Ставропольские эксперты объяснили, почему молчат жертвы домашнего насилия

22 января 2021, 12:53Статьи

Об агрессивном поведении не распространяются из страха осуждения, собственной неуверенности, а также из-за того, что считают побои и психологическое давление обычным делом. Только на Ставрополье ежегодно насилию подвергаются более 300 детей, а десятки женщин находят приют в кризисных центрах.

Есть одно правило: если человек столкнулся с агрессивным поведением в свой адрес, то ни в коем случае не стоит молчать об этом.
«Важно не считать себя виноватым в случившемся. В обществе часто бытуют мифы, оправдывающие насилие. Совершать насилие или действовать другим способом — это выбор человека. Не нужно замыкаться и молчать о проблеме. Часто женщинам стыдно и неловко признаться близким людям в том, что происходит дома. Этим пользуются агрессоры, продолжая свои действия. Поддержку можно найти в кризисных центрах и на специализированных телефонах доверия», — рассказала психолог.
По словам специалиста, насилие не имеет оправданий, как и алкоголь не снимает ответственности за случившееся.
«Ведь под действием алкоголя человек не бьёт всех подряд, а только меньшего по силам, не так ли?» — объяснила эксперт.
Если речь идёт о семье с детьми, где один из родителей терпит побои или давление, то стоит подумать не только о собственных переживаниях. Главный вопрос, который должен задать себе человек в такой ситуации: «Как наблюдение за происходящим может отразиться на чадах в будущем?». А потом незамедлительно принимать меры. 
«Важно не сообщать агрессору заранее о планируемой смене места жительства. По статистике, самые жестокие преступления совершаются, когда женщина заявляет о разрыве, или сразу после. Поэтому этот момент необходимо заранее продумать, чтобы максимально защитить себя и детей», — говорит Елена Шматова.
Психолог считает, что мужчинам, которые стали жертвой агрессии, сложнее в этом признаться. Елена Шматова рекомендует поставить свою безопасность выше общественного мнения.
Что делать маленькому человеку?
Ребёнок, страдающий от домашнего насилия, более уязвим, чем взрослые, так как полностью зависит от агрессоров. Ранее «Победа26» сообщала о случае в одной из семей Минвод. Выяснилось, что нанятая на работу няня издевалась над двумя детьми. Двухлетнего мальчика она избивала, а семилетнего запугивала, чтобы он не рассказал ничего родителям. Виновницу удалось привлечь к ответственности благодаря видео, которое мать нашла в телефоне старшего сына.
По словам уполномоченного по правам ребёнка в Ставропольском крае Светланы Адаменко, ежегодно в регионе насилию подвергаются более 300 детей до 17 лет.
«Я бы сказала, что географически эта проблема никак не связана, она характерна для всей России. Ставропольский край не занимает здесь каких-либо лидирующих позиций, хотя своя печальная статистика преступлений, прежде всего в отношении малолетних, имеется. По данным правоохранительных органов, только за 2020 год мы потеряли более 120 детей до 15 лет. Они погибли от так называемых внешних причин — ДТП, водоёмы, выпадение из окон, суициды, недосмотр взрослых. В результате убийств в семье у нас за два года погибло 5 детей», — приводит печальную статистику омбудсмен.
Светлана Адаменко рассказала и о другом виде насилия в отношении детей — сексуальном. По её словам, подавляющее число таких ситуаций совершается членами семьи или людьми из близкого круга. Преступниками становятся отчимы, старшие братья, дяди, дедушки, друзья родителей, соседи.
«Тема о сексуальном насилии по-прежнему вызывает тревогу, и здесь цифры растут, к сожалению. Почти 150 детей за два года пострадали по этой статье. И возраст детей очень маленький — от 3 до 12 лет. Как правило, дети молчат, и вот здесь очень важно проявлять бдительность, потому что меняется поведение. Опытный психолог должен увидеть ребёнка, который живёт в стрессе и страхе. Тем более если есть следы насилия у ребёнка. Педагоги по российскому законодательству о таких фактах обязаны сообщить в органы опеки и попечительства для проведения беседы с родителями», — говорит Адаменко.
Бывают ситуации, когда по отношению к ребёнку совершено сексуальное насилие, а законный представитель не желает сотрудничать со следствием, покрывает виновника. В таком случае по решению суда опекуна отстраняют от разбирательства, отмечает эксперт.
