вс, 27 нояб.
08:50
Ставрополь
+3 °С, туман
Эксклюзивы

Затопленный подвал и плесень на стенах: жильцы разваливающейся трёхэтажки в Будённовске устали ждать помощи

5 марта , 16:29СтатьиФото: СКИА

На просторах промышленной зоны Будённовска затерялся дом, в котором живёт несколько семей. Люди жалуются как на состояние самой постройки, так и на прилегающую инфраструктуру — точнее, её отсутствие. О своей жизни ставропольцы рассказали корреспонденту Ставропольского краевого информагентства.

Добираться до ближайшей остановки общественного транспорта, школы, продуктовых магазинов и аптеки жителям Тампонажного проезда, № 5 — больше трёх километров по грунтовой дороге. Во время дождей её размывает и дойти до цивилизации становится невозможно. Общественный транспорт здесь не ходит.

Но помимо транспортной изолированности есть и другая проблема. Дом 1978 года постройки буквально дышит на ладан. Подвал затоплен канализационными стоками, входная дверь рассохлась и не закрывается, в подъезде — выбитые окна, а в квартирах — плесень.

Дом № 5 в Тампонажном проезде Будённовска
Фото: Сергей Пархисенко // СКИА

Безрезультатная война с «управляйкой»

Елена Николаевна Костюшина купила квартиру в 2010 году. Тогда по проезду Тампонажному ещё ходила маршрутка, и женщина не предполагала, что спустя какое-то время ей придётся добираться пешком по бездорожью за продуктами и лекарствами. Квартира Елены Николаевны на последнем, третьем, этаже. Вот уже не первый год пенсионерка воюет с «управляйкой» из-за ремонта кровли. Старая крыша течёт, и по углам квартиры разрастается плесень.

«Приедут, посмотрят, что-то там подлатают, и на этом всё. А эти латки держатся до первого снега и дождя»,
сетует пожилая женщина.
Состояние потолков в квартирах дома № 5
Фото: Сергей Пархисенко // СКИА

Она уже сбилась со счёта, сколько раз приходилось ремонтировать потолок.

«Когда въехала, не сразу поняла, что это проблемный дом. Коммунальные платежи вношу регулярно, но добиться от управляющей компании нужных работ невозможно»,
рассказывает Елена Николаевна.

В подъезде даже на третьем этаже пахнет нечистотами канализации. Подвал затоплен полностью.

Подвал дома № 5 в Тампонажном проезде Будённовска затоплен
Фото: Сергей Пархисенко // СКИА
«Последний раз откачивали в декабре 2021-го. После этого сколько раз обращались в управляющую — никакого результата. Уже отчаялись. Постирать невозможно, про унитазы и раковины — я лучше промолчу»,
рассказывает пенсионерка.

Елена Николаевна пыталась продать злополучную квартиру, но тщетно. Вид дома пугает покупателей.

Квартира с «сюрпризом» — за материнский капитал

Корреспонденты спустились на первый этаж, чтобы пообщаться с многодетной мамой, которой тоже «повезло» поселиться в этом доме.

Эльмира Малахова живёт в проблемном доме 8 лет
Фото: Сергей Пархисенко // СКИА

Эльмира Малахова купила квартиру в 2014 году. У неё четверо сыновей. Трое из них — школьники, самому младшему, Руслану, предоставили место в детском саду, но мама не может его туда водить — очень далеко. Каждый день старшие мальчики уходят в школу. Они проходят по пустынной промзоне больше трёх километров, чтобы оказаться в школе № 10, расположенной в седьмом микрорайоне Будённовска. В прошлом году ребят покусали бездомные собаки, которые облюбовали эти места.

Жителей беспокоит не только разрушенная инфраструктура, но и бродячие собаки
Фото: Сергей Пархисенко // СКИА
«Квартиру я купила за материнский капитал плюс небольшие сбережения, которые у нас были. Тогда она стоила около 700 тысяч. Для нашей семьи это была посильная сумма»,
объясняет свой выбор жилья Эльмира.

По её словам, проблемы как грибы после дождя стали появляться уже после того, как она оплатила покупку жилья.

В квартирах жильцов проблемного дома — сырость и плесень
Фото: Сергей Пархисенко // СКИА
«Бывшая владелица квартиры не предупредила, что здесь полностью отсутствует транспорт, мы переехали сюда из сельского дома родителей. Конечно, это моё упущение — надо было всё узнать, а потом решаться на такую покупку»,
делится многодетная мама.

Но, как говорится, что сделано — то сделано. За это время женщина не раз переклеивала обои, но держатся они недолго. С постоянной сыростью на стенах пришлось смириться.

С супругом они в разводе. Алиментов отец её четверых детей не платит. Женщина заботится о сыновьях сама. Детские пособия — единственный источник дохода этой семьи.

