Тема дня: Главное о COVID-19 в Ставропольском крае

Взлёты и падения: рейтинг самых популярных мэров Ставрополья в 2020 году

22.01.2021, 08:00 Ставропольский край
Аналитический центр «Рейтинг.Победа26» начинает подводить итоги прошедшего года. В первую очередь мы вспомнили о том, как главы муниципалитетов Ставрополья выстраивали свою информполитику и к чему это привело.

В прошлом январе аналитики составили первый рейтинг медийной активности ставропольских мэров по итогам 2019-ого. Его возглавил Андрей Джатдоев: вместе с получившим второе место Михаилом Миненковым они сформировали пул безусловных лидеров. Далее шли главы Кисловодска, Пятигорска и Железноводска.

С тех пор некоторые руководители муниципалитетов были уволены по тем или иным причинам. Двое безвременно скончались, что явилось большой потерей для медиаповестки. 

Политическая карта Ставрополья сильно поменялась в течение года. С учётом этого, избирательный подход к показателям медиаиндекса глав при составлении нового рейтинга по итогам 2020-ого исказил бы общую картину. Поэтому туда вошли как ныне действующие мэры, так и те, кто покинул этот пост. 

Беспрецедентный рост

Несмотря на сложный год и отмену большинства крупных событий, совокупный медиаиндекс ставропольских мэров вырос по сравнению с 2019-ым вдвое, а количество сообщений о них — в 1,8 раза. 

«Кратный рост медиарейтинга ключевых персон региональной политики по сравнению с прошлым годом — закономерное следствие пандемического «осадного положения», в котором мы все оказались. В связи с ковидом, опасностью, введёнными ограничениями и государственной помощью у людей возникала масса вопросов. И если у мэра получалось дать внятный ответ, это тут же подхватывали СМИ. Уверенные в себе и медийные мэры действовали либо как проводники федеральной и региональной повестки в народ (в такой роли выступали в большей степени Моисеев и Ворошилов), либо пользовались ситуацией для создания собственных инфоповодов (как Миненков)», — считает эксперт по политическим коммуникациям Дарья Полянкина.

 

 

Наиболее впечатляющих успехов в этом плане достиг глава Железноводска Евгений Моисеев. Стартовав с пятой позиции, он быстро выбился на первое место и продолжает удерживать лидерство. Медиаиндекс Моисеева вырос в 7,3 раза и лишь немного не дотянул до планки в 50 тысяч пунктов. Для справки: у прошлогоднего победителя Андрея Джатдоева он составлял менее 16 тысяч пунктов.

Глава Железноводска существенно опережает своих коллег по всем критериям. В частности, у него почти вдвое больше упоминаний в индексируемых источниках, чем у идущего вторым по этому показателю Михаила Миненкова. Количество таких сообщений выросло в 5,7 раза по сравнению с 2019 годом. Чаще всего писали о Моисееве «МК — Кавказ», «СТВ», «Ставропольская правда» и «Портал Северного Кавказа» (463 сообщения). Но наибольший вклад в его медиаиндекс сделало федеральное агентство ТАСС (10352 пункта или 21,2 процента всего индекса).

«Это очень редкий случай в региональной политике, когда позиции мэра вырастают многократно. Глава города — это достаточно сложная фигура, потому что он занимается всем: и популярными, и непопулярными мерами, особенно в период пандемии», — считает доктор политологии, профессор СКФУ Арушан Вартумян. 

В случае с Моисеевым речь идёт о правильно выбранном направлении «главного удара», уверен эксперт. Мэр берётся осуществлять мероприятия, которые в итоге получаются очень успешными, потому что хорошо реализуется принцип частно-государственного партнёрства. 

«У него очень хорошие помощники и лучшая медийная команда. Я принимаю участие практически во всех мероприятиях Моисеева и должен сказать, что этот опыт может быть полезен не только для Ставропольского края, но и в масштабах всей страны. Ну и, конечно, сама харизматичная личность Моисеева: молод, амбициозен, хорошо говорит, эмоционально излагает свои доводы. У него достаточно хорошая обратная связь и с электоратом, и с различными слоями населения. Поэтому он в Ставропольском крае вне конкуренции», — заключил Арушан Вартумян.

