пн, 06 фев.
10:11
Ставрополь
-7 °С, туман
Эксклюзивы

«Мазали детям губы ядом и хоронили живыми»: почему действия фашистов на Ставрополье признали геноцидом

20 января , 13:35ОбществоФото: ИА «Победа26»

Судебный процесс о признании геноцидом действий фашистов на территории Ставропольского края во время Великой Отечественной войны завершился. Требование прокурора удовлетворено. Такое решение принял краевой суд 20 января. Подробности — в материале «Победы26».

«Всю жизнь страдал от того, что оставил близких»

Инициировала слушания краевая прокуратура. Прокурор Ставропольского края Юрий Немкин обратился в суд с соответствующим заявлением. Первое заседание состоялось 14 декабря. Для того чтобы изучить материалы дела, выслушать показания людей, у которых от рук фашистов погибли близкие, и тех, кто профессионально занимается исследованием преступлений гитлеровцев на Ставрополье, понадобилось всего три заседания.

Врач Леонид Виленский выступил на одном из них. Во время войны он потерял бабушку, дедушку и дядю. Семью медиков эвакуировали в Ставрополь из Днепропетровска. Старшие преподавали в мединституте, будущий отец Леонида Исааковича учился — был студентом первого курса.

Когда опасность подобралась к Ставрополю, их снова попытались эвакуировать, но поезд разбомбили. Кому удалось выжить, вернулись в город. Отец дал сыну задание вывести группу студентов через степи в безопасное место. Юноша с этим справился. Позже ушёл на фронт — освобождал Прагу, брал Берлин. Подробности о судьбе близких узнал, когда вернулся в Днепропетровск.

Укрыться от гитлеровцев его родным, оставшимся в оккупированном Ставрополе, не удалось. Всех троих вместе поместили в душегубку. Тела бросили в лесу, в районе аэродрома ДОСААФ.

«Отец много раз прочёсывал те окрестности, искал захоронения. Умер в 54 года. Врач, доктор наук, подполковник. Всю свою жизнь он страдал от того, что ушёл и не смог разделить с близкими их участь»,
рассказал в судебном заседании Леонид Исаакович.
Некоторые противотанковые рвы, подготовленные жителями края для обороны от фашистов, захватчики превращали в братские могилы
Фото: Государственный архив Ставропольского края

Кормить было опасно

Известному на Ставрополье доктору исторических наук Николаю Судавцову было пять лет, когда край захватили фашисты. Семья жила в селе Малые Ягуры Петровского района.

«Мы, дети, не до конца понимали происходящее. Но хорошо чувствовали тот ужас, который испытывали взрослые, боясь каждого нового дня»,
поделился профессор детскими воспоминаниями.

Из заявления прокуратуры следует, что жертвами фашистов на Ставрополье стали более 28 тыс. мирных жителей. Однако Николай Дмитриевич с этой цифрой не согласен.

«На наш взгляд, цифра занижена. В итоговой справке 1943 года краевой чрезвычайной комиссии сказано, что уничтожено 31645 мирных жителей. По данным исследователей, фашисты уничтожили на Ставрополье 36 тыс. человек»,
уточнил он.

Методы убийств, по словам Судавцова, были одинаковые на всей территории края: газовые машины, расстрелы, смазывание губ детей ядом. Многие расстрелы проводились тайно, неизвестные ранее захоронения обнаруживаются поисковиками до сих пор. При этом профессор уверен, что считать нужно и тех, кто не был целенаправленно умерщвлён, но умер из-за обстоятельств – в результате болезней и без медицинской помощи.

«К нам в село привезли пятерых детей из Ленинграда. Поезд в Петровское пришёл в три часа ночи. Пять саней отправили за ребятишками, взрослые взяли с собой узелки с провизией, чтобы сразу их накормить. Но когда раскрыли шубы, в которые были завёрнуты дети, ахнули: кожа да кости. Маленькие ленинградцы были в таком состоянии, что их нельзя было кормить, от обычной еды они могли сразу погибнуть»,
рассказал Николай Дмитриевич.

