участковые терапевты будут следить за их состоянием до выздоровления.
«Мы не можем всех в стационар забрать: специалисты вынуждены дифференцировать, есть основания для госпитализации или нет. Мы не можем просто так отвезти человека в больницу. Нужен подтверждённый ковид. Допустим, человек заболел «респираторкой», стало плохо. Но у него нет анализов, компьютерной томографии, рентгена. Мы везём его срочно в больницу и ждём с ним результатов, бросить не можем. Сделали КТ, а там нет никаких серьёзных показаний, мы везём его назад домой. Если мы его положим в больницу, он займёт койку того, кому она нужнее», — объясняет главврач станции скорой помощи Антон Фарсиянц.
При этом есть пациенты, которые сами остаются дома, терпят до последнего, пока не падает уровень кислорода в крови. Такого больного, наоборот, нужно забирать. Каждое утро главврач должен уточнять в больницах своей зоны ответственности, сколько есть свободных коек.
 
В то же время врачам и фельдшерам необходимо ездить и на другие экстренные вызовы: инфаркт, инсульт не могут ждать. Со скорой никто не снимал ответственность за помощь пациентам с подобными патологиями, к которым нужно успеть за 20 минут.
Фейковые пациенты
Встречаются в медицинской практике и симулянты. Они вызывают скорую помощь, чтобы просто получить сигнальный лист о приезде бригады. После документом можно воспользоваться в корыстных целях. Например, оформить больничный или инвалидность. С этим сейчас пытаются бороться.
Допустим, вы пошли в поликлинику, сдали анализ, результаты которого вносятся в единую систему. Фельдшер будет ехать на вызов и на ходу знакомиться с вашей карточкой, чтобы иметь полное представление о пациенте. Такой информационный контур даёт возможность исключить симуляцию заболевания.
Скорая часто приезжает на вызовы к напуганным пациентам: панические настроения из-за Covid-19, конечно, присутствуют, но это не основание для госпитализации. Тем не менее человек может неадекватно отреагировать на отказ.
«Потребительское отношение у многих осталось. Попадаются хамы, агрессивные люди. Вот недавно тарелку бросили в машину реанимации. Бывает, сидит человек дома, вдруг поднялось давление, он вызывает скорую. Минут 40 машина может ехать на вызов, потому что он не экстренный, но человек уже себе всё напридумывал. В основном уверены, что скорая должна появиться в конце телефонного звонка. И всё же у большинства ставропольцев есть понимание, за это им спасибо. Они осознают, что сейчас экстремальная ситуация, которая требует мобилизации служб и понимания, кому в первую очередь нужно помочь», — говорит главврач станции скорой помощи.
Фото: Эдуард Корниенко/ИА «Победа26»