С такой позицией согласна и Дарья Полянкина.

«У него сложившаяся и стабильно работающая медиакоманда, которая с самого начала работы в Железноводске пытается транслировать один месседж: «на КМВ мы самые-самые». Например, мне запомнилось, как Моисеев первый вышел на разговор о публичных слушаниях по вопросу строительства велотерренкура. У него есть хорошее свойство — он легко говорит даже на рискованные темы, чаще всего удерживаясь в конструктивном контексте. Но есть одно но: со временем к Моисееву могут накопиться вопросы по всему публично сказанному», — считает эксперт.

Самыми громкими инфоповодами в 2020 году у Моисеева стали: «Лучше по родной стране», «На Ставрополье два врача заразились коронавирусом» и «Территорию Курортного озера в Железноводске благоустроили зонами для купания и спорта».

Впечатляющий результат

Второе место в годовом рейтинге занял глава Ставрополя Андрей Джатдоев. За 4 месяца, что он успел отработать перед своей безвременной кончиной, его медиаиндекс успел на 19 процентов превысить результат всего предыдущего года. 

Если по количеству сообщений Андрей Хасанович оказался по понятным причинам лишь на седьмом месте, по показателю Likes&Shares (суммарное количество лайков и репостов публикаций, которыми пользователи поделились в своих соцсетях) он занял вторую строчку. В итоге получил за год свыше 20 тысяч проиндексированных реакций пользователей. Для сравнения, у идущего первым Моисеева вышло немногим менее 28 тысяч, а у ставшего третьим Андрея Скрипника — менее 10 тысяч.

Исполняющий обязанности руководителя МУП «Издательский дом «Вечерний Ставрополь» Вадим Дубило считает, что секрет популярности Андрея Джатдоева у СМИ лежит на поверхности. Глава создавал информационные поводы, о которых журналистам было интересно рассказывать. 

«Одним из его талантов руководителя было умение генерировать идеи, заражать ими подчиненных и воплощать в жизнь. И люди это замечали. Как и то, насколько в результате в минувшем десятилетии изменился Ставрополь. В лучшую сторону, разумеется. У Андрея Хасановича было две важных черты характера, определявших стиль его работы: искренность и неравнодушие. При этом он не стремился понравиться всем во что бы то ни стало, из-за чего периодически получал порцию критики от СМИ и общественников», — объяснил Вадим Дубило. 

Андрей Джатдоев всегда был внутренне убежден в своей правоте и старался донести свою точку зрения до людей, пояснил Вадим Дубило. Причём обращался мэр к ним напрямую через социальные сети, минуя посредников. 

«Вообще, Андрей Джатдоев был человеком интерактива, для него было важно, что происходит здесь и сейчас, что он может сделать здесь и сейчас, как помочь конкретным людям здесь и сейчас. Благодаря этому, он всегда находился в центре событий, которые, чаще всего, сам же и создавал, давая тем самым возможность журналистам делать свою работу», — пишет Вадим Дубило.

Характерно, что нынешний глава Ставрополя Иван Ульянченко, имея все ресурсы своего предшественника и почти вдвое больший запас времени, достиг куда менее впечатляющих результатов. По совокупному медиаиндексу он занимает лишь шестое место (чуть больше 10 тысяч пунктов), по количеству упоминаний (3,4 тысячи) он стал пятым, а по реакции пользователей — девятым.

При этом эксперты пока сохраняют благосклонное отношение к новому руководителю краевого центра:

«Андрей Джатдоев в политическом поле Ставрополья присутствует до сих пор. Отчасти этому способствовали действия губернатора, который отдал бывшему градоначальнику немало почестей, поспособствовал увековечиванию его памяти в краевой столице. Джатдоева до сих пор называют мэром, а текущий глава администрации Иван Ульянченко воспринимается как запасной игрок, вышедший на замену фаворита. Про Ульянченко часто говорят, что он «не умеет в публичность». Хотя при личном общении Иван Иванович очаровывает людей, даже оппозиционно настроенных, умеет убеждать, блестяще ориентируется в городских вопросах, но ничего этого не видно. Сказываться могут два фактора: отсутствие опыта политической деятельности и самого желания такой опыт заиметь. С учётом того, что в Ставрополе прямых выборов мэра не проводится, градоначальник в первую очередь должен быть завхозом, главная задача которого — «не расплескать». С этой задачей Ульянченко справляется. Но политической субъектности, как у Джатдоева, он получить не стремится. Что будет дальше — посмотрим. Ситуация может измениться», — уверена Дарья Полянкина.

