пт, 03 фев.
02:56
Ставрополь
-5 °С, ясно
Эксклюзивы

«Я взглянула на небо, а там тьма самолётов»

24 июня 2019, 15:53Статьи
Фото:

Ранним утром 22 июня 1941 года фашистская Германия без объявления войны вторглась на территорию Советского Союза. Корреспондент Победы26 пообщался с Аллой Илларионовной Винниковой, детство которой пришлось на военные годы и оккупацию Ставрополя.

«Предвоенное время для меня, как светлый приятный лучик солнышка»
Когда началась война, мы жили в Аккермане. Ближе к вечеру услышали за окном какие-то странные звуки. Подумали, может, папа какую-то шутку придумал (он любил розыгрыши), но за дверью его не оказалось. Нам потом соседи сказали, что это самолёты летают и «строчат из пулемётов». Ночь мы провели в укрытии. На следующий день, помню, взглянула на небо, а там тьма самолётов. И так высоко, как птицы летят. И очень много.
Мама тогда была беременна младшей сестрой и решила уехать к сестре в станицу Кавказскую. Отец был военным и прислал своего ординарца, чтобы помочь перевезти вещи. До станицы добирались сначала на барже, потом на поезде. По пути нас всё время бомбили. Даже в окна поезда с самолётов стреляли.
А вообще удивительно получилось. Прямо перед войной и в тот день, когда всё началось, было жарко, и солнце светило. Для меня вообще предвоенное время, как светлый приятный лучик солнышка. Мы с сестрой тогда много гуляли, ходили к заливу, в парк. А когда на барже с вещами плыли по лиману, погода испортилась: налетели тучи, гремел гром, сверкали молнии, дождь сильный начался. От этого становилось ещё страшнее…
На Ставрополье статус «Дети войны» получили уже 140 тысяч человек, детство которых пришлось на годы Великой Отечественной войны. С июня в нашем регионе полноценно заработала система поддержки данной категории граждан.
«Если бы не я, вы бы с голоду умерли»
В станице Кавказской мы долго не задержались, потому что муж маминой сестры болел туберкулёзом. В конце концов, оказались в Ставрополе (тогда — Ворошиловск. — Прим.ред.). Здесь какое-то время базировалось военная часть отца, которая потом двинулись дальше на фронт, а мы остались.
Помню, 3 августа мама пошла решать вопрос об эвакуации. К этому времени родилась третья сестра, и мы со старшей остались в бараке смотреть за ней. И тут раздался грохот. Совсем рядом, через забор от нас, оказывается, упала бомба, но не разорвалась. Мама пришла только под вечер, спрятала все документы, и совсем скоро в город въехали немецкие мотоциклы и танки, вошла пехота.
Не знаю как, но мы оказались на территории немецкой военной части. Помню, пришёл к нам немец и попросил маму постирать вещи. Она постирала, а он ей хлеб принёс. Мы очень хотели есть, но никак не могли найти, чем разрезать буханку. Потом разрубили топором, а внутри — пепел. Хлеб сгнил.
На следующий день купались на родниках и только уходить собрались, видим, немцы пришли. В том числе и тот, что нам хлеб дал. Сестра его узнала, побежала домой, взяла эту буханку, вернулась и бросила ему под ноги. Я так испугалась, думала, её расстреляют. Но тот только посмеялся.
Вообще сестра храбрая была. Когда солдаты во дворе скот резали, она собирала всю оставшуюся требуху и приносила домой. Мама мыла и готовила. Ещё сестра ходила в столовую, где солдат кормили, и там еду собирала. Так и питались. Часто потом говорила: «Если бы не я, вы бы с голоду умерли».
На реализацию новой меры поддержки в краевом бюджете заложили 875 миллионов рублей. С 2021 года ежегодная выплата может вырасти. А пока все дети войны, у которых есть соответствующее удостоверение, получат по пять тысяч рублей.
Предательство
С нами на одном этаже несколько семей жили. Прямо по соседству тетя Оля с четырьмя детьми — тремя девочками и мальчиком Толей. А дальше по коридору семья, у которой остановились немцы. И эта семья всегда хорошо питалась: могли с бутербродами ходить по балкону, но никогда никому не предлагали.
Но больше всего запомнилось другое. Когда всех евреев собирали на вокзале, тетя Оля с детьми туда не пошли. В тот вечер они были у нас. Солдаты стали стучать в дверь и спрашивать, где живёт эта еврейская семья. Мы сказали, что в соседней квартире. Но немцы захотели проверить и нашу.
Толик каким-то образом успел убежать в сторону леса. За ним погналась одна из соседок. Хотела поймать и передать солдатам. Но, к счастью, не догнала. Тетю Олю и девочек увезли на «душегубках». Через три дня скитаний по лесу Толик вернулся и сказал, что видел свою маму. Присыпанную землёй. Скоро советские войска освободили Ставрополь.
Некоторые дети войны уже получили выплату. Деньги начисляют либо на банковский лицевой счет, либо доставляют «Почтой России» вместе с очередной пенсией. О том, что нужно для получения выплат, можно почитать здесь.
«Я очень долго потом не переносила гул самолётов»
Спустя какое-то время после того, как в город вошли наши, мы переехали в частный дом. Раньше он принадлежал семейной паре с тремя сыновьями, но муж ушёл вместе с немцами, и дом у них отобрали. Правда, когда выяснилось, что мужчина погиб геройской смертью в штрафбате, дом решили вернуть, и нам пришлось съехать. Но это было уже после победы советских войск.
Несмотря на освобождение города, есть по-прежнему было нечего. Все справлялись, как могли, что-то сажали. Например, картофель. Когда мама делала картофельные котлеты, это был праздник! Мы ходили в лес, собирали ягоды и грибы, приносили дрова. Они были тяжёлые, но хоть маленькую вязаночку, надо было собрать. Мама их пилила и продавала на рынке.
Почти через полгода после освобождения Ставрополя, мы получили похоронку. Мать прочитала её, села за стол, положила на него руки, сверху голову и так всю ночь просидела. Отец в звании подполковника, командира полка 16 гвардейской танковой дивизии погиб под Славянском.
9 мая мама повела нас гулять. Я впервые услышала, как играет патефон, и подумала, что это очень красиво. А ещё сложилось ощущение, что солдаты вот-вот начнут возвращаться с фронта. В тот день мне запомнилась одна женщина. Пока все радовались и ликовали, она стояла в сторонке и плакала. Ей принесли похоронку. Мне потом ещё очень долго не верилось, что папа не придёт. И ещё очень долго не переносила гул самолётов.
 
Текст: Дарья Куличенко
Фото: Александр Рыжков