Тема дня: Выборы-2021

«Мы до сих пор на войне» — один день со ставропольскими поисковиками на Вахте Памяти

21.05.2021, 10:56 Ставропольский край
Поисковики Ставропольского края уже больше недели ведут раскопки на местах боёв в Степновском и Курском округах. Они ищут останки солдат, чтобы отдать им последние почести.

«Здесь фронт — около полутора-двух километров. Берёте сектора метров по двести, там становитесь и начинаете «бить» окоп. На высоточку поднимаетесь и сразу увидите позиции. Они треугольником идут. Это немецкие. За ними будут танковые и миномётные позиции. Эффективный огонь — до пятисот метров. В этом диапазоне и работаем», — председатель совета клуба «Русские Витязи» Андрей Пханеев инструктирует поисковиков перед очередным днём раскопок.

Перед ним — почти два десятка мужчин и мальчиков. Разношёрстная компания: поисковики из Ставрополя и Моздока, ребята из будённовского военно-патриотического клуба «Чайники», сводный отряд сотрудников «Газпрома» из нескольких регионов, бойцы 247-го гвардейского полка ВДВ. Кто-то — опытный поисковик, а кто-то только вникает.

Руководитель Вахты Памяти заканчивает инструктаж традиционным напоминанием о технике безопасности: в земле можно найти всякое.

«Аккуратно, внимательно. Знайте: мы до сих пор на войне», — говорит Пханеев.


Битва у Нортона

После короткого развода четыре группы отправляются на поле боя. Они вооружены щупами, лопатами, металлоискателями и георадаром.

Поле выглядит как обычное пастбище, укрытое ковром из бесчисленных ромашек. По нему бегает всякая живность — настоящая пастораль. Но опытный взгляд поисковика сразу зацепится за незарастающие шрамы, оставленные на земле войной. Если знать, можно легко разглядеть, где проходили окопы, где, возможно, были блиндажи и танковые ячейки. А ещё можно увидеть, куда ложились снаряды.

«Вахта Памяти включает в себя не только полевые работы. Это большая работа в архивах, разговоры со свидетелями, детьми войны, людьми, которые получали информацию от родственников», — объясняет Андрей Пханеев.

Известно, что когда-то на этом месте стоял хутор Нортон. Он был уничтожен во время операции по освобождению от фашистских захватчиков, как и ещё несколько населённых пунктов поблизости.

В отличие от крупных сражений, подобные локальные битвы у хуторков часто остаются неизвестны для большинства людей. Даже тех, которые живут недалеко. Например, в Ставропольском крае.

«Мы знаем Смоленск, мы знаем, что там очень много людей погибло. Это всё нанесено на карту. А вот такие маленькие хутора практически не освещены. И здесь мы знаем на сто процентов, что будут результаты», — говорит Пханеев.


Кости важнее железа

Под результатами руководитель Вахты понимает не оружие или остатки боезапаса. Этого добра тут точно хватает. Даже репортёру, впервые взявшему в руки металлоискатель, не составит труда сделать первую находку.

Вот в поле что-то похожее на воронку от взрыва. Писк аппаратуры уверенно заявляет, что под слоем земли что-то есть. Одна лопата, вторая, «прозвон» выкопанной земли. Металлоискатель начинает разрываться. Тогда нужно немного пошурудить пальцами: просеять грунт. Вуаля, и в руках оказывается стреляная советским солдатом гильза.

Более опытные поисковики за первый же час откопали много таких же, а ещё осколки от снарядов и патроны, целые снаряды и много чего ещё. Но интересует их не это. Ажиотаж возникает, когда кто-то из ребят откопал кость. Движения сразу становятся осторожнее, но активнее.

«Это трубчатая кость. Где вы можете такую кость у себя найти? Примеряйте, думайте. Её нет. В человеческом организме преобладают плоские кости», — объясняет молодым поисковикам Андрей.

Он призывает не останавливаться, искать дальше.

«Начинаешь, находишь гильзочку, железочку. В этом никакого подъёма нет. А вот когда находишь костные останки — совершенно меняется подход к раскопкам. Я столько раз видел эти глаза: работа тяжёлая, грунт бывает разный, а тут забываешь обо всём. Забываешь, что ты устал», — говорит Пханеев.