«Органы опеки выступают в качестве законных представителей ребёнка. И такие прецеденты у нас в Ставропольском крае были», — добавила омбудсмен.
По словам Светланы Адаменко, по закону самостоятельно обратиться за помощью может ребёнок, достигший 14 лет.
«Пойти в прокуратуру, полицию, опеку и даже в суд, если есть факт насилия. Также он может сообщить классному руководителю, соседям, позвонить на телефон доверия», — объяснила Светлана Адаменко.
В отношении более маленьких детей также совершается насилие. Чаще всего об этом правоохранительные органы узнают от бабушек и дедушек жертв, или от соседей.
«Труднее всего малышам, дошколятам, которые наиболее беззащитные, особенно это дети-инвалиды, дети с лёгкой и тяжёлой умственной патологией, дети, страдающие ДЦП. Немало совершается насилия в отношении них, и они просто не могут за себя постоять. На эти вещи очень важно обращать внимание», — говорит уполномоченный по правам ребёнка.
Недавно Светлана Адаменко разбирала случай мальчика, у которого скончалась мать. Его оставили жить с отцом, хотя старшего брата отправили к бабушке в Орёл. Однако мужчина начал жестоко избивать младшего ребёнка.
«Побои были за любые, даже незначительные поступки. К примеру, опоздал в школу, забыл что-то взять из дома. Мальчик весь в синяках ходил, это видели все учителя, соседи, но никто не обращал внимания. Считали, что отец такой строгий, да ещё и пьёт. Месяц его нет дома — работает дальнобойщиком, а как возвращается, начинает наверстывать своё «воспитание». Мальчик не выдержал и позвонил своей бабушке в Орёл. Она обратилась ко мне, как к уполномоченному по правам ребёнка на Ставрополье. Мы вмешались, папа всё отрицал. Также мы разбирались со школой, с органами опеки и попечительства — почему не было реакции соответствующей. Когда уже второй раз после всех этих бесед мальчик был снова избит отцом, были приняты меры государственной защиты ребёнка», — рассказала специалист.
Пострадавшего мальчика поместили в реабилитационный центр. По словам Адаменко, после этого он не хотел возвращаться к отцу. 
«Была проделана большая совместная работа. Мы взаимодействовали с уполномоченным Орловской области и всё-таки добились того, чтобы бабушка сюда приехала. Она забрала мальчика под опеку и увезла к себе, потому что иначе могла случиться беда, судя по всем синякам и тому страху в глазах, который появлялся у мальчика при виде своего отца», — добавила эксперт.
Сейчас в этой ситуации разбираются правоохранительные органы, но для Светланы Адаменко главное, что мальчика спасли.
По мнению специалиста, эффективной защиты от домашнего насилия в российском законодательстве на сегодняшний день нет.
«В последнее время приняли несколько изменений и в Уголовный кодекс, и в Административный. Большинство дел либо не доходят до суда, либо заканчиваются примирением сторон, которые совсем не гарантируют безопасность детей в дальнейшем», — рассказала омбудсмен.
За два года к уполномоченному по правам ребёнка в Ставропольском крае обратилось более 50 человек. Они сообщили о физическом или психологическом насилии над детьми, или пренебрежительном к ним отношении.
«Однако уполномоченный по правам ребёнка не подменяет органы исполнительной власти и является дополнительным механизмом защиты прав детей. Большую роль сейчас также играет общероссийский детский телефон доверия. Количество звонков увеличивается из года в год. Особенно заметно это было в период самоизоляции из-за пандемии коронавируса», — говорит Светлана Адаменко.
Куда обратиться за помощью женщине?
В Ставропольском крае работают кризисные центры, куда можно обратиться жертве домашнего насилия. Там можно получить психологическую, физическую и материальную помощь. Это Будённовский социально-реабилитационный центр для несовершеннолетних «Искра», Пятигорский комплексный центр социального обслуживания населения, Ставропольский центр социальной помощи семье и детям, Центр психолого-педагогической помощи населению. 
Есть и некоммерческие организации: «Дом для мамы» в Ессентуках и епархиальный приют для беременных и женщин с младенцами «Мамины руки» в Ставрополе. О деятельности последнего рассказала координатор Лариса Оганян. По её словам, часто туда обращаются дети-сироты.
