ср, 28 фев.
13:43
Ставрополь
+2 °С, ясно
Эксклюзивы

Миссия — взбодрить страну: чем живут и гордятся в новых регионах России

28 августа 2023, 18:19ПолитикаФото: ИА «Победа26» / Глава Херсонского отделения Союза журналистов России Александр Малькевич рассказал, что волнует жителей новых регионов

Почти год ЛНР, ДНР, Запорожская и Херсонская области живут в составе России. Как меняются сами и как меняют страну? Почему там снова начали читать газеты и в чём херсонские студенты превосходят московских? Об этом «Победе26» рассказал известный российский журналист, член Общественной палаты РФ и сопредседатель координационного совета по интеграции новых регионов при ОП РФ Александр Малькевич во время своего визита на Ставрополье.

От «Алёши» до «Чебурашки»

— Александр Александрович, по вашим наблюдениям, как изменилась повестка СМИ в новых регионах за последний год? Что интересно читать и слушать местным жителям?

— Я провожу много времени в Херсонской и Запорожской областях, часто бываю у коллег в Луганской и Донецкой народных республиках. В ДНР и ЛНР собственные средства массовой информации возникли в 2014 году, там уже сложилась медиасистема. В Херсонской и Запорожской областях её пришлось строить заново — с июня-июля 2022 года. Сегодня там уже функционируют свои радиостанции, телеканалы, электронные и печатные издания. В Херсонской области выходят шесть местных газет, региональное приложение федерального издания, партийная пресса.

Сопредседатель координационного совета Общественной палаты РФ по интеграции новых регионов Александр Малькевич

В новых регионах востребованы СМИ, которые помогают решать повседневные проблемы. Людей интересует жизнь вокруг и те новости, которые имеют к ним непосредственное отношение. В этом всегда была сила региональных медиа, и на новых территориях она проявляется наиболее ярко.

Собственные средства массовой информации работают в ЛНР и ДНР с 2014 года
Фото: Майя Неверович / ИА «Победа26»

— На встрече со ставропольскими журналистами, участниками пресс-тура «Медиамаршрут: Ставропольский край — Луганская Народная Республика», вы призывали уделять больше внимания мирной повестке в новых регионах, чем сводкам о боевых действиях. Какие события могли бы стать частью позитивной картины и выйти на федеральный или международный уровень?

— О хорошем всегда писать сложнее. Негатив собирает трафик, на нём можно хайповать. Это сполна относится и к так называемой военной журналистике, которой у нас кто только не пытается заниматься. Многие любят красиво стоять в каске, в бронежилете на фоне военной техники или в окопе, чтоб звуки страшные раздавались на заднем плане. Это не более чем самопиар, который ничего не даёт зрителю.

Смакование таких новостей действует депрессивно на любого зрителя, читателя, слушателя. Каждый день в новостях: взорвали, атаковали, прилетело, раненые, погибшие. Это правда, но что делать с этой информацией, как её применять?

Нам нужны позитивные новости — и с театра военных действий, и из мирной жизни. Инфоповоды есть — подача должна быть увлекательной.

Например, в Херсонской области родился известный актёр Сергей Гармаш. Недавно он перезапустил свою карьеру участием в фильме про Чебурашку. 1 сентября у него юбилей — 65 лет. В Херсонской области будут отмечать. Сейчас рисуют мурал, посвящённый земляку. До этого он приезжал в Геническ, привозил фильм «Чебурашка» и несколько ящиков апельсинов, устраивал праздник для детей. Такого типа события происходят каждый день — интересные, яркие, душевные, связанные с жизнью этих регионов.

На мой взгляд, достойно, интересно и душевно рассказали в СМИ историю экипажа танка «Алёша». Там был и подвиг, и награда — к 80-летию Курской битвы президент присвоил бойцам звания Героев России.

Людям нужны хорошие новости
Фото: Майя Неверович / ИА «Победа26»

Из подвала — на работу

— Вы работаете с молодёжью — преподаёте в Херсонском государственном университете. Местные студенты чем-то отличаются от московских или питерских? Чем они вас удивляют больше всего?

— Ребята из новых регионов очень легки на подъём. Они соглашаются на любые стажировки, проекты, дай им 10–15 минут — и они собрались и готовы выезжать куда угодно. Им всё интересно.. Мне кажется, жители столиц и других мегаполисов несколько избалованы — у них есть многое, чего лишены люди в новых регионах.

Я приехал в Херсонскую область до того, как она вошла в состав России. Там я понял, что многие проблемы мы придумали себе сами. Люди обходятся без электричества, без тепла, без воды, без мобильной связи, без интернета. В Мариуполе месяцами жили в подвалах, и, даже когда город освободили, многим пришлось там остаться на время, пока отстраивали дома. И каждое утро они шли на работу из этих подвалов, стараясь выглядеть бодро и опрятно.

Люди сражаются во всех смыслах слова за право быть в нашей стране, за право жить, за право говорить на родном русском языке. Оказавшись там, в стрессовой ситуации, понимаешь, какие ценности — настоящие, а какие — фейк.