Выход за распорядок

Вахта Памяти началась 12 мая. В основном раскопки ведутся близ хутора Дыдымкин. Там же стоит лагерь: несколько туристических палаток и несколько больших — армейских. Рядом есть кострище для приготовления еды, место для хранения инструмента и оборудования.

Вахта — это не просто ежедневные раскопки. Это ещё и распорядок. Подъём в 6 утра и обязательное утреннее построение. Прежде всех прочих дел — зарядка. Готовкой завтрака, обеда и ужина занимается наряд.

Вечером после работы, до и после ужина, проводят короткие летучки по поводу следующего дня и разборы дня минувшего. По найденным артефактам поисковики будут пытаться понять, что происходило десятилетия назад. Самые интересные предметы изучают даже за ужином и до отбоя. Например, ложка с насечками по всей длине. Что они отмечали? Дни? Недели? И что случилось с её владельцем?

Только сегодняшний день из распорядка выбивался. Подъём в пять, никакой зарядки. После построения — сразу в путь. Завтрак на месте. До Нортона путь не близкий даже на автобусе, да и работы много. Огромное ромашковое поле укрыло много следов войны и многих безымянных солдат.


Зов павших

Пханеев рассказывает, что, бывает, находят и немецких солдат. Но редко. На сто русских бойцов — одного. Немцы после боя педантично собирали убитых, чётко заносили места захоронений в картотеки.

«Айнзацгруппы работали очень хорошо. А у нас по факту просто некому было собирать солдат», — объясняет Андрей.

Именно поэтому работы у поисковых отрядов хватит ещё надолго. Иногда останки находят будто случайно: копнёшь сантиметра на три вглубь, и всё. Руководитель Вахты говорит, что павшие бойцы будто взывают, чтобы их нашли:

«Знаете, честно — мороз по коже. Ты осознаёшь, что смог найти этого солдата. Смешанные чувства. Ты понимаешь, что это не последний твой солдат и надо двигаться дальше, дальше и дальше. Сильный эмоциональный подъём».

Через пару часов поисков одна из групп нашла человеческие кости. Теперь она останется на месте и будет скрупулёзно искать дальше. Помимо останков важно не проглядеть самое главное: медальон, по которому, если повезёт, можно будет идентифицировать личность солдата.

«Даже без приборов один раз копнули — вышел позвонок. Начали пробивать, и пошли останки. Рядом гильза была советская, стёкла, остатки утвари какой-то. Пока нельзя сказать, но по первым показателям — наш боец», — говорит поисковик, который, похоже, сегодня услышал свой зов.

Постепенно кости формируют на эксгумационной карте скелет. Но спустя несколько часов поисковикам так и не удаётся найти череп — только несколько зубов и ещё несколько больших костей.

Невольно или по неопытности начинаешь думать: что же с ним произошло? И холодок внутри, когда понимаешь, что десятилетия назад это был человек, из плоти и крови, со своими тревогами и надеждами.

А что происходило вокруг? Местные говорят, что задумываются над этим, когда поисковики находят неразорвавшиеся снаряды, и их иногда уничтожают сапёры. Даже издали «бахает» знатно. «Как же тогда на войне взрывалось?»

Ближе к пяти часам вечера стало окончательно ясно, что ни медальона, ни других костей найти не удастся. Яму закопали, а останки бойца собрали, чтобы увезти в лагерь. Вместе с другими их позже подготовят и с воинскими почестями похоронят в братской могиле в Дыдымкине.

Так поисковики отдадут им последний долг. И продолжат искать дальше.

