Большая транспортная реформа в Ставрополе началась с пяти маршрутов. К чему это приведёт

23 сентября 2021, 13:07Статьи

Зачем понадобилось сокращать часть маршруток в Ставрополе, что будут делать частные перевозчики, которые останутся без работы? Каким будет «переход» на автобусы и сколько их нужно, чтобы покрыть трафик, — читайте в материале «Победы26».

Транспортная реформа в Ставрополе назревала давно. В конце августа стало известно, что в городе снимут с рейсов пять дублёров. Речь идёт о маршрутах № 10М, 12М, 13М, 14М, 46М, на которых сейчас работают частные перевозчики.
От дублёров откажутся с 1 апреля 2022 года. Реорганизация произойдёт резко: маршрутки в один день заменят на автобусы средней вместимости.
В миндоре Ставрополья рассказали, что 31 августа прошла проверка пяти маршрутов. Эксперты просчитали, сколько частников выезжает на линию и какое количество транспорта понадобится в часы пик.
«Установлено, что по графику на данных маршрутах должен работать 141 автобус малого класса, а фактически перевозки осуществляют 87 автобусов малой вместимости. Из них на маршруте № 10М — 15 единиц, на № 12М — 11, на № 13М — 24, на № 14М — 25, на № 46М — 12 единиц», — сообщили в ведомстве.
По этим маршрутам намерены запустить не меньше 135 автобусов. По мнению специалистов ведомства, это обеспечит интервал движения от 4-х до 10-ти минут в часы пик, а в остальное время в зависимости от пассажиропотока. Некоторые из направлений будут начинать работу в шесть утра, а завершать «не позднее времени окончания, предусмотренного расписаниями».
Где взять столько автобусов
Урбанист Андрей Черняков пояснил, что сейчас предприниматели работают по конкурсу: им выдаётся свидетельство на право обслуживания. В договорах не прописаны требования к работе и критерии качества услуг — то есть водители сами устанавливают цены и ездят, на чём хотят.
В частности, коллапс в работе общественного транспорта регулярно происходит во время проверок ГИБДД. Их всегда проводят в часы пик, и большая часть машин обычно не выходит на маршруты.
По данным миндора, причиной невыходов на линию, предположительно, становится сам факт проверки и сомнения в её положительном итоге для перевозчика.
Таким образом, на сегодняшний день в Ставрополе нет выработанных механизмов воздействия на перевозчиков. Формально на их работу никто не может повлиять. Для апгрейда к апрелю 2022 года разработают новое техзадание, предусматривающее требования как к перевозкам, так и к автобусам.
«Конкурсная закупка будет проводиться по 44-ФЗ. Также установят регулируемый тариф. В закупке будут прописаны все требования и критерии. Например, автобусы должны быть не старше 3-х лет, с кондиционерами, низким полом и так далее. Получается, в таком конкурсе не сможет победить перевозчик, у которого нет нужной техники», — говорит Черняков.
Однако это также означает, что перехода на брутто-контракты, о которых недавно говорили в миндоре, в Ставрополе в ближайшее время не будет.
«Введение брутто-контрактов при организации транспортного обслуживания населения автотранспортом в границах города Ставрополя в ближайшее время не планируется», — пояснили в ведомстве.
По словам урбаниста, ещё в 2019 году проводилось исследование по оптимизации маршрутной сети Ставрополя. В документе есть рекомендации по работе городского транспорта, где сказано о неэффективности дублирующих маршрутов. Эксперты заключили, что последние забивают дороги.
В миндоре сообщили, что сократить пять маршрутов решили из-за большого количества жалоб. Горожане неоднократно просили убрать неудобные маршрутки и запустить большие автобусы с комфортными условиями. Также отмена поможет не допускать резких скачков цен на перевозки. Пока модернизация ждёт только эти направления.
«Проблемы есть на любом маршруте, но нужно с чего-то начинать. Решили попробовать с этих. При этом на 48, 41, 88 и 20 маршрутах централизованные перевозчики, которые готовы развиваться. Например, на 48-м постепенно переходят на транспорт средней вместимости», — говорит Черняков.
Часто горожане жалуются из-за отсутствия в маршрутках безналичной оплаты. В действующих договорах не прописано требование оснастить общественный транспорт системами безналичной оплаты. Полномочий обязать к этому предпринимателей нет.
