вт, 09 авг.
03:58
Ставрополь
+17 °С, ясно
Эксклюзивы

Эксперты «ProЯблоко 2022»: садоводство России остаётся импортозависимым

30 июня , 17:41ЭкономикаФото: СКИА Участники выставки «ProЯблоко»

Фруктов, которые можно выращивать в России, в 2021 году импортировали на 143,7 миллиарда рублей. Эти цифры озвучили в первый день работы 4-й международной выставки «ProЯблоко» в «МинводыЭкспо». О том, как одолеть фруктовую зависимость, профессионалы отрасли размышляли вместе с «Победой26».

Выученная фруктозависимость 

Огромный проектор в зале, заполненном профессиональной элитой садоводства, в присутствии заместителя министра сельского хозяйства России Андрея Разина показывает цифры: в 2021 году самообеспеченность России фруктами и ягодами остается ниже пороговых значений Доктрины продовольственной безопасности: 43,6 процента. А страна должна выращивать больше половины того, что может съесть.

Производство свежих фруктов в последние годы растёт, но в общей картине отечественной садово-фруктовой экономики радикальных изменений не происходит.

«Несмотря на планы по импортозамещению, с 2014 года мы очень мало продвинулись. Увлекаясь сырьем, мы никогда не будем создавать добавленную стоимость. Что нужно делать дальше? Это переработка. Несколько лет назад мы прогнозировали переизбыток яблок, несортовое яблоко. А при этом пектин у нас в импорте на 100 процентов. Можно делать чипсы из яблок, джемы, консервацию. Мы увлекаемся товарным яблоком, грушами, а у нас нет фундука в России, кондитеры говорят: дайте нам фундук!»
констатирует руководитель Центра отраслевой экономики научно-исследовательского финансового института Минфина России (НИФИ) Инна Рыкова.
Инна Рыкова

По данным НИФИ, динамики снижения импорта не было и нет.  Оптовые цены на импортные яблоки ниже отечественных, причем именно в сезон сбора российских  яблок (август–октябрь) массово идет импорт по более низкой цене. Еще один пик импорта приходится на январь–июнь — это выброс еврояблок с хранения: в 2021 году на январь–июнь пришлось 60,54 процента от общего объема импорта яблок в Россию.

«Официально восемь миллионов саженцев весной завезли в Кабарду — это на сайте Россельхознадзора публиковали. Зачем? Причем завезли импортные сорта. В прошлом году летние яблоки у нас пошли, и выбросили с зимнего хранения импортные яблоки, чтобы сбить цену летним сортам. Это продуманная интервенция», — акцентирует директор Ставропольской опытной станции по садоводству (филиал ФГБНУ «Северо-Кавказский ФНАЦ») Виталий Ермоленко.

Рост в 2021 году показателя валового сбора плодов и ягод на 1,6 миллиона тонн к 1990 году (90-й у ученых-экономистов считается «водоразделом» старой и новой экономических эпох в России — прим.ред.) — результат пропаганды интенсивных технологий, полагает НИФИ.

Однако интенсивные технологии, завезенные из Европы и поддерживаемые госсубсидиями, дают высокую себестоимость, а ещё  их «не поддерживает» российский климат. Так что несмотря на госсубсидии, сборы плодов и ягод из-за погоды систематически колеблются, а цены отечественных яблок стратегической конкуренции не выдерживают.

«Период созревания — от момента цветения до середины уборки — рассчитывается от температуры, влаги, солнечной радиации и от уровня расположения сада в отношении к уровню моря. Это считается не по странам даже в Европе, а по регионам. Мы же просто с них списываем — и не с Южной Европы, а с Голландии, Бельгии, и говорим: «У нас тоже должно созреть». Каким образом?!»
досадует ветеран садоводческой отрасли, генеральный директор ООО «Сад-Гигант Ингушетия« Замир Балкизов.
Замир Балкизов

Старейшины садоводства в один голос повторяют, что российская наука стратегически не задействована, и это — недоработка государства.

