Каким был «идеальный ликвидатор» аварии на ЧАЭС? Ставропольцы поделились воспоминаниями о трагедии

26 апреля 2021, 15:53Статьи

Весна 1986 года была наполнена тревогой: повестки из военкомата на общие сборы приносили почти в каждый дом. Слухи ходили разные, но все понимали — случилось что-то страшное. Что происходило в те дни, какой вклад внесли ставропольцы в ликвидацию последствий аварии на Чернобыльской АЭС — в материале ИА «Победа26».

Авария на Чернобыльской АЭС 26 апреля стала великой трагедией не только для Советского Союза, но и для всего мира. В окружающую среду было выброшено свыше 190 тонн радиоактивных веществ, вследствие чего погибло и пострадало множество людей, животных и растений.
В устранении последствий взрыва реактора четвёртого энергоблока 35 лет назад принимали участие 4,5 тысячи жителей Ставропольского края. Сейчас в живых остались только 1582 человека, из которых 504 имеют статус инвалида-чернобыльца.
Авария глазами ставропольцев
Повестку на общие сборы летом 1986 года получил 45-летний житель Ставрополя Станислав Ряжский. Дома у него остались жена Татьяна и двое детей: 13-летний Андрей и 15-летняя Елена. Мужчину забрали на ЧАЭС, поскольку он «идеально» подходил под все критерии ликвидатора аварии.
Станислав Ряжский с товарищами, второй слева
 
«Отказываться от призыва было нельзя. После прохождения медкомиссии выбирали людей определённых профессий, в основном строителей и электромонтажников. Также обязательным условием было наличие двух и более детей, поэтому средний возраст ликвидаторов аварии был около 40 лет», — рассказывает сын ставропольского чернобыльца Андрей Ряжский.
Перед поездкой все отряды обязательно проходили специальную подготовку. Станислав Ряжский был электромонтажником, в его сферу деятельности входило следить за работой электрокранов, разбирать щиты, монтировать наружное освещение и проводку.
В справке государственного предприятия «Чернобыльский архив» указано, что отряд, в котором находился Станислав Ряжский, выполнял работы в пределах 30-ти километровой зоны Чернобыльской АЭС. Туда входил и объект «Укрытие» с уровнями радиационного воздействия от 100 и более микрозивертов в час.
«Муж вернулся из командировки в декабре 1986-го. Он очень скупо рассказывал обо всём, что происходило на Чернобыльской АЭС — все участники давали подписку о неразглашении военной тайны. Говорил только, что в его обязанности входили вывоз и утилизация радиоактивных отходов. Он разбирал пульты в реакторе четвёртого энергоблока, тянул внутреннюю и наружную проводку, работал на крыше ЧАЭС. Там он собирал графит резиновыми перчатками, складывал в корзину. Работал их отряд от 1 минуты до 1 часа, за этим следил специальный человек: постучал по плечу — нужно складывать инструмент и уходить. Потом обязательно баня: холодный и горячий душ», — рассказала Татьяна Ряжская.
Согласно документам, Станислав Ряжский во время ликвидации последствий аварии на ЧАЭС получил дозу внешнего гамма-облучения 16 рентген.
За работу на атомной электростанции ставропольцу вручили Благодарственные письма, подписанные командиром войсковой части 62269, подполковником Камышевым, заместителем по политической части, майором Бершанским, а также начальником управления строительства № 605 Дудоровым и заместителем по политической части Хапренко.
После возвращения из командировки Станислав Дмитриевич прожил ещё 16 лет. Он скончался на 61 году жизни, в 2002-ом, от множества заболеваний, которые заработал на ЧАЭС.
«Станислав умер от букета болезней, у него выявили гипертонию третьей степени, ишемический инсульт и болезнь сердца, стенокардию, атеросклеротический кардиосклероз, ядерную катаракту обоих глаз… Перечислять ещё долго… В последнее время перед смертью часто жаловался на дикую боль, которую невозможно было терпеть. Чтобы её хоть немного облегчить, соцзащита выдавала некоторые лекарства, дополнительно мы покупали другие препараты сами. В основном это были снотворные и обезболивающие. В заключении экспертизы о причине смерти так и написали: смерть связана с выполнением работ по ликвидации аварии на ЧАЭС», — говорит Татьяна Ряжская.
Память о страшных днях
В 2011-ом ставропольцы отметили памятную дату — 25-летие со дня аварии на Чернобыльской АЭС. Участникам ликвидации вручили медали «В память о ликвидации катастрофы на ЧАЭС 1986 — 2011». Награду за своего мужа получила Татьяна Ряжская. Её она бережно хранит по сей день.
На первом фото - Татьяна Ряжская возлагает цветы к мемориалу, на втором - Татьяна у памятника с председателем ставропольского Союза «Чернобыль» России Михаилом Хлыновым и секретарём объединения Клавдией Солгаловой
В командировку на ЧАЭС в 1987 году отправили и ставропольца Александра Мохова. Он поехал туда в качестве командира механизированного батальона на срок с апреля по август.
«Работы мы вели на третьем блоке и выезжали в населённые пункты, где занимались ликвидацией заражённых радиацией отходов. В подчинении у меня тогда было 250 человек — все призывники из запаса. Приходилось следить за каждым, чтобы он не получил лишнюю дозу радиации», — поделился Александр Мохов.
Сейчас 77-летний подполковник — инвалид второй группы. После работы на ЧАЭС у него выявили раковые заболевания, из-за которых пришлось удалить желудок.
Другого ставропольского ликвидатора отправили в командировку в 1988 году. Член правления Союза «Чернобыль» России в Ставропольском крае Евгений Котляров не захотел рассказывать о том времени, так как оно стало «самым нежеланным в его жизни».
«Ликвидировал я аварию на ЧАЭС в 1988 году в течение двух месяцев: с марта по апрель. Вспоминать я об этом не люблю. Если бы сейчас вернуть то время, я бы ни за что не поехал на ЧАЭС», — поделился Евгений Котляров.
26 апреля 2021 года исполнилось 35 лет после катастрофы на Чернобыльской АЭС. В этот день обычно проходят памятные митинги в честь тех, кто первым отозвался закрыть своей грудью мирное население от радиации.
Возложение цветов в Ставрополе традиционно прошло у мемориала «Защитникам Отечества от радиационных катастроф» в 11 часов. Там была и вдова Татьяна Ряжская. Как иначе, ведь этот день навсегда разделил её жизнь на до и после.