При этом лидеры 2019 и 2020 годов существенно различаются в подходах к взаимоотношениям с прессой и социальными сетями. Блогер, журналист и комьюнити-менеджер Сергей Зайцев отмечает разный подход к формированию стратегии информполитики у Джатдоева и Моисеева.

«У Андрея Хасановича она звучала бы «Я знаю абсолютно всё о городе и поэтому лучше всех разбираюсь, что и как здесь делать, чтобы вам жилось лучше» (патернализм), а у Евгения Ивановича – «Я такой же, как вы, давайте все вместе принимать решения и воплощать их в жизнь» (партнёрство). В целом в настоящее время преобладает и востребован второй тренд. Это связано не только с ростом гражданской активности и прозрачностью всего происходящего благодаря новой цифровой реальности», — считает Сергей Зайцев.

Поступь тяжеловеса

Рост медийной активности Ставрополья хорошо иллюстрируется кейсом Михаила Миненкова. Его индекс вырос на 87,5 процента, но при этом, если по итогам 2019 года он занимал вторую позицию, то теперь — третью.

Главу Невинномысска отличают от других лидеров рейтинга два момента. Во-первых, это набор самых заметных инфоповодов 2020 года: «В моногороде на Ставрополье планируют привлекать на ТОР не менее двух резидентов ежегодно», «Мэр Невинномысска рассказал, как удалось добиться нулевой смертности детей на дорогах города», «Глава Невинномысска заявил, что расширение границ моногорода удвоит число резидентов ТОСЭР». Все они связаны с развитием города и выставляют в максимально выгодном свете его руководство.

Второе отличительное свойство — набор наиболее весомых источников. Помимо традиционного списка ведущих краевых СМИ, в него вошли агентство ТАСС и сайт администрации Невинномысска. Последний под руководством Миненкова превратился в доминирующее муниципальное издание. Интересно, что в этом плане он обогнал даже газету «Невинномысский рабочий», которая упоминала главу города гораздо чаще (842 сообщения против 581), но не смогла войти в топ-5 наиболее весомых источников.

«В арсенале Михаила Миненкова не только сайт администрации, получивший индексацию в Яндексе как региональное СМИ. Он по сути владеет своей личной маленькой медиаимперией из нескольких подконтрольных СМИ, способной вывести в ключевые новости региона его поздравление с днём рождения, адресованное малопубличной персоне. Миненков очень чётко понимает силу медиа и ловко ей пользуется, подчас на грани фола. Он выстроил публичный образ, соответствующий его биографической справке и особенностям личности, а теперь использует разнообразные пиар-ходы для постоянной накачки этого имиджа соответствующим медийным весом. Кстати, из всех градоначальников в крае он один — обладатель фанатов на региональном и даже федеральном уровне. Кому-то его амплуа не нравится по понятным причинам. Он не интеллигентный (как Моисеев), матерится, чудит и временами идёт против правил. Но второго такого политика в крае нет, к тому же — его образ цельный и очень ему подходит», — считает эксперт по политическим коммуникациям Дарья Полянкина. 

Достойный старт

Лишь немногим отстаёт от своего коллеги глава Пятигорска Дмитрий Ворошилов. Разрыв его индекса с Миненковым составляет менее одного процента, и это на фоне того, что он единственный из мэров-новичков попал в пятёрку лучших. Во многом это обусловлено заведомо высокой медийностью курорта, но однозначно не сводится к этому фактору. Грамотная информполитика позволила Евгению Моисееву, руководящему гораздо меньшим Железноводском, достичь ещё более впечатляющего результата. При этом Иван Ульянченко, несмотря на статус градоначальника краевой столицы, оказался лишь шестым.