«В каждом регионе есть НИИ сельского хозяйства, но они занимаются фундаментальной наукой, а не прикладной. Они не должны подчиняться министерству образования, а должны входить в состав минсельхоза. Не защита кандидатской и докторской должна быть их результатом, а сделанное ими должно работать на практике.  Сейчас производители сами обучают себя методом проб и ошибок, а не должно быть так. Наука должна давать прямые рабочие рекомендации, с учетом конкретного климата и сорта. Мы списываем с немцев, хотя у нас другой климат, другая высота над уровнем моря, другая радиация. Наша наука не работает», — доказывает Балкизов.

Ему вторит Ермоленко:

«Биопрепараты есть отечественные, наши разработки, но стоит посубсидировать, чтоб подешевле было. А химия по защите — вся импортная. Надо, чтобы разработали свои действующие вещества по защите от вредителей и болезней. В науку не вкладывают деньги — одни разговоры! «Грантовая» система — это не для нас. Китай сейчас делает, как было в СССР: цель поставили — деньги дали — за работу спросили. Нам надо так действовать. И всё сделаем»,
призывает ученый.

Свои молекулы для своих яблок «вкуснее»

Земледельцы и садоводы о «санкционной весне» этого года говорят, что справились в основном на старых ресурсах. Впереди — неопределенное импортозамещение, с которым справляться ещё предстоит. Самые продуманные организовывают «отстройку» от импорта.

Исполнительный директор Ставропольского отделения Группы компаний «Агротек» (дистрибьютора средств защиты растений и семян, микроудобрений, в том числе для садоводства и виноградников — прим. ред.) Виктор Мовсесов рассказал, что несмотря на проблемы и экстренную перестройку всей системы поставок этой весной, его клиенты были обеспечены:

«Широкий портфель брендов-партнеров позволил подобрать аналоги продукции. Наша география — вся Россия, от Юга до Дальнего Востока,  мы имеем распределительные центры и современные высокотехнологичные склады в 26 городах России, собственные логистические  ресурсы, — так что непредсказуемый характер рынка для наших клиентов был сглажен».

Мовсесов подчеркнул, что за 28 лет работы ГК «Агротек» приобрела масштаб мультибрендового дистрибьютора более 1000 продуктов (в том числе эксклюзивных, и препаратов большого количества российских производителей, которые не уступают по качеству и более доступны).

«В этом году мы выводим на рынок более 20 наименований новых средств защиты растений от российской компании «Агромир», входящей в нашу группу. Есть семена сои собственной селекции»,
подчеркнул Мовсесов.

Он отметил, что специалисты ведут агросопровождение хозяйств, по необходимости проводят лабораторные исследования, что дает результат в виде стабильных урожаев и долгосрочных качественных отношений с клиентами.

«Мы компания, которая вышла из Краснодарского края, — российская  семейная частная компания. Сотрудничаем с ведущими мировыми брендами —  Singenta, Basf, Bayer, Limagrain, Stoller и многими другими. Но задачу по импортозамещению ощущаем и решаем ее — с российским масштабом и в соответствии с последним словом науки», — заключил представитель ГК «Агротек».

Ракеты делаем. Нужны садовые машины, Хьюстон

Какие направления могли бы дать взрывной рост в условиях острой необходимости в импортозамещении? Виталий Ермоленко выражает то, что на PrоЯблоко буквально «висит в воздухе»:

«Первое — техника, инструменты. Наши могут не хуже, а лучше. Надо простимулировать промышленность, чтоб она могла делать всё это за счёт льготных длинных кредитов. Минпромторг и Минэкономразвития должны продумать финансовые стратегии, заинтересовать производства. Есть у нас малые предприятия, при институтах, в Мичуринске, надо поддерживать их, чтобы они могли масштабироваться».

По данным Всероссийского института Машиностроения (ВИМ), 80 процентов технических средств в садоводстве — импортные.

«Эти технические средства — узкоспециализированные, а наши машиностроительные гиганты не хотят браться за мелкие серии, им нужны тысячи машин в год. 100-200 машин в год их не устраивает», — поясняет заведующий лабораторией машинных технологий возделывания плодово-ягодных культур ФГБНУ «Федеральный научный агроинженерный центр ВИМ» кандидат сельскохозяйственных наук  Дмитрий Хорт.