— А как вообще функционируют средства массовой информации в условиях, когда нет интернета, мобильной связи, электричества?

— В прифронтовых городах очередное перерождение переживает печатная пресса — люди с удовольствием читают газеты. В Луганской Народной Республике нет мобильного интернета, работает только мобильная связь и вай-фай в стационарных местах. Забытые ощущения — люди учатся общаться, разговаривать, гулять в парке с друзьями, не залипая в гаджет. Везде можно найти свои плюсы.

Как и в годы Великой Отечественной войны, жители новых регионов сражаются за право на мирную жизнь
Фото: Кристина Кузёма / ИА «Победа26»

«Тролли» в погонах

— За вами закрепилась репутация борца с фейками задолго до переезда в новые регионы. Насколько эта тема значима для вас сейчас: стала ли она актуальней или ушла на второй план?

— Понятно, что фейков меньше не становится, и новые регионы наиболее подвержены этим ударам.

Например, до сих пор существует миф про мошенников-зэков, которые обманывают пенсионеров по телефону. Но на самом деле, против нас работают серьёзные специалисты по распространению фейков и нейролингвистическому программированию. Они не только крадут деньги с банковских карт — и школьников, и студентов, и пенсионеров по телефону толкают на уголовные преступления, на теракты, поджоги.

С нами ведут войну на информационно-психологическом фронте очень подготовленные люди. Если мы будем относиться к этому несерьёзно, мы преуменьшим уровень угрозы. Даже до начала СВО в украинских центрах информационно-психологических спецопераций было не менее 500 человек, и в большинстве своём это кадровые военные, прошедшие спецподготовку.

У нас долгие годы с подачи Запада считалось постыдным защищать себя и свою страну в интернете. Все слышали слова «кремлёвские боты», «фабрика троллей». Звучит ужасно — какие-то мерзкие существа пишут комментарии за 15 рублей. Но с той стороны — тоже пишут, причём за серьёзную зарплату, а многие ещё и погоны имеют. В Румынии, например, есть интернет-войска. И ими гордятся, потому что они продвигают свои нарративы и отбивают кремлёвскую пропаганду. Нас же приучили к идее, что патриотизм — «последнее прибежище негодяя». Много лет велась эта работа. Мы запоздало взялись за ум, и теперь нам предстоит наверстать упущенное за долгие годы.

— Готовы стать командиром интернет-войск?

— Важны не должность и не название, а полномочия. Если интернет-войско будет действовать по директивам 1970-х годов, лучше и не начинать. Спрос с тебя будет, а результат дать не сможешь.

У нас до сих пор в стране нет толкового закона об Интернете или о взаимоотношениях в сфере новых медиа. Вместе с коллегами из Общественной палаты сформулировали «Цифровой кодекс» — что мешает его принять? В разных странах принято столько полезных норм — бери и копируй. В Новой Зеландии, например, уголовно наказуемы не только публичные угрозы и травля в Сети, но и личные сообщения такого содержания. Россия — первая в мире по кибербуллингу, и это не повод для гордости. Считаю, что пора завязать с анонимностью в Сети.

Учат любви

— В этом году впервые в новых регионах пройдут выборы в соответствии с российским законодательством. Вы долгие годы участвовали в подготовке наблюдателей от Общественной палаты и следили за электоральной повесткой. На ваш взгляд, с чем предстоит столкнуться?

— Безусловно, это серьёзный вызов для новых регионов. Там одновременно избирают депутатов региональных парламентов и формируют всю систему местного самоуправления. Участвуют кандидаты от разных партий. Это мощный запуск общественно-политической жизни, институтов гражданского общества. Процесс требует большого мужества от людей — не только кандидатов, но и всех, кто находится в избирательной системе. Представьте выборы в прифронтовых городах. Там люди тоже хотят голосовать, хотят избирать своих депутатов. Безусловно, все они — герои. Они строят свою жизнь в условиях постоянных обстрелов. Их надо воспевать.

Нам мало рассказывают о тех, кто созидает в тяжёлых условиях — о врачах, учителях, работниках коммунального хозяйства, чиновниках, общественных деятелях. Обычные жители Голой Пристани, Новой Каховки, Энергодара, Васильевки, Горловки, Сватова, Кременной, Попасной могут погибнуть в любую минуту — во время работы, по пути домой или на службу. При этом у них нет ни экипировки, ни льгот, ни выплат за работу в тяжёлых и опасных условиях.

Нам мало рассказывают о тех, кто работает в тяжёлых условиях день за днём
Фото: Кристина Кузёма / ИА «Победа26»

Наши коллеги-журналисты тоже работают в новых регионах, многие — без бронежилетов, касок, охраны, специальных курсов. Их не покажут по федеральным каналам — вместо них на экране будет отлично экипированный столичный корреспондент. Разве это справедливо?

Именно поэтому я считаю своим долгом рассказывать о сотнях и тысячах людей, которые продолжают работать в сложных условиях. Они учат нас любви к своей стране на личном примере. Познакомившись с ними, я понял, для чего нам эти четыре новых региона. Это возможность для нас встряхнуться и постараться стать лучше.