Стоит также вспомнить, что Пятигорск достался Ворошилову в непростой ситуации: после ряда политических скандалов и введения единственного в регионе полномасштабного карантина. Тем не менее главные инфоповоды нового главы оказались связанными с другими темами. Помимо предсказуемой новости о назначении Ворошилова на должность, таковыми стали «В Пятигорске планируют увеличить турпорток в два раза к 2035 году» и «В Пятигорске возле многоэтажного дома прорвало водопровод».

По словам Сергея Зайцева, спокойная медиаполитика Ворошилова стала преимуществом на фоне скандалов, связанных с его предшественниками.

«Его популярность, думаю, связана скорее не со стилем ведения информполитики, а с ситуацией в Пятигорске. Скандалы утихли, ведётся огромная работа по благоустройству. Внимание к городу приковано и в связи с законом о федеральных территориях. Пятигорск как неоспоримый экономический лидер КМВ неизбежно в центре информационной картины региона», — считает Сергей Зайцев.

По количеству сообщений в индексируемых источниках Ворошилов стал третьим, уступив только Моисееву и Миненкову. Чаще всего о нём писали «Пятигорская правда», официальный сайт Пятигорска и «Кавказ-Экспресс». Но наиболее значимый вклад в медиаиндекс внесли Newstracker, «Победа26» и «ТАСС».

Бурный год Курбатова

Глава Кисловодска замыкает пятёрку лидеров, хотя годом ранее он был третьим. Его собственный медиаиндекс вырос в 2020 году в 2,8 раза, но на фоне увеличения показателей коллег этого оказалось недостаточно для сохранения прежней позиции.

«Александр Курбатов, глава Кисловодска — самый медийно загадочный персонаж среди ставропольских градоначальников. Вверенная ему территория обладает самым высоким потенциалом развития, туда направлены немалые бюджетные ассигнования. К городу-курорту приковано федеральное внимание, его напрямую называют сферой интересов влиятельных персон масштаба страны. К тому же в этом году округ заполучил в свои границы огромный кусок территории соседнего муниципального образования. Но Курбатов как будто тяготится своей обязанностью публично освещать и обсуждать настоящее и будущее Кисловодска. Он не отвечает на критику, многие вопросы откровенно «сливает». Публикация записи с совещания, когда ответы Курбатова вывели из себя губернатора Владимирова, только подтверждает общую тенденцию: глава Кисловодска регулярно недоговаривает. Полагаю, у горожан это вызывает точно такие же эмоции, как и у губернатора», — считает Дарья Полянкина.

При этом Александр Курбатов может похвастаться весьма яркими инфоповодами. Наибольший резонанс вызвала новость о заражении главы Кисловодска коронавирусной инфекцией от РИА «Новости». Несмотря на то, что Дмитрий Ворошилов тоже переболел ею, это не оказало столь сильного влияния на его информповестку. В случае Курбатова она стала не только самой громкой, но и наименее скандальной из подборки. 

Две другие посвящены инциденту со слитой в интернет записью совещания, в ходе которого глава региона жёстко отчитал кисловодского мэра. Один сформированный инфоповод посвящён непосредственно этому событию («Задолбали!: губернатор Ставрополья отчитал мэра Кисловодска из-за подсказок», информагентство «Ридус»), другой — его последствиям («Мэр Кисловодска рассказал об итогах публичной порки от губернатора» — материал от «Царьград ТВ»).

«На позициях Курбатова эта порка не сказалась. Он легитимно был переизбран в должности мэра. В Кисловодске достаточно хорошо реализуются планы по модернизации города. Курбатов — человек на своём месте. Просто Кисловодск — более сложный субъект управления, чем маленький Железноводск. Здесь больше проблем, так как присутствует много федеральных структур, часто приезжает Валентина Матвиенко, и сами реализуемые проекты очень масштабны. Мне кажется, Курбатов достаточно крепко смотрится и как хозяйственник, и с точки зрения медийного присутствия. Но его команда, которая освещает его деятельность, значительно слабее, чем у Моисеева. Поэтому я считаю, что Курбатову нужно сосредоточиться на более активном и позитивном формировании своего имиджа в СМИ», — уверен Арушан Вартумян.