«Пока я не могу устроиться на работу. Руслану дали место в детском саду. Он расположен в том же седьмом микрорайоне, что и школа. Пройти такое расстояние с двухлетним ребенком сложно. Докатить его на коляске по бездорожью — тяжело. Я не знаю, что делать. Ходила бы здесь маршрутка — было бы гораздо проще»,
сетует женщина.
Общественный транспорт на проезд Тампонажный не ходит
Фото: Сергей Пархисенко // СКИА

В квартире Эльмиры пахнет сдобой. Она любит печь и часто балует своих мальчишек пирогами.

В квартире индивидуальное газовое отопление, но в холодные дни приходится включать электрообогреватель: полы холодные, и зимой приходится включать электрообогреватель. Это не может не отражаться на суммах в платёжках за коммуналку. Задолженность Эльмира пытается погасить уже год. 

Плюс деньги — минус комфорт

По словам жильцов, в месяц они платят за коммунальные услуги от полутора до двух тысяч рублей, без учёта оплаты за электричество. Управляющая организация исправно присылает платёжки и взимает деньги за свои услуги, но устранять аварию в подвале дома не спешит — так же, как и менять входную дверь, вставлять окна в подъездах. Капитальный ремонт дома запланирован на 2031 год.

Во дворе царит разруха: старые качели, разрушенная стена забора, горы мусора, остатки чьей-то мебели.

Разруха не только в доме, но и во дворе дома № 5 по Тампонажному проезду
Фото: Сергей Пархисенко // СКИА
«Живём как в гетто. Ни транспорта, ни нормальных условий в доме и дворе. Такое ощущение, что о нас просто забыли»,
говорят жильцы.

«Получите, распишитесь»

Всего в многострадальном доме 12 квартир. Шесть из них — в муниципальной собственности. В 2017 году квартиру в этом доме получила Анастасия Раковская, имеющая статус ребёнка-сироты.

«Я стояла в очереди на жильё как ребёнок-сирота. Когда мне исполнился 21 год, получила письмо из имущественного фонда Ставропольского края с радостной новостью, что мне выделена жилплощадь. У меня уже была семья и маленькая дочка. Я приехала посмотреть квартиру и ужаснулась: как в ней жить с маленьким ребёнком? Как добираться до садика, школы, работы?»
рассказывает Анастасия.
Состояние квартиры, предоставленной ребёнку-сироте
Фото: Сергей Пархисенко // СКИА

Девушка хотела отказаться от предложенной квартиры. Но сотрудники фонда разъяснили, что в случае отказа ей предоставят жильё в каком-то отдалённом селе и на лучшее можно не рассчитывать. Анастасия подписала договор соцнайма и стала обладательницей муниципальной квартиры, в которой невозможно было жить.

Она обратилась за помощью в прокуратуру. Ранее сотрудники ведомства помогли сироте добиться положенной жилплощади. Но они и не предполагали, что девушка получит квартиру в таком состоянии и её мытарства затянутся не на один год.

«Через несколько дней я снова приехала в Ставрополь в имущественный фонд, чтобы расторгнуть договор. Написала заявление. Ответ ждала долго. Мне позвонили и сказали: «Приезжайте, подписывайте документы»,
вспоминает Анастасия.

Очередной визит закончился ничем — специалист оказался в отпуске. А спустя какое-то время девушке сообщили, что договор с ней расторгнут только в судебном порядке.

«Я писала куда только можно, даже в администрацию президента. Приезжали с проверкой сотрудники министерства имущественных отношений Ставропольского края. На словах обещали помочь с жильём, но на бумагах только одно: квартира пригодна для проживания»,
рассказывает девушка.
Вид из окна квартиры Анастасии Раковской
Фото: Сергей Пархисенко // СКИА

В квартире она не жила ни одного дня. На третьем этаже, где расположена квартира сироты, течёт крыша. В помещении сыро. Углы и стены облеплены плесенью.

У Анастасии сейчас две дочери. Одной семь лет, другой семь месяцев. Вместе с мужем она снимает квартиру в селе Прасковея.

«Я столько билась за нормальное жильё, но уже отчаялась. В той квартире на Тампонажном скопился долг по коммуналке. Оплачиваю частями. Обидно платить за квартиру, в которой невозможно жить»,
с горечью говорит девушка.

Проблема решаема

Жильцы обращались в разные инстанции, чтобы решить свои проблемы с транспортом и жильем, но получали отписки. За это время накопилась толстая папка с заявлениями и ответами.

Документы, собранные жильцами проблемного дома в Будённовске
Фото: Сергей Пархисенко // СКИА

Сейчас людей объединяет одно желание — добиться признания жилых помещений непригодными для проживания. С юридической точки зрения это возможно сделать. Для этого необходимо обратиться в администрацию с соответствующим заявлением и предоставить пакет документов. Среди них заявление, экспертиза, акт государственной жилищной инспекции, документы на собственность или договор соцнайма, технический паспорт. Затем дождаться решения межведомственной комиссии и, возможно, долгожданного расселения. Но пока все попытки жильцов тщетны. По их словам, весь процесс тормозится ещё на стадии приёма заявлений.

Редакция Ставропольского краевого информационного агентства обратится с официальным запросом в администрацию Будённовского муниципального округа и управляющую компанию МУП «ЖЭТ», чтобы помочь жильцам в решении их накопившихся проблем.