Алексей Крон работает в перевозках с 1997 года, он содержит 20 машин на маршруте 46М. Он признался, что ни на одной из его 20 машин нет терминалов.
«Я купил главную кассу, но терминалы не поставил. Это требует дополнительных вложений, которые не окупятся. Если пользоваться безналичной оплатой, нужно открывать расчётный счёт, платить за аренду терминала, кассовые операции. А машину нужно каждый день заправлять и ремонтировать. Соответственно, расходов больше, а дохода будет меньше», — добавил предприниматель.
Что будут делать частники
В миндоре края сообщили, что в Ставрополе работает 60 муниципальных маршрутов, из которых 6 троллейбусных и 12 дачных. На них ежедневно выезжают от 500 до 700 маршруток, около 200 автобусов средней вместимости и 55 троллейбусов.
Из всего этого разнообразия — только троллейбусы находятся в государственной собственности. Остальной общественный транспорт принадлежит частным перевозчикам.
Всего Ставрополь обслуживает свыше 1700 маршруток и около 50 средних и больших автобусов.
Перевозчики возмутились решению краевого миндора по устранению их маршруток с линий. Власти встретились с предпринимателями, где последние рассказали о своём трудном финансовом положении. Некоторые из них брали технику в лизинг и остались с кредитами.
Алексей Крон рассказал, его и коллег поставили перед фактом. Тревога у них возникла ещё в начале года, когда общественный транспорт передали под управление края. Однако, по его словам, тогда обещали пролонгировать договоры.
«У меня порядка 20 машин — только маршрутки. Часть менялась уже в 2019 году, то есть они не старые. Я транспорт в лизинг не брал, но на некоторых перевозчиках висят кредиты, которые ещё не выплатили. Часть машин у них забрали, потому из-за пандемии снизился пассажиропоток, и они не смогли платить в срок. Для нас эта тема очень болезненная. Все работники и их семьи понимают, что останутся без дохода. Водители стали уходить туда, где пока никого не трогают. Если всех собрать, работу потеряют свыше 200 человек», — говорит Крон.
Есть ли выход
Пока модернизация ждёт только пять направлений. В миндоре пояснили, что для перевозчиков, которые могут лишиться работы в 2022 году, разрабатываются конструктивные предложения.
«Сейчас в городе есть несколько «мёртвых» маршрутов — 1, 9Д, 29, 39, 30, 33, 17, 5, 7А, 5А. На них в сентябре будет объявлен конкурс, и их снова будут пытаться запустить. Маршрутчикам, которых собираются снять, предлагают перейти на эти направления. Однако они не хотят, потому что их нужно «накатывать», чтобы пассажиры начали ими пользоваться, как это в своё время сделали 48-й и 41-й. Проще говоря, нужно работать. Но выживут те, кто хочет развиваться, модернизировать систему и зарабатывать», — резюмировал урбанист.
Алексей Крон говорит, что некоторые его коллеги планируют участвовать в тендере и закупать новый транспорт. Однако он не сможет приобрести автобусы, даже если продаст все свои маршрутки.
«У нас хотят забрать доходные маршруты, а вместо них предлагают убыточные. То есть те, которые люди бросили и не смогли там работать. Мы туда не пойдём, финансово не потянем. Мой маршрут приносит прибыль, но небольшую. При этом мы ещё на плаву. В конкурсе я участвовать не смогу, если даже продать все маршрутки — не хватит и на один средний автобус. Он стоит в районе 4,5 миллионов, а наши машины — 300-650 тысяч. Машина не окупается даже за три года, а гарантии, что по этому тендеру ты отработаешь хотя бы пять лет, у нас нет», — рассказал коммерсант.
На встречах, которые прошли в ведомстве в конце августа, перевозчики высказали свою позицию — оставить существующий порядок и продлить договоры. По словам Чернякова, этот вариант для предпринимателей идеальный, потому что до перехода общественного транспорта в краевую собственность ими никто не интересовался.
«Частников выпустили на дороги Ставрополя в 90-е годы, некоторые из них работают на автобусах, которые не меняли по 20 лет. Они думали, что так будет всегда, поэтому любые изменения им не на руку», — отметил урбанист.