Сержанты победили смотрящих: репортаж из ставропольской спецшколы

19 октября 2020, 14:34Статьи

Как «разведка боем» переросла в метод перевоспитания трудных подростков.

«Здравия желаю, товарищ полковник! За время моего дежурства происшествий не случилось», — докладывает директору Степану Любенко дневальный перед тем, как скомандовать «подъём».
В тихом до того коридоре начинается суета, которая знакома любому, кто служил в вооружённых силах. Два десятка молодых людей скоро вскакивают с кроватей, одеваются, строятся у тумбы дневального, производят расчёт, а затем выходят на утреннюю зарядку.
Парни делились на «смотрящих» и «опущенных», решали вопросы по арестанскому уставу. Влияние оказывали заключённые двух близлежащих колоний.
«Они созванивались и спрашивали, как им поступать по их криминальному уставу. И поступали в извращённой форме. Если сказали ударить, то они изобьют», — вспоминает Людмила Каклюгина, которая сегодня занимает должность заместителя директора по режиму.
«Скажем по-военному просто: я решил провести разведку боем и рекогносцировку на местности», — вспоминает Любенко.
«Система эта своеобразная, но она очень простая. Три кита: военно-патриотическое воспитание, духовно-нравственное воспитание и спортивное. Всё просто в этой жизни: мускул свой, дыхание и тело тренируй с пользой для военного дела», — говорит директор спецшколы.
«То, что Степан Михайлович ввёл форму, изменило отношение к детям. Их это дисциплинирует и нас. Мы по-другому смотрим на этих детей. Всё, что было там, — было там (Вне школы. — Прим. ред.). Здесь отношение к себе он создаёт заново», — говорит Людмила Каклюгина.
«Хотим быть похожими на директора. Директор только на краповый берет сдавал, а мы — на оливковый», — говорит один из воспитанников школы Миша.
Командир Миша и прапорщик АндрейСейчас Миша — заместитель командира. Он водит ребят строем в столовую и на уроки, отдаёт команды и помогает следить за порядком и дисциплиной в подразделении. За те два с половиной года, которые  провёл в спецшколе, парень обрёл командный голос и армейскую выправку. До этого всё было иначе. Говорит, что попал в школу за «не очень хорошее поведение».
«Школу прогуливали, пили, курили», — признаётся Михаил.
«Мы знаем судьбу каждого воспитанника. К сожалению, мы не можем сказать, что все они стали молодцами и умницами, но я просто приведу статистику», — говорит директор.
«Они не грабят и не воруют. Чтобы их дети ни в чём не нуждались, они работают», — говорит Любенко.
«Самое страшное — это дети, которые никому не были нужны», — рассказывает директор.
Кроме прочего, Степан Любенко произвёл многие кадровые перестановки. Появилось новое требование к сотрудникам. Оно касается отношения к детям.
«Если смотреть на этих детей исподлобья и воспитывать в них ещё больше злобы, во взрослой жизни она перельётся через край, мы получим готового преступника. Сотрудники видят в этих детях детей, а не преступников», — говорит Любенко.