Историк напомнил и о подвиге жителей аула Бесленей в Карачаево-Черкесии. Через республику везли ленинградских детей в Грузию. Но когда бесленейцы увидели измождённых малышей, поняли, что до места назначения их могут не довезти, и решили оставить у себя. Разобрали по семьям и всех до единого вписали в аульную книгу как своих. Сверяя данные, немцы не смогли вычислить чужаков, ни один ребёнок не погиб. Ленинградцы выросли в своих новых семьях, их воспитали и выпустили во взрослую жизнь бесленейцы.

Но скольких мирных жителей, в том числе детей, спасти не удалось?

«Это геноцид, созданный политикой оккупационных властей»,
уверен историк.

Умирали, прижимая к груди игрушки

Заместитель директора музея-заповедника им. Г. Н. Прозрителева и Г. К. Праве Егор Карагодин с коллегой согласился. Он напомнил участникам заседания, что такое геноцид.

«Это действия, направленные на уничтожение определённой национальной или расовой группы — убийство, причинение серьёзного физического или психического вреда, предотвращение деторождения. Ставропольский музей располагает документами, которые подтверждают, что действия фашистов в отношении советских граждан можно считать геноцидом»,
заявил Егор Валентинович.

По его словам, в числе первых материалов об оккупации, поступивших в музей в 1942 году, — зарисовки братских могил у Холодных родников и возле аэродрома ДОСААФ в Ставрополе.

Таких захоронений много и в других территориях края. Память об убитых фашистами мирных гражданах увековечена мемориалами.

Самое массовое захоронение — возле стекольного завода в Минеральных Водах. Мирные граждане и военнопленные — всего 6,3 тыс. человек, в их числе — практически все проживавшие на КМВ евреи. На протяжении нескольких месяцев людей привозили к огромному противотанковому рву, расстреливали и сбрасывали вниз.

«Когда захоронение вскрыли, обнаружили, что людей уничтожали огнестрельным и холодным оружием, травили душегубками, некоторых сбрасывали ещё живыми»,
рассказал исследователь.

Сотрудникам музея удалось задокументировать свидетельства очевидцев.

Фашисты не афишировали свои намерения. Объявляли общий сбор под каким-нибудь благовидным предлогом. Комендатура Георгиевска, к примеру, выпустила приказ о переселении евреев в другое место. 830 человек, в том числе грудничков, вывезли в песчаные карьеры и расстреляли. Потом подорвали одну из стен карьера и засыпали людей. Дети погибли, прижимая к груди любимые игрушки.

На окраине села Дивного похожим образом были убиты около 400 местных жителей. Перед расстрелом обречённых на смерть людей заставляли самим себе копать могилы. На границе посёлка Рыздвяного и села Московского на месте массовой казни установлен памятный камень. Там погибли 118 человек, в том числе 26 детей – их умерщвляли, впрыскивая в нос ядовитые вещества.

Перезахоронение погибших в Минводах, январь 1943 года
Фото: Государственный архив Ставропольского края

360 мирных жителей села Красногвардейского расстреляны, некоторые погребены заживо. Экспертиза показала, что на большинстве детских тел не было следов ранения.

В Левокумском на окраине села возле кирпичного завода расстреляли 286 мирных жителей. В Новоалександровске — более 500 человек. В Арзгире в братской могиле покоятся 695 человек. В Будённовске – 1700.

Директор архива новейшей истории Ставропольского края Наталья Любимова рассказала, что чрезвычайную комиссию по расследованию преступлений фашистов образовали в 1943 году, возглавил её Михаил Суслов. Преступные действия оккупантов засвидетельствованы актами комиссии, показаниями потерпевших, а также писателем Алексеем Толстым, лично посетившим край.

