пт, 02 дек.
21:57
Ставрополь
-1 °С, облачно
Эксклюзивы

Найти вопреки всему. Как устроена работа поисковых отрядов на Ставрополье и почему некоторые добровольцы «выгорают»

2 апреля 2021, 08:01Статьи
Фото:

В каких резонансных случаях на поиски выходят по 500 человек? Почему в лесах лучше искать людей на лошадях? Где и почему в крае пропадают чаще всего? Какие строгие правила действуют для членов отряда? Об этом — в материале ИА «Победа26».

Добровольческий поисково-спасательный отряд «Лиза Алерт» существует в Ставропольском крае с 2017 года. В целом же в России он был создан в 2010-ом при печальных обстоятельствах. 13 сентября в Орехово-Зуево 4-летняя Лиза Фомкина ушла вместе с тётей в лес. В течение пяти дней их судьбой почти никто не интересовался. Только после того, как в интернете распространили информацию о пропавших, на поиски отправились около 500 человек. Сначала нашли тело женщины, позже — самой Лизы. Девочка умерла от переохлаждения на девятый день, но обнаружили тело лишь на десятый.
Эта история потрясла волонтёров, которые решили объединиться, чтобы не допустить подобных ситуаций в будущем. 24 сентября 2010-ого впервые выдвинули идею создания поисково-спасательного отряда, а уже 15 октября сформировали отряд «Лиза Алерт». Его назвали в честь погибшей девочки и английского alert — «сигнал тревоги».
Кто, где и когда пропадает в Ставропольском крае
Часто поиски пропавших в регионе проходят без выездов — хватает информационной работы: постов в соцсетях, звонков. Но в некоторых ситуациях необходимо исследовать определённую территорию, где может находиться человек. С начала 2021 года в Ставропольском крае выезжать приходилось 17 раз.
«В среднем в день нам поступает по 2-3 заявки, но заранее предсказать их число невозможно. В период самоизоляции было затишье, так как люди сидели дома. Но и тогда в Невинномысске и Пятигорске были пропавшие, требовалось изучить территорию. Полиция нас не пустила из-за ковидных ограничений. Нам сказали, что органы будут работать сами. Пропавшие были и в соседних регионах. Для выезда требовалось разрешение, иногда пускали только по спискам», — рассказал региональный координатор отряда «Лиза Алерт» в Ставропольском крае Дмитрий Батин.
Представитель волонтёрского движения отмечает, что весной и осенью зачастую пропадают люди с психическими заболеваниями. Инциденты часто происходят в Новоалександровском и Кочубеевском округах, так как там большое количество социальных учреждений для детей и пожилых, приютов. С наступлением тепла возрастает и поток туристов на КМВ, а это значит, что число пропавших тоже увеличивается.
В любом поиске отряд «Лиза Алерт» работает с полицией. Как только поступает заявка, первым делом волонтёры проверяют наличие заявления в МВД от родственников. Если такого нет, то добровольцы составляют его сами. Иногда поиски завершаются из-за отказа близких людей предоставлять информацию о пропавшем — дают только фотографию с именем и фамилией, без ориентировок. Это происходит из-за недоверия или нежелания делиться какими-либо интимными подробностями о жизни семьи.
«Мы также можем сами отказать в поиске, если это криминал — такая информация обязательно проверяется в полиции. Бывает так, что нам звонят и представляются родственником пропавшего, но мы не начинаем поиск, пока не получим подтверждения от органов. Люди могут искать кредиторов, преступников — такие случаи тоже имеются», — пояснил Дмитрий Батин.
Кого будут искать первым делом?
Больше всего добровольцев отправляются на поиски детей. Такие случаи считаются самыми резонансными: иногда поступает по 500 заявок. Люди подают их, испытывая сильные эмоции и желание помочь. Например, во время инцидента в селе Северном «Лизе Алерт» поступило более 150 заполненных анкет.
«Резонансных поисков у нас не было с августа 2020 года. В селе Северном Александровского округа пропал трёхлетний ребёнок. В поиске участвовали более 500 человек на протяжении трёх суток. Тогда мы работали вместе со следователями, полицией, МЧС. К нам на помощь приезжали ребята из отрядов Адыгеи и Краснодарского края. В результате девочку нашли, с ней всё было в порядке», — поделился Дмитрий Батин.
Как правило, после одного такого резонансного поиска множество людей уходят из отряда. Скорее всего, они просто «перегорели», либо хотели помочь лишь в конкретной ситуации.
«В среднем по Ставропольскому краю каждый месяц к нам приходят 10-15 человек, не считая таких крупных мероприятий, например, как новичковая лекция. После неё обычно появляется ещё больше добровольцев. Практически постоянно в «Лиза Алерт» происходит обновление состава», — добавила старший волонтёр новичкового направления «Лиза Алерт» в Ставропольском крае Екатерина Селиванова.
В среднем же в поисках участвуют 20-30 добровольцев. Они делятся на группы по 2-3 человека, если место пропажи в городе, и по 3-4 — если в лесу. Также одна группа может выполнить задачу, а потом переключиться на другую. Благодаря этому замещается нехватка волонтёров, если таковая есть. Основные группы пропавших — это дети до 12 лет, подростки, взрослые, пожилые и люди с инвалидностью. Бывает так, что в один момент появляется сразу несколько заявок на поиск, тогда волонтёры отдают приоритет наиболее беззащитным, а затем — всем остальным.