«По большей части приходят дети-сироты, которые до 17 лет живут в общежитиях, пока учатся, а потом им некуда идти. Например, девушки беременеют. Бывают и такие ситуации, когда женщина с детьми приезжает в город из села, денег нет, жилья тоже, поэтому в первое время обращаются ко мне», — рассказала Лариса Оганян.
Также руководитель приюта поделилась историей одной из постоялиц, которая раньше жила с мужем, четырьмя детьми и свекровью в одной квартире. Супруга забрали в тюрьму, а его мать выгнала на улицу женщину вместе с малышами.
«У этой женщины есть только мать в далёком ауле в Карачаево-Черкесии. В итоге детей отправили к бабушке, а их мать поселили в приюте. Сейчас она уже получает пособия, мы помогли ей снять квартиру, возим продукты, психологически поддерживаем. Такую помощь мы оказываем всем, кто уже выписался из приюта. Не оставляем одних», — говорит координатор епархиального приюта «Мамины руки».
За помощью в такую организацию могут обратиться не только православные, но и люди другого вероисповедания.
Жертва абьюза 
Одна из жительниц Ставрополя поделилась своей историей того, как стала жертвой насилия. Девушка три года состояла в отношениях с молодым человеком, который хотел знать о каждом её шаге. Поначалу запреты и повышенное внимание со стороны партнёра она принимала за проявления внимания и заботы.
«Сначала мне нельзя было надевать какие-то вещи, играть в компьютерные игры, гулять без него с друзьями. После всё перешло в скандалы, ссоры, мне нельзя было ставить фотографии в социальных сетях без него, он знал мои пароли, читал переписки, погулять с подружками тоже удавалось с трудом. А в один из дней он поднял на меня руку: «потому что выбесила». Он смог меня убедить, что я действительно перегнула и «довела» его, но потом, когда такое начало повторяться, я поняла, что это нездоровые отношения», — рассказала жительница Ставрополя.
История закончилась относительно хорошо, несмотря на то, что девушка не обращалась ни к кому за помощью. Ей удалось самостоятельно расстаться с молодым человеком, хоть это и было сложно.
«Мы плохо расстались, точнее, долго расставались. Там были скандалы, а потом я уехала, и он больше не мог мне ничего сделать. До этого он поджидал меня под подъездом и прочее. После этих отношений я боялась доверять другим парням и считала, что во всём виновата сама», — говорит девушка.
Что делать? 
По словам психолога Елены Шматовой, человеку, ставшему жертвой домашнего насилия, в первую очередь следует выплеснуть все эмоции. Кризисную поддержку в этом случае могут оказать близкие люди.
«Это и друзья, самое важное — не перебивать, выслушать, не давать советов, не оправдывать насилие и не говорить о том, что сама виновата. Внимание поможет создать психологический ресурс для дальнейшей работы», — считает специалист.
Психологические последствия для жертвы могут быть достаточно серьёзными. У жертв насилия часто появляется посттравматическое расстройство, повышенная тревожность, а время от времени и приступы негативных воспоминаний.
«Посттравматическое расстройство бывает не у всех. Сначала пациента нужно диагностировать клиническими тестами. А уже после этого начинать работу, решать, собирать бригаду специалистов для лечения или же нет. Может быть, поддержки психолога хватит для решения проблем. Всё индивидуально», — говорит психолог.
По словам Елены Шматовой, женщины, которые столкнулись с домашним насилием и ушли от партнёра, начинают сомневаться в своём поступке. 
«Начинаются качели. Они задаются вопросами, нужно ли было разводиться, была ли я права, может, сама спровоцировала, может, стоило просто терпеть? Именно в этот период, примерно через полгода-год после развода, женщины обращаются за помощью. Важно в это время поддержать их и успокоить», — рассказала Елена Шматова.
По словам психолога, не все жертвы обращаются за специализированной помощью, потому что в обществе насилие в какой-то степени легализовано. Для многих людей считается нормальным поднимать руку при воспитании детей. То же самое и в парах: побои супругов или сожителей у некоторых не вызовут вопросов. В этом и заключается одна из главных проблем — в восприятии. Решить её можно только на уровне государства.