Тема дня: Главное о COVID-19 в Ставропольском крае

К кому спешит скорая?

15.09.2020, 15:47 Ставропольский край
Корреспондент ИА «Победа26» побывал на станции скорой помощи и разобрался, откуда берутся задержки при ожидании бригады.

На Ставрополье действует новая система приёма и передачи вызовов скорой. Край поделён на три зоны с диспетчерским центром в каждой из них: Ставрополь, Пятигорск и Будённовск. Специалист получает вызов, обрабатывает его и передаёт бригаде. Параллельно на планшет фельдшеру из централизованной системы поступает информация с историей болезни пациента. Очевидно, так работать удобнее, но в условиях пандемии при таком подходе появляются новые проблемы.


Не все вызовы — экстренные



Станция скорой помощи в Ставрополе. На часах 08:20. У фельдшеров пересменка, на три минуты их собирает главврач и сообщает последние данные о коечном фонде: сколько мест свободно, сколько занято. В период пандемии коронавируса эта информация особенно важна. Врачам теперь нужно внимательно относиться к пациентам и отвозить в больницы только тех, кто действительно нуждается в экстренной помощи.



«Госпитализация исключительно по клиническим показаниям. Соблюдайте личную безопасность и требуйте того же от членов бригад. Напоминаю, у нас 34 из 600 сотрудников заразились ковидом. Также прошу всех привиться, у нас началась прививочная кампания от гриппа», — обращается к коллегам главврач станции скорой помощи Антон Фарсиянц.


Такая же пересменка пройдет и в 8:40 — с другими бригадами, чтобы процесс оказания помощи скорой был непрерывным. На станции такую организацию называют мозаичной.



После инструктажа врачи и фельдшеры расходятся по своим бригадам. Кто-то ушёл с тяжёлой смены, кто-то только заступил. Буквально за несколько минут практически все машины разъезжаются. Несколько остаются во дворе: в одной готовят салон к работе, вторую загоняют в гараж «на яму», чтобы механик проверил мотор и ходовую часть.



Сергей Радченко работает на скорой уже 37 лет, он фельдшер высшей категории. Профессия непростая, но интересная. Его бригада готовится к выезду на реанимобиле. Вызовы, говорит он, поступают самые разные. Для каждого случая предусмотрен полный набор лекарств и медицинской аппаратуры: два кардиографа, аппарат ИВЛ, дефибриллятор, растворы, детский реанимационный набор, кислородные баллоны, носилки, опломбированная реанимационная сумка.



Случается, что люди вызывают бригаду скорой от испуга. Больной почувствовал недомогание и обратился по номеру 103, хотя на самом деле достаточно было принять таблетку.

«Пожилые люди в основном вызывают для оказания неотложной помощи. Приезжаем, они говорят, боимся таблетки принимать. А так думают, что скорая приедет и поможет. Мы приезжаем, отшучиваемся, конечно, что у нас таблетки вкуснее. Но важно, в первую очередь, выполнить не такие вызовы, а по экстренному поводу», — признаётся Сергей Радченко.



Случается, что у человека уже третий день держится температура 37,2. Скорая примет этот вызов, но по клиническим показаниям не поставит первым в очереди. Это не прихоть врачей, того требует сложная ситуация с коронавирусом.


«Не можем всех в стационар забрать»



За несколько месяцев пандемии фельдшеры привыкли к работе в экстремальных условиях. В мае ещё было трудно, не хватало опыта, но теперь освоились. Сейчас главная задача — госпитализировать пациентов с дыхательной недостаточностью по клиническим показаниям. Важно, чтобы люди понимали это, объясняет главврач станции.

Раньше «с карандашом» вызов принимали на месте — в районе, а сейчас в специальном оперативном отделе. Например, в Ставрополе. Звонок поступает обученному диспетчеру, который должен опросить пациента и определить категорию экстренности вызова. Это нужно, чтобы понять, в каком порядке его выполнять. Есть пациенты, у которых на счету каждая минута, а к некоторым выезд бригады можно отсрочить.

Тех пациентов, которые настаивают на госпитализации, но на самом деле в ней не нуждаются, передают в поликлинику. Там участковые терапевты будут следить за их состоянием до выздоровления.



«Мы не можем всех в стационар забрать: специалисты вынуждены дифференцировать, есть основания для госпитализации или нет. Мы не можем просто так отвезти человека в больницу. Нужен подтверждённый ковид. Допустим, человек заболел «респираторкой», стало плохо. Но у него нет анализов, компьютерной томографии, рентгена. Мы везём его срочно в больницу и ждём с ним результатов, бросить не можем. Сделали КТ, а там нет никаких серьёзных показаний, мы везём его назад домой. Если мы его положим в больницу, он займёт койку того, кому она нужнее», — объясняет главврач станции скорой помощи Антон Фарсиянц.



При этом есть пациенты, которые сами остаются дома, терпят до последнего, пока не падает уровень кислорода в крови. Такого больного, наоборот, нужно забирать. Каждое утро главврач должен уточнять в больницах своей зоны ответственности, сколько есть свободных коек.

 


В то же время врачам и фельдшерам необходимо ездить и на другие экстренные вызовы: инфаркт, инсульт не могут ждать. Со скорой никто не снимал ответственность за помощь пациентам с подобными патологиями, к которым нужно успеть за 20 минут.


