Квест по югу Ставрополя: какие препятствия преодолела активистка в инвалидном кресле

19 октября 2021, 16:47Статьи

Общественники второй раз протестировали Ставрополь на доступность для людей с ограниченными возможностями здоровья. Сколько непроходимых мест нашли урбанисты в юго-западном районе? Готовы ли тротуары и бордюры к велосипедам, коляскам и средствам индивидуальной мобильности? Как составлялась «Карта недоступности» — в материале «Победы26».

Организатором акции «Карта недоступности» стал Станислав Киреев. Он представляет организацию «Города за здравый смысл».
Всё началось с того, что в 2020 году урбанисты хотели проверить доступность городской среды для велосипедистов и самокатчиков. При разработке проекта пришло понимание, что есть категории людей, которые заинтересованы в доступности больше владельцев средств индивидуальной мобильности. Это колясочники и молодые мамы.
«С прошлого года администрация реконструирует приоритетные точки, за что им больше спасибо. Они сделали несколько пандусов, где-то срезали барьеры. Некоторые улучшения не стоили практически ничего: пришёл человек с болгаркой и срезал лишний бордюр. Мы поняли, что проблема не в деньгах. Иногда мэрия не знает, где и что нужно менять. Мы решили подсказывать», — говорит Киреев.
Акцию проводят осенью, чтобы администрация могла заложить средства на реконструкцию непроходимых точек при планировании бюджета. В этот раз такие локации вносили в приложение «Карта недоступности». Его на средства гранта разработал Станислав Киреев.
Программа позволяет загружать снимки локаций и обозначать все проблемные величины: высоту, длину, ширину, угол наклона. Данные собираются в единую базу и отображаются на карте города.
«В прошлом году мы передали в мэрию 53 точки. Их реконструкция стоила 4,5 миллиона. Для бюджета Ставрополя это небольшие деньги. Но если мы отдадим 50 тысяч точек, это будет стоить 400 миллионов рублей, соответственно, на это уйдёт большая часть бюджета. Понятно, что это невозможно. Поэтому мы хотим, чтобы наша акция стала федеральной и появился фонд софинансирования для ремонта всех точек», — добавил Киреев.
Приложение может работать во всех городах России. Там указан уровень доступности для разных категорий людей: самокатчиков, велосипедистов, маломобильных. По итогу программа сможет проложить безбарьерный маршрут из точки А в точку Б. Для этого нужно собрать всю информацию по недоступным точкам.
Все мы друг друга боимся
Отправным пунктом акции «Карта недоступности» стала площадка перед Тухачевским рынком. Первая группа пошла по улице Ворошилова к парку Победы, вторая — в сторону Перспективного к музею «Россия — моя история». Третья — по дублёру улицы Пирогова — переулку между рынками, к центру соцобслуживания пожилых и инвалидов.
На четвёртом маршруте активисты проверили на доступность саму улицу Пирогова. Последнее направление — дублёр Тухачевского, отрезок до ТЦ «Берёзка».
На одном из маршрутов в качестве тестировщика выступила инвалид-колясочник Анастасия Заярная. Она участвует в акции второй раз.
«В 2020 году было много вопросов по акции, мы ожидали негативной реакции. В этот раз всё прошло нормально. Если получится реконструировать новые точки, как прошлый раз, это уже хорошо. Со временем все вместе мы сделаем удобный и комфортный город для каждого. Это огромное дело. Я за то, чтобы проект продолжался, чтобы приложение развивалось и улучшалось. Главное не останавливаться на достигнутом», — говорит Анастасия Заярная.
Общественница прошла маршрут от рынка до ТЦ «Берёзка». На нём нашли 12 недоступных точек. В частности, сложные съезды с тротуаров, неподъёмные пандусы, высокие бордюры. Заярная рассказала, что ей пришлось часто объезжать непроходимые тротуары по дороге.
«Я боюсь ехать по дороге, водители боятся. Все мы друг друга боимся. Негативной реакции от автомобилистов никогда не встречала, они всё понимают и объезжают. Из дома я выхожу по сезону. Зимой никто из колясочников по улице не передвигается. Скользко, а когда подморозит — колёса плохо крутятся. По снегу коляска ездить и вовсе не приспособлена», — говорит Анастасия Заярная.
Общественники сошлись во мнении, что самый сложный пандус расположен на остановке «21 школа» по улице 50 лет ВЛКСМ. Представительница комитета по соцзащите администрации Ставрополя Екатерина Запорожцева назвала его «пандус-убийца». Она пояснила, что на сооружение можно заехать только с посторонней помощью. По её словам, это нормативно урегулировано — есть такое понятие, как «условная доступность».
«К сожалению, не везде мы можем сделать нормативно. Здесь мы рассматривали массу разных вариантов, но это единственное, что получилось сделать. Больше вытянуть нельзя, потому что там уже проезжая часть. По склону его сделать нельзя, потому что там проходят коммуникации. Термин «условная доступность» введён нормативно. Есть свод правил и приказ минтруда по паспортизации объектов, где именно такая схема доступности может быть. Это сделано для мам с колясками», — пояснила представитель комитета.