Новостной форсаж

В течение всего года почти ежемесячно возникали кейсы, когда медиаиндекс того или иного главы стремительно взлетал на фоне единственного инфоповода. Во многом это происходило из-за эффекта низкого старта: чем ниже медиаиндекс, тем легче придать ему динамику. Поэтому в годовом выражении этот эффект в значительной степени нивелировался. 

В пятёрке лидеров роста оказалось сразу два абсолютных: Евгений Моисеев (2 место по этому показателю, увеличение в 7,3 раза) и Александр Курбатов (5 место, рост в 2,8 раза). 

Сильнее всего в 2020 году вырос индекс главы Новоселицкого округа Владимира Антоненко — в 7,9 раза. Произошло это по классической схеме за счёт единственного инфоповода, ставшего скандалом федерального уровня. Основные массивы сообщений сгруппировались вокруг новостей ведущих информагентств страны: «На Ставрополье пациентов из закрытого психинтерната переведут в больницу» и «На Ставрополье проверят психоневрологический интернат» (материалы от РИА «Новости»), а также «Постояльцев интерната на Ставрополье госпитализируют после вспышки COVID-19» (публикация от ТАСС).

По мере исчерпания этой темы показатели главы Новоселицкого округа вернулись к низким значениям: даже новость о его уходе не получила столь широкой огласки. В годовом рейтинге Антоненко занял лишь двенадцатую строчку. Впрочем, руководитель филиала Фонда развития гражданского общества в Ставрополе Геннадий Косов не уверен, что стоит связывать эти события. 

«Говорить о прямой связи между массовым заражением пациентов психоневрологического диспансера и увольнением в конце года В. Антоненко нельзя. Между этими событиями прошло полгода. При этом можно обнаружить связь между репутационными потерями, которые понесли региональные власти после того, как эта ситуация вышла на федеральный уровень, и его увольнением», — считает Геннадий Косов.

Ещё ниже, на шестнадцатом месте, расположился Игорь Мятников, который по показателю роста стал третьим, увеличив медиаиндекс в семь раз. Имя главы Предгорного округа неоднократно мелькало в тех или иных скандальных историях, его часто отчитывал губернатор в ходе прямых линий. Количество проиндексированных сообщений с упоминанием Мятникова выросло в 2,2 раза. Но ни один из этих случаев не породил доминирующего инфоповода, который можно было бы назвать драйвером роста. В конце года он был уволен, а на должность назначен Николай Бондаренко. Он не успел сформировать собственный значимый медиаиндекс и занял в рейтинге третье место с конца.

Аналогичным образом и Евгений Высоцкий, индекс которого вырос в 4,4 раза, фигурировал в контексте конфликта, связанного со срывом строительства детского сада в Труновском округе. Этот скандал остался на краевом уровне и не сформировал яркого федерального инфоповода.

 

 

Около и ниже нуля

Наименее интересными для средств массовой информации стали Геннадий Ефимов, Сергей Гультяев, Сергей Сагалаев, Дмитрий Сокуренко и Сергей Калашников. О них писали реже всего.

Во многом этот список совпадает и с теми, чей медиаиндекс в 2020 году снизился наиболее драматичным образом. Таковыми стали Сергей Калашников (на 72,2 процента), Андрей Иванов (на 67,6 процента), Александр Захарченко (на 63,5 процента), Сергей Лобанов (на 48,7 процента) и Сергей Сагалаев (на 39,6 процента). Сюда также можно отнести Максима Клетина (индекс уменьшился в 5,6 раза) и Андрея Скрипника (на 69,5 процента), но эти кейсы стоит рассматривать отдельно.

Андрей Скрипник некоторое время возглавлял Пятигорск, но затем перешёл на другую работу, не связанную с медийной активностью. Несмотря на то, что его отставка пришлась на непростой период в жизни города, она не стала сама по себе масштабным инфоповодом. Бывший глава Пятигорска тихо ушёл из новостной повестки.

