Как устроено первое на Ставрополье производство медицинского кислорода

12 августа 2021, 12:01Статьи

«Невинномысский Азот» первым в регионе получил лицензию и наладил поставки жидкого кислорода в ставропольские больницы. Как организован процесс — в материале ИА «Победа26».

Женщина в белом халате надевает несоразмерно огромные рыжие перчатки. Они выглядят забавно: будто скопированы из диснеевских мультфильмов первой половины прошлого века. Но таковы меры безопасности: взаимодействовать приходится с крайне низкими температурами.
Аккуратным движением она достаёт из баллона исполинскую пробку и вставляет вместо неё нечто вроде длинного тонкого крана. Из него в колбу вначале бьёт пар, а потом начинает течь прозрачная жидкость. Через некоторое время струя иссякает. Женщина меняет кран на другой такой же: первый замёрз и его вешают на специальные крюки, чтобы оттаял.
В конечном итоге в колбе собирается некоторое количество кипящей голубоватой жидкости. Она активно испаряется, а журналисты стараются успеть сделать необходимые кадры, пока её хорошо видно.
«Скорее снимайте, пока колба инеем не покрылась. И дышите, дышите!» — говорит заведующая лабораторией.
Эту сцену можно считать финалом истории, а начало теряется ещё в советских временах. Тогда в Невинномысске построили первые корпуса будущего химического гиганта. Он специализируется на производстве удобрений, причём азотных. А этот газ, как известно, составляет три четверти атмосферы планеты. Поэтому добывают данный ингредиент на заводе буквально из воздуха.
Чем-то это напоминает перегонку нефти, только наоборот: изначальную смесь не нагревают, а очень сильно остужают. У всех газов своя температура перехода в жидкое состояние, поэтому разделить их технически довольно просто. Разумеется, если не брать в расчёт, что всё это требует огромных энергий, исполинских сооружений и оборудования.
В конечном итоге азот направляется по трубам на дальнейшую переработку. Из него делают вначале азотную кислоту, а потом аммиачную селитру и другие удобрения. Часть кислорода также используется в производственных процессах, а остальной до недавнего времени просто продавался в сжиженном виде сторонним потребителям.
Так было до 2020 года, когда пандемия коронавируса изменила в нашей жизни примерно всё.
«Осенью прошлого года Министерство промышленности России обратилось к производителям технологического кислорода с поручением проработать возможность переквалификации на производство медицинского кислорода. С аналогичной просьбой к нам обратилось и региональное руководство. Проверив качество своего продукта, мы убедились в его соответствии медицинским требованиям и начали работать над переориентацией производства. Мы приняли в штат специально обученного сотрудника, который контролирует качество каждой партии. Параллельно мы разработали огромное количество документации, получили лицензию и со 2 августа начали отгрузку медицинского кислорода профильным учреждениям края», — рассказал начальник управления теплоэнергетического обеспечения «Невинномысского Азота» Станислав Иваненко.
За полтора года пандемии стало окончательно понятно, что она никуда не денется, а серия трагических случаев, связанных с нехваткой кислорода в ковидных госпиталях, подчеркнула важность этого вопроса. Поэтому на заводе не сомневаются, что поступили правильно. К тому же, даже после того, как к поставкам присоединится другой химический гигант «Ставролен», это в совокупности покроет лишь треть потребностей региона. А рядом ещё республики, у которых подобных предприятий нет.
Но с технической точки зрения мало что изменилось. Под медицинский кислород не строили новых корпусов, не закупали какое-то особое оборудование. Фактически это тот же самый жидкий кислород, который здесь получался и раньше, пусть и в виде побочного продукта. Просто теперь он проходит куда больше проверок на соответствие всем критериям качества.
В лаборатории рассказали в подробностях о своих методиках, и они весьма разнообразны. К слову, самая простая — это проверка на цвет: чем более чистый кислород, тем он голубее.
Сам производственный корпус советский и по форме, и по содержанию. Неказистое железобетонное сооружение облеплено цистернами и теплообменниками, некоторые из которых покрыты льдом даже в сорокоградусную жару. Пусть здесь нет ощущения, что попал в будущее. Скорее, в то недалёкое прошлое, когда всё было просто, надёжно и функционально.
Ощущение лишь усиливается в зале, где расположен центральный пульт. Огромные примитивные конструкции с лампочками и тумблерами вполне мирно соседствуют с современными компьютерами. На стене рядом висят жидкокристаллические экраны и настоящие самописцы, изображающие какие-то графики на длинной бумажной ленте прикреплёнными стержнями от авторучек. Всё вокруг буквально воплощает главный инженерный принцип: «Работает — не лезь!».
Для контраста журналистам показали другой цех, уже не связанный с главной темой. Его построили в 2018 году для выпуска углекислоты. Среди покупателей — «Кока-Кола» и другие производители напитков. Там всё как положено: всё современное, блестящее и, кажется, полностью автоматизированное. Вообще, как и положено заводу-гиганту, по размерам сопоставимому с целым городом, «Невинномысский Азот» постоянно в движении. Старые корпуса сносятся, на их месте строятся новые под актуальную продукцию и способы её получения.
Первый кислород из города химиков уже поступил в клиники Ставропольского края. В региональном минпроме рассказали, что в совокупности пиковая производственная мощность двух заводов составит порядка 120 тонн в месяц. Этого должно хватить, чтобы закрывать до 30 процентов от потребности региона. Тем не менее такой запас позволит сгладить пиковые потребности ставропольских больниц при всплесках заболеваемости ковидом. Ещё обеспечит максимально быструю доставку в медучреждения за счёт короткого транспортного плеча. Расширение производственных мощностей позволит оказывать поддержку и соседним регионам.
По данным минздрава Ставропольского края, помощь коронавирусным больным в стационарных условиях оказывают 39 медицинских организаций. Все они обеспечены кислородными установками. На случай сбоев у них предусмотрены резервные системы подачи кислорода.
«Кроме того, в регионе создан дополнительный «маневренный» фонд из 50 кислородных концентраторов, которые могут быть направлены в любое из медучреждений, если в этом возникнет потребность», — прокомментировал министр здравоохранения Ставропольского края Владимир Колесников.