«В акте от 3 июля 1943 года зафиксировано, что с 7 по 15 августа 1942 года в крае шло массовое уничтожение советских граждан. Анализ четырёх вскрытых шурфов в Минеральных Водах показал сплошное залегание трупов — всего 6300 человек. Детей сбрасывали, видимо, в яму живьём. Одна из женщин прижимала к себе двух детей, у одного была в руке бутылочка с недопитым молоком»,
поделилась Наталья Ивановна подробностями на судебном заседании.

Машины без окон, внутри обиты жестью

В Ставрополе фашистами и их пособниками было уничтожено более 5,5 тыс. жителей. Полностью были истреблены пациенты психиатрической больницы.

По словам научного сотрудника краеведческого музея Земфиры Каркмазовой, захватчики сразу приступили к «профилактической зачистке» территории от психически больных.

4 августа в больницу явились два немецких военных врача и приказали руководителю учреждения подготовить больных для переезда в сёла Донское и Пролетарское. Вещи с собой брать не разрешили — заверили, что в тех больницах, куда направляются, есть всё необходимое. Работникам больницы сопровождать пациентов не разрешили.

Приехали машины. Кузов без сидений и окон, внутри обит жестью. Одна из санитарок обратилась к сопровождающим в недоумении — дескать, как больные люди поедут в таких машинах. Он ей пояснил, что в сознании пассажиры будут находиться считанные минуты: в полу находится отверстие, через которое подаётся окись углерода — почти мгновенная смерть.

«По 70–75 человек сажали, машина увозила их и снова возвращалась через час-два. Всего было вывезено 660 больных. Больница после этого была закрыта и использовалась для нужд вермахта»,
рассказала на суде Земфира Альбертовна.

До больниц Донского и Пролетарского никого из больных, разумеется, не довезли. Исследователи полагают, что тела пациентов сбрасывали в противотанковые рвы под Бешпагиром, но уверенности нет до сих пор. Памятник погибшим установили в месте, где их сажали в душегубки.

Доктор исторических наук Игорь Крючков на вопрос прокурора о полноте имеющейся на данный момент информации о массовых захоронениях жертв фашистов ответил, что точное число жертв мы, к сожалению, не узнаем никогда.

«Боль, ужас, смерть»

В пятницу, 20 января, состоялись судебные прения по делу.

«По поручению Генерального прокурора прокуратурой Ставропольского края проведена проверка по факту совершения преступлений оккупационными властями и их пособниками. Представлены неоспоримые документальные свидетельства преднамеренного, заранее спланированного руководством нацистской Германии истребления мирного населения в целях уничтожения государственности СССР и захвата новых территорий для их последующей колонизации и эксплуатации в соответствии с концепцией расширения жизненного пространства германской нации»,
обратился к суду прокурор Юрий Немкин.
Прокурор Ставропольского края Юрий Немкин
Фото: Кадр из видео

Глава регионального надзорного ведомства рассказал о работе над этим делом, о знакомстве с актами чрезвычайной комиссии. Он признался, что без слёз читать это было невозможно: «за каждой страницей — боль, ужас, смерть».

Юрий Немкин заявил, что эти факты должны получить юридическую оценку, и напомнил, что срока давности для таких преступлений нет.

После короткого перерыва председательствующий на процессе судья Вячеслав Кострицкий зачитал резолютивную часть решения.

«Заявление прокурора Ставропольского края об установлении факта, имеющего юридическое значение, поданное в интересах Российской Федерации и неопределённого круга лиц, родственников погибших на территории Ставропольского края в годы Великой Отечественной войны от преступных действий немецко-фашистских захватчиков и их пособников, удовлетворить»,
объявил судья.
Судья Вячеслав Кострицкий
Фото: Кадр из видео

Действия гитлеровцев и их пособников признаны военными преступлениями и преступлениями против человечности, геноцидом советского народа.

Авторы:Марина Тимченко