«Увольнение Скрипника с поста мэра для многих горожан так и осталось загадкой, многие из которых считали, что он достаточно хорошо выполнял функции сити-менеджера, то есть хозяйственника, а не политика. Он не был публичным градоначальником, чем сильно отличался от предшественника, и в отличие от Ворошилова не был открытым. Его попытки «налить новое вино» (новые идеи) в «старые меха» (команда Травнева) не увенчались успехом и привели к тому, что губернатор, спасая региональную власть в целом опять же от репутационных потерь, был вынужден разруливать ряд критических ситуаций в Пятигорске в режиме ручного управления», — уверен Геннадий Косов.

Подобного нельзя сказать про Максима Клетина. Громкие судебные разбирательства и федеральные скандалы вокруг этой персоны могли бы претендовать на звание главного краевого политического события прошедшего года. Но случилась пандемия и связанные с ней проблемы. По итогам года Клетин оказался единственным руководителем муниципалитета с отрицательным медиаиндексом. На протяжении практически всего 2020 года глава оставался в неопределённом статусе, что вынуждало авторов рейтинга упоминать его отдельной строкой. В итоге Клетин был уволен. Георгиевский округ сейчас пребывает в ожидании выборов нового главы. По мнению Арушана Вартумяна, падение интереса к этой истории могло иметь не только естественные причины. 

«Дирижёр взмахом своей палочки может как повысить, так и понизить громкость оркестра. Мне кажется, мы имеем дело с механизмом, когда отдельные деятели могут при помощи ангажированных СМИ отвести от себя угрозу в сторону. У истории с Клетиным хорошая режиссура, грамотно расставленные акценты, позволившие снизить градус критики и снизить шум в прессе», — считает Арушан Вартумян.

Пятёрку с самыми низкими суммарными показателями медиаиндекса в итоге составили Александр Захарченко, Дмитрий Сокуренко, Геннадий Ефимов, Сергей Сагалаев и Сергей Калашников.

Чтобы помнили

Медийность — необходимый атрибут для публичного политика, коим является глава муниципалитета. Независимо от официального названия должности и способа её получения, мэр города или округа остаётся его лицом, и это лицо должно быть узнаваемым.

На примере рейтинга 2020 года мы убедились, что достигается это весьма различными способами. Но некоторые общие моменты всё же можно выделить.

Наиболее впечатляющего результата достигли те главы, кто смог привлечь внимание федеральных средств массовой информации. Это сложная задача, так как здесь руководитель небольшого муниципалитета вступает в конкуренцию не только с коллегами в рамках своего региона, но и на уровне всей страны. В этом плане определёнными преимуществами за счёт большей узнаваемости обладают главы краевого центра и городов-курортов Кавминвод. Но данный ресурс можно как умножить, так и наоборот. 

В 2020 году мы видели, как глава небольшого Железноводска сделал его, а заодно и себя, самым заметным, причём в контексте сугубо позитивной повестки. Моисеев грамотно использовал внимание краевых властей и связал со своим именем даже те проекты, которые либо не ограничиваются одним Железноводском (Кавминводский велотерренкур), либо связаны в большей степени с другими городами. В частности, общественная дискуссия вокруг строительства образовательного центра «Машук» была организована именно на его территории, а не в Пятигорске.

С другой стороны, ярким примером может служить и Михаил Миненков. Руководя одним из десятков российских моногородов, мэр смог добиться для него статуса лучшего в данной категории, а теперь постоянно представляет на федеральном уровне. Одним из таких примеров стало участие в эфире радио «Комсомольская правда», где он в статусе мэра-практика оппонировал московским экспертам.

Подобным отличался и прежний глава Ставрополя Андрей Джатдоев. За пять лет управления городом он повысил его узнаваемость в российском масштабе. Вместе с губернатором Владимировым он старался создавать максимум громких позитивных инфоповодов, будь то очередная победа в рейтинге благоустройства или проведение студвесны стран БРИКС и ШОС. 

