ср, 21 фев.
04:33
Ставрополь
-3 °С, облачно
Эксклюзивы

Закопались в историю: как ведут археологические раскопки в городской черте Ставрополя

30 июня 2021, 12:32Статьи
Фото:

С приходом лета возобновились археологические раскопки Грушёвского городища, которое находится в юго-западном районе Ставрополя. За работой археологов наблюдала «Победа26».

Ставропольцы постарше помнят: пару десятилетий назад границы Ставрополя даже не приближались туда, где сегодня стоят многоэтажки «Олимпийского» на тысячи семей. Здесь были только луга, а за ними — лесополосы.
Но история человечества в этом месте не началась только сейчас.
Кто были те люди, которые жили здесь тысячелетия назад? Каковы их верования и быт? А главное, почему они ушли — это пытаются выяснить учёные. Для этого они вооружились лопатами, кисточками, карандашами и альбомами и отправились на очередные археологические раскопки.
Археология — наука точная
«Исследования предполагают попластовые исследования. Каждый пласт 20 сантиметров. Итог нашей работы — это выход на стерильный материковый слой, его зачистка и исследование археологических объектов», — говорит археолог Владимир Руденко. Он руководит работой на городище.
Археологические раскопки спрятались за металлическим забором прямо через дорогу от ближайших многоэтажек. Жильцы верхних этажей наверняка могут наблюдать за процессом.
Они видят, как всё поле покрывается ровными выверенными прямоугольниками с почти идеальными стенками. Аккуратность тут важна не только для того, чтобы случайно не повредить какой-то артефакт, но и чтобы не сдвинуть его с места. Этим археология и отличается от кладоискательства: артефакты не интересны сами по себе. Они важны в контексте.
«Если мне принесут какую-то крутую вещь, но я не буду знать, где она находилась и в каком положении, она для меня практически бесполезна», — говорит Руденко.
По словам учёного, ещё одно отличие его дела от кладоискательства и от обывательских представлений — это отсутствующий романтичный флёр.
«Археология как наука достаточно точная. Для обывателя археология часто воспринимается как кладоискательство. Человек же, который занимается археологией, воспринимает не артефакты сами по себе, а исторический процесс», — пояснил Руденко.
По его словам, из-за этого сторонним людям, наверное, было бы скучно читать книги по археологии, полные типологизаций и математически точных описаний костей животных, особенностей старинных ножей и топоров, глиняной посуды. Но стоит немного окунуться, и скрывающийся за этим океан информации может накрыть с головой.
Who are you, mister Кобанец?
Что это за люди — кобанцы, которые жили здесь века и века назад? О чём они думали? Как представляли мир? Богаты ли они были?
«Мы не можем говорить об их богатстве в том понимании, которое существует сейчас. Менталитет людей со временем сильно меняется. Для них слиток бронзы был сродни огромному богатству в современном мире. Большое количество скотины и пастбища — это огромные богатства», — говорит Руденко.
Учёный отмечает, что представления о нематериальном мире были ещё более отличными от наших.
«Сейчас понять семантику, их образ жизни нам очень сложно. С большой уверенностью можно сказать, что у них не было разницы между этим миром, иным миром, перерождением. Совершенно свой менталитет», — пояснил Руденко.
Археолог показывает предметы, которые удалось достать из слоёв земли: посуду, орудия труда. Пристальное внимание учёный обращает на топор из железа — особая находка.
«Здесь в поселении это впервые произошло. На могильниках мы находили бронзовые и каменные топоры, но топор из железа встретился впервые. Это удача. Должно быть, он относится к более поздним периодам существования городища. Вполне вероятно, что это рубеж 4-го века до нашей эры», — говорит Руденко.
По его словам, более точные выводы можно будет сделать позже, после подробного исследования во время камеральной обработки. Этот этап по времени длится не меньше, а скорее даже больше самих раскопок. Все найденные объекты отмываются, подробно изучаются, классифицируются, зарисовываются. Только после этого артефакты попадут в музеи, где историки и дальше будут иметь к ним доступ. По ним учёные пытаются сделать выводы, чтобы ещё лучше понять, у кого мы унаследовали землю спустя тысячи лет.
Из прошлого в будущее
Не нужно быть предсказателем, чтобы понять, что через два-три десятилетия современный Ставрополь будет расширяться и пройдёт дальше нынешней 45-й параллели. Учёные смотрят на это спокойно: с урбанизацией ничего не поделаешь. В чём-то она даже помогает. Например, сейчас банально проще добраться до раскопок, чем когда городище было далеко за городом.
А ещё к раскопкам вырос интерес горожан. Например, недавно заглядывали дети из воскресной школы. Заходят и те, кто ностальгирует по студенческой истфаковской молодости: у многих на раскопках проходила практика.
Но возможно ли защитить от надвигающегося города осколки прошлого?
«Интересно, что на срезе Грушёвского городища хорошо показаны исторические процессы. Пересечение местных племён с греческими, проникновение артефактов из причерноморских колоний. Это очень интересные вещи. Думаю, горожанам было бы интересно попадать в такие места и узнавать новое о том месте, где они живут сейчас», — говорит Руденко.
Учёный считает, что помочь может музеефикация.
«Сама по себе напрашивается ситуация, когда необходимо создать какие-то исторические места, чтобы люди могли пройтись, почитать баннеры. Кто бы знал, что были когда-то такие племена кобанцев? Такова история этого края, такова история этой земли. И она никуда не делась, она у нас под ногами», — пояснил специалист.
Но пока это лишь пожелания к будущему. А сейчас археологи продолжают выкапывать ровные прямоугольники в земле. Работы предстоит ещё много.