Оживление скифов: как в Ставрополе прошёл фестиваль исторической реконструкции

22 сентября 2021, 16:05Статьи

В Ставрополе, на главной поляне Татарского городища, прошёл фестиваль исторической реконструкции. Его участники были одеты и вооружены как скифы, которые владели этими землями тысячелетия назад. «Победа26» пыталась разобраться, зачем это нужно в мире гаджетов и машин.

Реконструкторы расположились в сотне метров от линии оборонительных рвов, прямо возле насыпи, на которой когда-то стояла сторожевая башня. Оттуда рукой подать до древних могильников и места, где располагалась цитадель. Как выглядели цитадель, башня и крепостные стены, можно лишь представлять во время прогулки по лесу.
Но это в обычные дни. А 18 сентября на главной поляне городища древние эпохи стали немного ближе. На них можно было посмотреть, услышать их и даже немного потрогать руками.
«Этот уголок может погрузить в эпоху и произвести впечатление лучше, чем даже замечательный рассказ учёного», — говорит директор ставропольского краеведческого музея Николай Охонько.
Историк считает, что раскопки, научная работа и даже экскурсии — это лишь одна сторона нынешней жизни городища.
«Пусть с какими-то элементами неточности, но нужно показывать жизнь, которая здесь могла быть. Самый яркий след в истории городища оставили скифы», — говорит Николай Охонько.
Вместо цифрового суррогата
На поляне стоят несколько палаток. В «Спортмастере» таких не найти: тканые тенты растянуты на выточенных деревянных тростях плетёными верёвками. В одной палатке — импровизированная кузница. Там же под руководством реконструкторов гости плетут циновки и корзины. Возле другого купола можно послушать музыку.
«Всё меньше людей смогут позволить себе ощущения в реальном мире и будут заменять их неким цифровым суррогатом. А нам интересна сфера познания, изготовления своими руками. Сфера ощущений», — говорит Дмитрий Савченко, один из организаторов фестиваля, реконструктор из Москвы.
Организатор сравнивает реконструкцию с верховой ездой. Лошади были основным способом передвижения, когда машины только появились и стоили баснословных денег. Теперь же авто могут позволить себе многие, а вот держать жеребцов — удел богачей.
«Мы живём в совершенно ином информационном поле, мы не можем стать людьми древности. Но дотошно воссоздавая предметы материальной культуры, воссоздавая навыки, мы приходим к философскому определению формы, содержания и их взаимосвязи: форма всегда содержательна, а содержание всегда оформлено. Когда мы одеваемся в такую одежду, берём такие же предметы быта, мы можем испытать эмоции и ощущения людей, которые жили в прошлые эпохи», — пояснил Савченко.
Дмитрий Савченко 1982-го года рождения занялся реконструкцией ещё со школы из-за «смутного интереса к истории». На рубеже нулевых, в расцвет эпохи интернета, он попал в фэнтези-реконструкцию. Долго там не задержался: хотелось чего-то более реального. Так он и начал возрождать элементы древних эпох. Говорит, что интересуется разными временами. Не только скифской культурой, но и 17-м веком, и даже Великой Отечественной войной.Более ранние эпохи доступнее, объясняет реконструктор. Сделать готический доспех 15-го века у новичка с ходу не получится. Нужно год за годом осваивать сразу несколько ремёсел.
«Попробовать сделать каменный нож или отлить себе какие-нибудь бляшки для украшения шапки в принципе доступно практически каждому человеку при приложении усилий. Эта доступность технологий рождает некоторый интерес», — говорит Савченко.
Три уровня реконструкции
«Это Вениамин, он спит», — поясняет Савченко девушке, которая решила взять в руки отрубленную голову.
Это имитация, часть фотозоны, в которой можно примерить элементы скифского военного снаряжения или подержать предметы быта, сфотографироваться с ними. Организатор объясняет, что это — важная часть хорошей реконструкции, которая в идеале должна состоять из трёх элементов.
«Взаимодействие людей на таких мероприятиях подразумевает три уровня: я смотрю, я общаюсь, я пробую», — пояснил Савченко.
Савченко отвечает на фестивале как раз за два первых. Можно просто полюбоваться его скифским нарядом и сфотографировать, а можно и расспросить про то, как он создавался.
Реконструктор предупреждает, что наряд скифского воина — это в чём-то допущение.
«Мы не можем со стопроцентной уверенностью сказать, что это было так. Пока машину времени мы не изобретём, вряд ли получится понять, как оно было на самом деле», — объясняет Савченко.
Но реконструкторов не остановить в их стремлении приблизиться к первоисточнику. Для этого они скрупулезно изучают письменные и визуальные свидетельства и, основываясь на них, создают костюмы, орудия и оружие.
«Выуживая такие крупицы информации, опираясь на скудные изобразительные источники, если они есть, стараемся попасть в силуэт. Поэтому и не говорим, что на 100 процентов так и есть, но с высокой долей вероятности примерно так и было», — говорит Савченко.
Но как тогда быть с музыкой? Если письменные и визуальные источники сохранились, то аудиозаписей или даже нотных тетрадей тысячи лет назад не существовало.
Оказывается, что тут музыканты отталкиваются в первую очередь от сохранившихся инструментов и от их звучания. Но и другие источники могут помогать. Например, вазы.
«На греческих вазах есть изображения музыкантов, которые играют на двух дудках. Видно положение пальцев. Музыканты берут эти дудки, пробуют так поставить пальцы и слушают, какой получается звук. Где-то что-то додумывают, интерпретируют, но под этим есть некий базис», — поясняет Савченко.
На фестивале за знакомство ставропольцев со звуками древности отвечал ансамбль античной и средневековой музыки Alcantar. Они исполняли баллады о скифах и амазонках.
Городище оживает
Николай Охонько размышляет, как было бы интересно на будущих фестивалях сделать частью действа древние рвы. Если бы прямо от современных частных домов, которые от городища стоят в двадцати метрах, реконструкторы в костюмах воинов мчались захватывать укрепления. Их бы могли «оборонять» другие реконструкторы.
Директор уверен, что подобные события способны оживить и наполнить интересом самый крупный памятник археологии на всё Предкавказье. По словам Охонько, такое понимание есть и у городских властей.
«Администрация стала активно позиционировать Ставрополь и его древние корни. В этом году они выделили грант на создание новой отдельной экспозиции по истории города, которая откроется к 4 ноября. И этот фестиваль. Нужно отдать им должное за то, что они продвигают эту экзотику», — говорит Николай Охонько.
Охонько надеется, что нынешний фестиваль, который всё же удалось провести в период пандемии, — лишь репетиция.