В остальном маршрут был нетрудный — на 50 лет ВЛКСМ пару лет назад благоустроили пешеходную зону. Единственный отрезок, где у Анастасии Заярной возникли сложности, — дублёр улицы Тухачевского. Однако там передвигаться непросто и обычным пешеходам: высокие бордюры, разбитые тротуары, стихийная парковка.
Частники
Сам факт ведения розничной торговли или оказания услуг обязывает собственника или арендатора обеспечить беспрепятственный доступ для маломобильных людей. Это регулируется законом «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации». За несоблюдение можно получить штраф: для должностных лиц в размере от 2 до 3 тысяч рублей, для юридических — от 20 до 30 тысяч.
Важно отметить, что требование с 1 июля 2016 года применяется к строящимся или реконструируемым объектам. Поэтому они хотя бы частично соответствуют нормам. Старый фонд переделывают с трудом, отмечают общественники.
Практически все торговые точки на маршрутах — магазины, парикмахерские или банки — были труднодоступны.
Общественники перечислили основные нарушения. Это слишком крутые пандусы или их отсутствие, невозможность воспользоваться кнопкой из-за высокого расположения или препятствий на пути к ней. Даже когда активистке помогли вызвать специалиста, она не смогла попасть в здание, потому что подъёмник был неисправен.
Общественники отметили, что часто подъёмники или отсутствуют, или находятся в неисправном состоянии. На вопросы участников акции представители торговых точек в основном разводили руками и уходили: отвечать было нечего. А сотрудница одной парикмахерской пояснила, что кнопку отключили только что, а лифт на ремонте.
Кстати, цены на подъёмники варьируются от 70 тысяч до 700 тысяч рублей в зависимости от технических характеристик.
Анастасия Заярная рассказала, что ещё ни разу не видела подъёмник в рабочем состоянии.
«Хочется зайти в кафе с друзьями, а не можешь, потому что лифт не работает. И всё, настроение испорчено. Очень неприятно, когда на кнопочку нажал, а никто не вышел. Кнопка должна быть на уровне 80-100 сантиметров от земли, чтобы человек подъехал на кресле и спокойно нажал. У нас их ставят за каскадом ступеней или на уровне полутора метров, или высоко возле двери», — пояснила активистка.
Не каждый объект старой застройки можно приспособить для коляски. Несмотря на это, человеку обязаны обеспечить доступность услуги: либо оказать помощь в преодолении препятствий, либо доставить на дом.
Перед поездкой куда-либо Анастасия Заярная находит организацию в 2gis и расспрашивает о её доступности для инвалидов-колясочников. Только потом едет сама.
«Редко себя в чём-то ограничиваю: если нужно в магазин, то иду. Просто в моём случае это узкий круг организаций, в которые я смогу попасть. Если нет условий, то не настаиваю на своём праве посетить торговую точку. По закону отказать они мне не могут и обычно предлагают занести в здание. Во-первых, это очень смущает. Зачем меня заносить, если я сама справлюсь. Во-вторых боюсь, что начнут заносить и уронят. Поэтому моменты с навязанной помощью всегда стараюсь отсекать», — добавила Заярная.
Екатерина Запорожцева пояснила, что администрация обеспечивает доступную среду только на муниципальной земле. Что касается частников, то здесь полномочия отсутствуют — обязать улучшить условия может только суд. Доступность торговых точек, кафе и парикмахерских регулирует прокуратура, отметила представитель отдела минсоцзащиты мэрии. Если человек на коляске не может попасть в магазин, необходимо обратиться к надзорникам, написать жалобу об уклонении от соблюдения требований.
«На кого-то прокуратура накладывает штраф, кого-то обязывает, и они устраняют недочёты добровольно, кого-то заставляют через суд. Как показывает практика, суд выносит постановление выполнить мероприятие по доступности, а владельцы на это плюют, платят небольшой штраф и живут дальше», — говорит Запорожцева.
Дворы
По словам Станислава Киреева, на карте недоступности нужно постараться отметить точки на муниципальной земле, чтобы приступить к реконструкции.
Во дворах ситуация иная и более плачевная, сделали вывод общественники. В первую очередь об инфраструктуре должны заботиться собственники, ведь большая часть земли приватизирована.
«Если заедем в любой двор, то потом оттуда не выедем: совсем нет инфраструктуры. Там мы ни на что не можем влиять, поскольку дворы принадлежат управляющим компаниям или ТСЖ. Чтобы выполнить там работы, собственники должны скинуться деньгами. Получается, что люди в инвалидных креслах не могут пользоваться той инфраструктурой, которую мы пытаемся сейчас наладить, потому что элементарно не могут выехать из своего двора. Это совместная история жителей, УК и администрации города», — пояснил Киреев.
Как сообщил Дмитрий Шевелёв, в ходе акции нашли 116 точек недоступности на пяти маршрутах. В их числе 39 высоких бордюров, 31 неправильный съезд, 18 пандусов, 14 препятствий, 9 ям и 5 лестниц, которые нужно объезжать. Это предварительные итоги: данные будут обрабатываться до конца недели, а потом поступят в мэрию Ставрополя.