Фото: Эдуард Корниенко/ИА «Победа26»

Прямая линия с губернатором Ставропольского края Владимиром Владимировым
Большая транспортная реформа в Ставрополе началась с пяти маршрутов. К чему это приведёт Зачем понадобилось сокращать часть маршруток в Ставрополе, что будут делать частные перевозчики, которые останутся без работы? Каким будет «переход» на автобусы и сколько их нужно, чтобы покрыть трафик, — читайте в материале «Победы26».
Оживление скифов: как в Ставрополе прошёл фестиваль исторической реконструкции В Ставрополе, на главной поляне Татарского городища, прошёл фестиваль исторической реконструкции. Его участники были одеты и вооружены как скифы, которые владели этими землями тысячелетия назад. «Победа26» пыталась разобраться, зачем это нужно в мире гаджетов и машин.
Изменения в ЕГЭ-2022. Почему ставропольским школьникам будет сложно как никогда В 2022 году единый государственный экзамен пройдёт по-новому. Корректировки уже определил Федеральный институт педагогических измерений. Что поменяется, как это скажется на подготовке и оценках? Почему будущим выпускникам будет сложнее, чем всем, кто сдавал ЕГЭ раньше, — в материале «Победы26».
Ценные приветы из ХХ века: что можно купить на блошином рынке в Ставрополе Каждые выходные по утрам рядом с Центральным парком в Ставрополе коллекционеры и владельцы раритетных вещей выкладывают свои сокровища на импровизированные прилавки. Здесь есть товары на любой вкус, в том числе и действительно редкие вещи, которые могут стать необычным подарком или интересным сувениром.
Будущее ставропольских школ: как скоро ученики смогут проводить лабораторные работы с алмазами и нефтью Ставропольские учёные разрабатывают технологию, которая сможет перевернуть школьный мир — такого не делал ещё никто в России. Речь о виртуальных лабораториях, способных повысить качество образовательного процесса и облегчить работу учителям. Что будет в виртуальной реальности — в материале ИА «Победа26».
Как устроены выборы 2021 года на Ставрополье: разбор Как будут проходить выборы, где и кого будут выбирать ставропольцы, почему на голосование отведено три дня? Какие правила ввели в пунктах для голосования и что изменилось для избирателей — читайте в материале «Победы26».
На Ставрополье устанавливают всё больше вышек сотовой связи. Опасны ли они для людей — объяснили эксперты Влияют ли сотовые вышки на здоровье человека? Правда ли, что их излучение вызывает утомляемость, усталость, головокружения? Сколько станций нужно, чтобы решить проблемы со связью? На каком расстоянии от домов они должны находиться? Ответы на эти и другие вопросы — в материале «Победы26».
Пролетая над верхушкой леса: как проходят будни ставропольских парапланеристов Михаил Рыбасов говорит, что ему никогда не снятся полёты, ведь он летает наяву. «Победа26» провела один день с пилотом-инструктором и парапланеристом, чтобы узнать, как он это делает.
«Токио — город из компьютерной игры»: ставропольский легкоатлет об изнанке Паралимпиады и отношении к российским спортсменам В Токио завершились летние Паралимпийские игры 2020 года. За день до этого в Ставрополь вернулся легкоатлет Игорь Баскаков. Домой он привёз четвёртое место за метание диска и пятое — за толкание ядра в категории спортсменов с нарушениями зрения. Ставропольчанин рассказал, как прошли Игры и что его поразило больше всего.
Как молодым специалистам найти хорошую работу? Ставропольские эксперты о возможностях студентов и выпускников Как найти работу после вуза? Есть ли способы выпускнику получать зарплату наравне с опытным сотрудником? Когда лучше начинать делать карьеру? Кого готовы брать на работу крупные ставропольские компании? Учащихся каких специальностей нанимают ещё со студенческой скамьи? Во всех этих вопросах разбиралась «Победа26».
Какой будет осень 2021 года: прогноз ставропольских экспертов Ожидается ли в этом сезоне много дождей? Когда доставать пальто и сапоги? Грозят ли краю какие-либо погодные аномалии? Можно ли сделать точный прогноз на все три месяца? Как предсказывали погоду в старину? Об этом — в материале ИА «Победа26».
Электросамокаты и велосипеды — транспорт будущего или проблема для Ставрополя? Законны ли ограничения скорости для двухколёсного транспорта? Кто больше страдает — водители или пешеходы? Какие травмы чаще всего случаются после происшествий с электросамокатами и велосипедами и как можно обезопасить всех участников движения — читайте в материале «Победы26».