Спасти лабораторию и мир: в годовщину освобождения Ставрополя вспоминаем о подвиге Магдалины Покровской

21 января , 10:00СтатьиФото: СКИА

21 января — годовщина освобождения Ставрополя от фашистской оккупации. Среди множества связанных с этим событий упоминается история Магдалины Покровской, которая под носом у немцев эвакуировала бактериологическую лабораторию. Между тем этот случай существенно повлиял на ход истории.

Дым над городом 

Доктор медицинских наук Магдалина Покровская понимала, что теряет время. Обстоятельства складывались не в её пользу. Она зря потратила несколько дней в Москве, пытаясь убедить бюрократов в том, что эвакуация противочумной лаборатории из Ворошиловска — приоритетная задача. Затем, когда она решила сделать всё сама, самолёт «по вынужденным причинам» приземлился в Астрахани. На чудом найденном автомобиле она ехала по разбитой дороге среди раскалённых августовским солнцем южных степей.

Разумеется, у неё не было точных сводок с фронтов, но, судя по плотному потоку беженцев, город ещё не был занят противником. В паре десятков километров западнее дали свой последний бой солдаты 15-го запасного и 26-го мотоциклетного полков — в совокупности от силы 700 человек, вооружённые одними только винтовками. Им противостояла группировка, в которой одних танков насчитывалось не менее 50, да и немецкие автоматчики патронов не жалели. Так что бой, скорее, был похож на бойню, но на какое-то время враг был задержан.

Над Ворошиловском поднимались столбы дыма: самый густой тянулся от разбомбленной нефтебазы, ещё один — от завода «Красный металлист», где рабочие получали в момент авианалёта зарплату и оттого жертв оказалось очень много. Но ковровых бомбардировок не было — немцы работали прицельно, стараясь не задеть ресурсы, нужные вермахту.

Не пострадала и противочумная лаборатория, о существовании которой захватчики хорошо знали и заполучить которую хотели в целости и сохранности: с документацией, оборудованием, реагентами и желательно с персоналом. Поэтому Магдалина Покровская ехала буквально в руки к врагу. Но она должна была успеть.

«Я не самоубийца»

Уроженка Саратовской губернии, Покровская не была мировой знаменитостью, однако о её работе хорошо знали не только в СССР, но и за рубежом. Она смогла вывести жизнеспособную культуру бактерий бубонной чумы, не опасной для человека. На основе этой культуры Покровская создала «живую» вакцину против чумы. После испытаний на животных 8 марта 1934 года Магдалина Покровская ввела вакцину себе.

Ситуация усугублялась тем, что она в тот момент болела гриппом и организм был ослаблен. Но, потемпературив пару дней, Покровская выздоровела и получила устойчивый иммунитет против чумы. 17 марта Магдалина продолжила эксперимент, введя себе вторую дозу вакцины, её коллега доктор Эрлих также получил дозу препарата. Эксперимент вновь прошёл успешно.

Её открытие стало научной сенсацией, и многие стали говорить о безрассудстве такого поступка, но у Покровской были свои доводы:

«Я хочу, чтобы вы поняли, что я не была самоубийцей. Честное слово, я не похожа на самоубийцу. Я очень сильно люблю жизнь. И, конечно, я не была убийцей. Я проделала опыт на себе и докторе Эрлихе потому, что верила в культуру AMP. Верила, что нашла надёжное, хорошее оружие против чумы... И оно не обмануло меня»,
рассказала она в интервью журналу «Смена» в 1936 году.

В 1938 году Магдалине Покровской присвоили звание доктора медицинских наук. Год спустя на московской сцене вышел спектакль, основанный на её биографии. А она продолжала свои исследования. В период советско-финской войны в 1939–1940 гг. и затем в ходе Великой Отечественной войны Покровская в качестве военного врача участвовала в лечении раненых с использованием бактериофага. Работала над созданием вакцин от тифа и туляремии. Применение её методик спасло десятки тысяч пациентов госпиталей от сепсиса.

Немецкая разведка обо всех этих успехах знала и очень хотела заполучить все материалы и методики ставропольской учёной. Причём не только для того, чтобы спасать солдат вермахта, но и чтобы продвинуться в разработке бактериологического оружия — в идеале способного решить исход войны.

Вырваться из ада 

Ворошиловск встретил Покровскую дымом, гарью и толпами беженцев, пытавшихся успеть покинуть город. С трудом попав в свою лабораторию, она увидела, что здание осталось невредимым, но помощи ждать было неоткуда: каждый пытался спасти себя и своё имущество.

Подгоняемая приближающимися звуками канонады, Магдалина Покровская собрала документы, образцы культур и реагенты — всё, что могло пригодиться немцам, и буквально за час до того, как противник занял город, покинула его.

Правда, удалось это с трудом: шофёр понимал, что за ними охотятся, и на окраине Ворошиловска просто сбежал. Покровская водить не умела. Она толкала автомобиль, пытаясь его завести, просила бредущих мимо беженцев о помощи. Обстоятельства всё ещё были против неё. Покровская буквально отвоёвывала каждый метр, чтобы оказаться как можно дальше от обречённого города.

А в это время немецкие специалисты уже переворачивали вверх дном противочумную лабораторию. Им понадобилось некоторое время, чтобы понять: ничего ценного там не осталось. Они направились с обыском в дом Покровской, надеясь, что женщина укрывается там, но нашли лишь её личные вещи и библиотеку.

Возвращение домой

Через некоторое время Покровская добралась в город Фрунзе, где вместе с мужем продолжила свои исследования. В 1943–44 гг. майор медицинской службы Магдалина Покровская работала в Военно-медицинской академии имени Кирова. Приготовленные ею бактериофаги продолжали спасать и возвращать в строй советских бойцов.

21 января 1943 года Ворошиловск, уже вновь ставший Ставрополем, был освобождён, но Покровская находилась далеко и не знала подробностей. Уже потом ей рассказали, как за несколько месяцев оккупации были уничтожены тысячи её земляков, многих из которых она знала лично. Как перед отступлением немцы и румыны пытались сжечь город дотла, а отчаянные ставропольские мальчишки, зачастую ценой своей жизни, пытались им помешать. Как 25 автоматчиков под командованием лейтенанта Ивана Булкина ворвались в Ставрополь и перебили полторы сотни гитлеровцев из арьергарда.

Освобождение Ставрополя от фашистов
Фото: Архивное фото

Покровская не увидела и того, что осталось от её дома и лаборатории. Когда она вернулась в Ставрополь в 1944 году, всё необходимое для её жизни и работы уже было восстановлено.

В 1958 году Магдалина Покровская вместе с сотрудниками её лаборатории была переведена в Московский НИИ эпидемиологии и микробиологии Минздрава РСФСР имени Г.Н. Габричевского на должность замдиректора по научной части и завотделом иммунологии. За годы научной деятельности она написала свыше 100 работ и стала одним из столпов отечественной микробиологии. В 1980 году Магдалина Покровская скончалась в Москве, но похоронили её в Ставрополе, рядом с мужем. Их восстановленная несколько лет назад могила находится на Даниловском кладбище.

Ставрополь не стал вторым Сталинградом, но внёс свой, очень важный вклад в общую Победу. Как и Магдалина Покровская, которая, не сделав ни одного выстрела, проявила подлинный героизм, спасла множество жизней и не позволила врагу получить то, что не должно было попасть в его руки.