Дмитрий Хорт и его коллега - заведующий отделом машин и технологий для садоводства и виноградарства, д. т. н Игорь Смирнов

Он напоминает, что в советское время были специализированные заводы, выпускали широкую номенклатуру техники в маленьких партиях, и по стране расходилось в год 100-150 штук. Производство было рентабельно и всегда загружено за счёт большой номенклатуры.

«В 90-х это развалили, и теперь за специализированные машины никто не хочет браться — это касается и овощеводства и садоводства. На всех форумах одно и то же говорят: техники нет, браться никто не хочет»,
возмущается инженер.

Он подчеркивает, что агроинженерный центр ВИМ в состоянии это сделать.

«У нас есть шесть машиностроительных предприятий, которые могут делать специализированную технику мелкими сериями, но эти предприятия входят в систему научно-исследовательских учреждений, подчиняются минобрнауки, и поэтому финансироваться как настоящее производство не могут. Просто замкнутый круг! Мы встречаемся с минпромторгом, с минсельхозом на совещаниях, они предлагают коммерсантам взяться за это дело, и все отказываются», — констатирует ученый.

Пока государство ходит по замкнутому кругу с завязанными глазами, бизнес реагирует на технический спрос по-своему. Импортом.

После введения экономических санкций компания «Вега» взяла курс на азиатское направление и не прогадала:

«Мы ощущаем опасения клиентов насчет поведения евробрендов на рынке и логичный рост спроса на азиатских производителей. Так что планируем придерживаться “восточной” стратегии»,
рассказал руководитель отдела продаж ООО “Вега” Дмитрий Супрунов.

Он показал семь корейских тракторов LS различных моделей с навесным оборудованием.

По словам собеседника, они достаточно мощные, многозадачные, маневренные, отлично подходят для садов, питомников и теплиц.

«Один из них,  LS 36i HST, уже нашел покупателя — тепличное хозяйство в Ставропольском крае», — сообщил Супрунов.

Он добавил, что в этом торговом сезоне «Вега» делает ставку на еще один азиатский бренд — китайские тракторы Tavol мощностью от 25 до 280 л. с.

Китайский трактор Tavol

ООО «Вега» имеет офисы в Краснодаре, Ростове-На-Дону, Ставрополе. Импортирует технику Zoomlion, Merlo, LS Mtron, Fiori, Kioti, Cifa, Blend, Boom Makina, Househam, Atlas Copco, Seba, Venieri, Power Pavers, Carraro, Italcarrelli, MB, Putzmeister на условиях официального дилерства, что гарантирует лучшие цены и оригинальные запчасти.

«Каждая марка, которой мы занимаемся, имеет уникальные характеристики,  выбор в пользу бренда производился осознанно, с учетом накопленного за 15 лет опыта», — подчеркнул Супрунов.

Он отметил, что обслуживание импортной спецтехники для партнеров «Вега» не проблема:  на территории РФ И СНГ работает  выездная сервисная служба, проводится обучение специалистов, есть свои склады запчастей, организованная логистика  и доставка.

Производить, нельзя импортировать

Все эксперты указывают на прописную истину из учебников экономики: производство без переработки — деньги на ветер. Какой смысл наращивать садоводство, если повидло негде сварить?

По рекомендациям НИФИ, необходимо «увязать» производственные и финансовые показатели получателей субсидий с выделяемыми бюджетными средствами для оценки эффективности действующей господдержки.

Имеет смысл создать единый реестр производителей в садоводстве (по аналогии с виноградарством) и формировать прогнозы развития в долгосрочной перспективе,   для оценки потребности в господдержке и разработки новых ее форм.

В действующей государственной программе развития АПК акценты смещены непосредственно на производство сырья. Сад будто вырван из контекста — не уделяется достаточного внимания ни стартовому этапу — питомникам, ни последующим звеньям производственной цепочки — масштабированию за счет технического оснащения, хранения и переработки.

«Сейчас мы возим на переработку в Усть-Лабинск, зимой — в Липецкую область. Это очень далеко. Ставропольские профессора разработали технологию выработки пектина в партнерстве соковыми заводами. Можно было бы начать начать производить техническое яблоко. Но без государства такой вопрос не поднять»,
резюмирует генеральный директор ООО «Сад-Гигант Ингушетия» Замир Балкизов.