С другой стороны, «тяжёл камень, но весок и песок». Тот же Миненков, несмотря на стремление засветиться на общероссийском уровне, фактически сделал сайт администрации ведущим местным СМИ, в конкуренции с которым другие издания города также стараются как можно полнее освещать работу руководства. Другой вопрос, что ввиду малого медийного веса локальные издания не способны обеспечить необходимый результат в одиночку.

Ещё одним примером может стать Владимир Козлов. Глава Изобильненского округа превратил свой аккаунт в Instagram в полноценное муниципальное средство массовой информации. Несмотря на то, что он не вошёл в топ рекордсменов медиарейтинга, это, по мнению экспертов, может вскоре произойти:

«В первую десятку рейтинга не попал один из интереснейших глав муниципалитетов в крае — Владимир Козлов, глава Изобильненского городского округа. Он не особо стремится к повышению своей цитируемости в СМИ, используя другие инструменты публичности для решения управленческих задач. Например, он душевно пользуется инстаграмом. Его страничка заполняется личным контентом, прямыми эфирами, постами с места событий в округе. Иногда Козлов озвучивает там личную позицию по острым вопросам. Например, в этом году он очень агрессивно высказался о наказании детей за вандализм. Его аккаунт мог бы стать отличным источником инфоповодов для региональных СМИ при другом отношении к возглавляемой им территории. К сожалению, Изобильненский округ всё же уступает по значимости и Невинномысску, и, разумеется, КМВ. Хотя там сосредоточены объекты Газпрома и происходит немало интересного. В дальнейшем именно Изобильненский округ и его опытный харизматичный глава могли бы стать новой точкой медийного внимания в крае», — уверена Дарья Полянкина.

Важен не столько факт наличия громких инфоповодов, сколько их качество. Скандальные истории, приведшие к взрывному росту индекса некоторых глав, не принесли пользы ни их территориям, ни им лично. Умение создавать собственную позитивную повестку и внедряться в региональные и федеральные инфоповоды в данном вопросе имеет определяющее значение. 

«Это хорошо видно на примере городов-курортов КМВ, которые сопоставимы по многим параметрам, но их руководители получили в 2020 году медийность совершенно разного объёма и содержания. Курбатов, несмотря на рост индекса почти в 3 раза, потерял две позиции и существенно уступает Ворошилову, несмотря на то, что у того не было ни такого федерального внимания, ни столь длительного опыта управления городом. Александр Некристов и вовсе оказался лишь седьмым, пропустив вперёд даже нынешнего главу Ставрополя Ивана Ульянченко, чья медийная политика не раз вызывала критику наших экспертов. И на фоне всего этого — беспрецедентный рост Железноводска и его главы Евгения Моисеева», — резюмирует журналист-аналитик Станислав Маслаков.

Важный аспект прошлого года — коронавирусная повестка. Специалист по пиару Ярослав Федосеев, который ведёт тематический канал в Telegram, пишет, что ковид, будучи главным медийным трендом, вынуждает профессионалов вновь обратиться к пресловутой «Пирамиде Маслоу». 

«До 2020 года все пиарщики закрывали информационные потребности социалки и уважения. Тогда можно было запускать абсолютно любые темы практически без ограничений в хайпе: хоть про умный «лежачий полицейский», хоть про искусственный интеллект, отчисляющий студентов. Сегодня же для хорошей цитируемости пиарщик обязан давать новости через призму безопасности и физиологических потребностей, ибо интересы людей существенно сдвинулись в нижнюю часть пирамиды», — пишет Ярослав Федосеев.

Теория объясняет и итоговый медиарейтинг глав ставропольских муниципалитетов. Большинство доминирующих инфоповодов мэров-лидеров так или иначе сводились к вопросам безопасности и перспектив жизни данной территории. Будь то тема развития внутреннего туризма (потому что международный стал слишком рискованным), нулевая детская смертность на дорогах Невинномысска или неприятная история с прорывом водопровода в Пятигорске, вскрывшая застарелую проблему. Все они получили свой эффект именно потому, что отвечали на главный запрос людей. И в нынешней кризисной ситуации он сводится к тому, насколько комфортно и безопасно жить в том или ином муниципалитете, будет ли завтра в домах светло и тепло, будет ли стабильная работа у родителей и будущее у детей.