«Прежде всего мы ищем детей до 12 лет, так как они в трудной ситуации не смогут сами себе помочь: найти еду, попросить о помощи. Затем идут пожилые и инвалиды, так как в старшем возрасте пропавшие не всегда ориентируются в пространстве. Был случай, когда мы искали дедушку. В один момент он вспомнил, что ему якобы нужно идти на работу, и не важно, что последний раз он находился там 20 лет назад и в другом населённом пункте. Но мы нашли его достаточно быстро, но далеко за городом», — говорит статист отряда «Лиза Алерт», представитель новичкового направления Елена Кузьмичкина.
Почему волонтёры выгорают? Координаторы подчёркивают, что главное правило — не посвящать отряду всё своё время. Так как добровольцы чаще всего — работающие люди, они сами выбирают, когда помогать.
«Баланс — это важно. Нам не нужно всё ваше время и ресурсы, умейте делать паузы и говорить нет. Не стоит всего себя посвящать отряду — правильно оценивайте свои силы. Иногда те, кто берётся за множество направлений сразу и старается везде успеть, очень быстро «выгорают» и перестают испытывать интерес к поискам. Бывало и такое, что человек начинает всё реже общаться с семьёй. В других регионах случались даже разводы. Ни в коем случае не нужно ставить поисковую деятельность превыше семьи, своей личной жизни», — отметила старший волонтёр новичкового направления ставропольского отряда «Лиза Алерт» Екатерина Селиванова.
Также не стоит отправляться на поиски людям с плохим здоровьем. Если одному станет плохо, то с работы снимется вся группа. В этом случае нужно придерживаться ещё одного правила: следить за своей безопасностью самостоятельно.
«У нас существует несколько правил, которые необходимо соблюдать на поисках: сообщать о том, что выехал, приехал, уехал и доехал до дома с поиска — инфорг не ляжет спать, пока последний доброволец не доберётся в целости и сохранности; получать задачи только от координатора; слушать старшего группы; не распространять информацию о поиске; следить за своей безопасностью самостоятельно; соблюдать сухой закон. Не нужно искать людей после того, как выпили даже небольшой бокал вина, потому что обязательно найдётся человек, который раздует в соцсетях, что «Лиза Алерт» — сборище алкоголиков. Плюс ко всему, выпивший человек уже не сможет сконцентрироваться полностью», — говорит представитель новичкового направления «Лизы Алерт» Ставрополья Елена Кузьмичкина.
Организатор отмечает, что на поиски выезжают не для общения, а для помощи людям.
«Также запрещено использовать одежду и аксессуары с логотипом отряда в неправильных целях. Например, не стоит выкладывать в социальные сети фотографию в фирменной куртке и с бокалом в руках, не стоит нарушать ПДД, если на вашей машине есть наклейки «Лизы Алерт». Соблюдение этих правил — гарантия нашей репутации», — отметила Елена Кузьмичкина.
Возраст основной массы людей в отряде составляет от 25-30 лет. При этом самому молодому сейчас 18, а старшему — 65. По большей части, юные поисковики работают в информационном пространстве: в соцсетях, на телефоне. В выездных поисках в основном участвуют взрослые мужчины.
В составе ставропольского отряда есть люди самых разных профессий: водители, бизнесмены, государственные служащие, полицейские, работники МЧС, кинологи, IT-шники. Каждый может найти себе занятие по душе — отряд предлагает более 25 направлений деятельности.
Ещё в поисках участвуют ставропольцы с квадрокоптерами, которые помогают делать фото с воздуха. В отряде есть картографы, составляющие чертежи местности по снимкам, и даже бизнесмены со своими вертолётами для воздушного поиска.
«У нашего отряда есть дружественный вертолётный поисково-спасательный отряд «Ангелы». В основном они выполняют задачи в Центральном федеральном округе, но иногда помогают и нам. Отряд появился из объединения бизнесменов, которые предоставили на безвозмездной основе свои вертолёты. Эти люди полностью оплачивают использование транспорта, парковку в аэропорту, топливо. Вылетают по ориентировкам, чтобы найти пропавших, а также помогают с воздуха потерявшемуся выйти из леса, если есть такая возможность — говорят с ним по телефону и направляют. Когда работает авиация, в зоне поиска не должно быть никого, чтобы с воздуха нельзя было спутать обычного добровольца с пропавшим», — поделилась Екатерина Селиванова.
Также есть конное направление. К нему относятся люди из ферм и школ, которые предоставляют своих лошадей для прочёсывания местности.
«Найти человека в лесу на лошади можно намного быстрее, чем пешком. И эффективнее. Плюс ко всему, это животное никогда не наступит на погибшего или человека без сознания, в то время как поисковик может не заметить тело», — пояснила собеседник.
Почему это важно?
По словам старшего волонтёра новичкового направления Екатерины Селивановой, сейчас есть проблема с информированностью населения о деятельности добровольческого отряда. Многие жители Ставрополья не знают о том, чем занимаются волонтёры. Чтобы исправить это, проводятся мероприятия среди школьников, студентов. Там подросткам рассказывают о работе волонтёров. Ещё детям говорят о правилах поведения в случаях, если потеряются.
«25 мая во всём мире отмечается День пропавших детей. В это время «Лиза Алерт» устраивает выставки, поисковики рассказывают о том, чем занимаются. Кроме того, проводятся местные и межрегиональные учения, а также совместные с МЧС и полицией», — говорит Екатерина Селиванова.
Координаторы подчёркивают, что главная задача отряда — найти человека вопреки всему. Случаи бывают разные: иногда из дома убегают подростки, а иногда и взрослые, которые не хотят общаться со своими близкими.
«Но мы будем искать таких людей всё равно, и поиск будет продолжаться до тех пор, пока мы их не найдём», — заключила волонтёр.