Фейковые пациенты


Встречаются в медицинской практике и симулянты. Они вызывают скорую помощь, чтобы просто получить сигнальный лист о приезде бригады. После документом можно воспользоваться в корыстных целях. Например, оформить больничный или инвалидность. С этим сейчас пытаются бороться.




Допустим, вы пошли в поликлинику, сдали анализ, результаты которого вносятся в единую систему. Фельдшер будет ехать на вызов и на ходу знакомиться с вашей карточкой, чтобы иметь полное представление о пациенте. Такой информационный контур даёт возможность исключить симуляцию заболевания.



Скорая часто приезжает на вызовы к напуганным пациентам: панические настроения из-за Covid-19, конечно, присутствуют, но это не основание для госпитализации. Тем не менее человек может неадекватно отреагировать на отказ.


«Потребительское отношение у многих осталось. Попадаются хамы, агрессивные люди. Вот недавно тарелку бросили в машину реанимации. Бывает, сидит человек дома, вдруг поднялось давление, он вызывает скорую. Минут 40 машина может ехать на вызов, потому что он не экстренный, но человек уже себе всё напридумывал. В основном уверены, что скорая должна появиться в конце телефонного звонка. И всё же у большинства ставропольцев есть понимание, за это им спасибо. Они осознают, что сейчас экстремальная ситуация, которая требует мобилизации служб и понимания, кому в первую очередь нужно помочь», — говорит главврач станции скорой помощи.


Фото: Эдуард Корниенко/ИА «Победа26»

Экономика впечатлений: работу мэров Минвод и Новоалександровска оценили ниже двойки Аналитический центр «Рейтинг.Победа26» провёл новое исследование настроений жителей Ставропольского края. Как и в предыдущие месяцы, населению задали единственный вопрос: «Как бы вы оценили эффективность деятельности муниципальных (местных) властей вашего района (города)?». Респонденты могли поставить своей администрации от 1 до 5 баллов.
Хрупкая и беззащитная: что осталось от советской мозаики в Ставрополе Корреспондентам «Победы26» показали артефакты исчезнувшего государства. Судьба многих из них находится под угрозой, поскольку такие произведения искусства не защищены на законодательном уровне.
Как музыкант из Ставрополя начал писать треки для Голливуда Михаил Афанасьев родился в Ставрополе. Сейчас ему 25 лет, он живёт в Москве и владеет первой в России библиотекой музыки для трейлеров. Произведения молодого человека звучали в «Годзилле 2», новом сезоне «Мира дикого Запада», в «Очень странных делах» и «Балканском рубеже».
Мэры в Инстаграме: Миненков наносит ответный удар В августе ставропольские градоначальники заметно активизировались в социальных сетях. Аналитический центр «Рейтинг.Победа26» подготовил исследование аккаунтов глав муниципалитетов региона в Instagram. Несмотря на разгар отпусков, многие из них дали пищу для размышлений и наглядно показали, что для открытости в общении политика с населением не бывает высоких и низких сезонов.
Школа строгого режима: как поменялся образовательный процесс в эпоху коронавируса Отмена звонков, передвижение организованными группами, запрет на традиционные перемены, регулярная проверка температуры тела и индивидуальные графики питания. Корреспондент «Победы26» пообщался с директорами ставропольских школ и узнал, как изменилась жизнь учеников и педагогов с 1 сентября.
Как ставропольские мэры справляются с напором информационных волн Медиаиндекс глав муниципалитетов региона в августе показал новые любопытные закономерности.
В ручном режиме: какую судьбу уготовили трамваям и троллейбусам на Ставрополье Муниципалитеты не сумели справиться с управлением электрическим транспортом, и тому есть ряд объективных причин. Чтобы исправить ситуацию, МУПы перейдут в собственность края. Подробности — в материале ИА «Победа26».
Губернатор Владимиров: восстановление бизнеса после пандемии – ключевая задача для власти Глава Ставрополья в интервью журналу «Производительность.рф» Федерального центра компетенций в сфере производительности труда рассказал о том, какие меры поддержки были приняты в крае в период пандемии.
Довольны или апатичны: как изменились настроения ставропольцев в июле Оценка жителями региона работы местных властей летом заметно выросла. Впрочем, не факт, что это результат работы самих администраций.
Изуродованные кислотой: как искали будённовского маньяка Лето 2017 года для жителей Будённовска запомнится надолго: в июне неизвестный совершил два нападения на несовершеннолетних девушек с разницей в несколько дней. События не остались незамеченными: мало кто из представительниц женского пола выходил в одиночку на улицу, а по переулкам и вблизи общественных мест дежурили группы активных горожан в надежде поймать злоумышленника. Преступника нашли следователи СРК. Обо всём подробно — в материале рубрики ИА «Победа26» и СУ СКР по Ставрополью «Хроники следствия».
Факты и домыслы: что писали СМИ о ставропольских мэрах в июле Очередной медиаиндекс руководителей муниципалитетов региона хорошо показал, кто из них умеет общаться с прессой.
ЖКХ и благоустройство: какие проблемы волнуют ставропольцев В июле количество жалоб ставропольцев уменьшилось, а время реакции чиновников на них, наоборот, выросло. Но не только потому, что в разгаре сезон отпусков.