Ставрополье в эпоху климатических перемен: откуда взялись аномальные снегопады зимой и пыльные бури летом Правда ли, что в Изобильном всегда теплее, чем в Ставрополе, и почему? Как будет меняться в ближайшие 5-10 лет погода? Почему февральские снегопады и летняя засуха стали для края тревожным звоночком? Грозит ли миру новый ледниковый период, при чём тут замерзающая Северная Америка и локдаун? Об этом — в материале ИА «Победа26».
Почему в январе жители Ставрополья реже жаловались на проблемы и выше оценивали работу местных властей Отдых в первые дни нового года помог ставропольцам если не забыть о своих проблемах, то на время отложить их в сторону. Число жалоб в социальных сетях заметно снизилось, а органы власти получили более высокие оценки, чем в декабре.
Будущее задерживается: почему в Ставропольском крае так мало электромобилей? Почему малочисленные владельцы электрокаров оказались в замкнутом круге, а зарядными станциями не хотят пользоваться даже бесплатно? Какие преимущества имеет электрокар перед обычными авто и сколько удаётся экономить владельцам — в материале ИА «Победа26».
Может ли кот ответить за долги хозяина? Главный пристав Ставрополья рассказала о самых необычных арестах Какие предметы могут арестовать за задолженности, а какие — нет? Запрет на использование какого имущества чаще всего становится главным стимулом погасить задолженность? Почему хуже всего должникам-ипотечникам? Подробности — в материале ИА «Победа26».
Ставропольца пригласили в Сколково за разработку космического устройства. Очерк про мальчика, который смог Как внезапная слава повлияла на жизнь ставропольского десятиклассника Андрея Пронина и как он планирует отреагировать на предложение о работе в компании, создающей космические спутники, читайте в нашем очерке.
Январский рейтинг активности ставропольских мэров в Instagram: новые лидеры и старые проблемы Активность большинства глав муниципалитетов Ставрополья в Instagram заметно упала в январе 2021 года. Во многом это обусловлено новогодними каникулами. Но время, которое одни тратят на отдых, другие посвящают тому, чтобы вырваться вперёд.
Топ-5 самых странных наблюдений о Ставрополе по версии иностранцев В вузах краевой столицы обучается много студентов, которые приехали из других стран. Молодые люди поделились с «Победой26» своими наблюдениями о том, какие привычные для ставропольцев вещи и ситуации им показались необычными или вызывающими сложности.
Можно ли застраховаться от ковида и получить выплату при заражении? Объясняют ставропольские эксперты С начала пандемии в страховых компаниях появилась новая программа. Желающим предлагают оформить страховку от Covid-19. Как это работает? Реально ли получить выплату в случае заражения? Если да — то на каких условиях? Подробности — в материале ИА «Победа26».
На Ставрополье составили топ-5 самых популярных машин. Кто и почему их покупает? Самой продаваемой маркой на Ставрополье в 2020 году стала Lada. Помимо российского автопрома, в числе популярных также числятся три иномарки.
Приручить январскую повестку: почему не все ставропольские мэры одинаково известны Аналитический центр «Рейтинг.Победа26» выяснил, что писали средства массовой информации о работе глав администраций региона и как их пресс-службы смогли выстроить информационную политику в январе.
Занимательная арифметика: как поменялся рынок люксовых авто на Ставрополье Речь идёт о машинах, стоимость которых исчисляется десятками или даже сотнями миллионов рублей. Сколько их всего зарегистрировано в Ставропольском крае, какие марки пользуются особой популярностью у местных жителей — в материале ИА «Победа26».
Vox populi: почему ставропольцы так по-разному относятся к работе властей? На протяжении всего 2020 года аналитический центр «Рейтинг.Победа26» проводил онлайн-опросы среди жителей Ставропольского края. Им предлагалось оценить эффективность работы своей местной администрации. О том, какие результаты удалось получить и как менялись оценки со временем, читайте в материале.