Тема дня: Главное о COVID-19 в Ставропольском крае

Терский опыт: из Плюка в Альфу

16.07.2020, 17:42 Ставропольский край
Как небольшой посёлок на востоке Ставрополья победил пустыню

Основное действие бессмертного советского фильма «Кин-дза-дза» происходит на планете Плюк. Когда-то она была похожа на Землю, но затем всю воду переработали в топливо и в итоге оставшиеся жители обитают в ржавых городах, засыпанных песком. Лишь под конец истории герои попадают на другую планету под названием Альфа, где всё утопает в зелени, а попавших туда нерадивых плюкан пытаются превратить в растения.

Режиссёр Георгий Данелия снимал картину в Каракумах на территории современной Туркмении. Но ему бы, наверно, подошли и некоторые локации на территории Ставропольского края, которые однажды кто-то описал как «Ещё не Мордор, но его горячее дыхание уже явственно чувствуется». Будённовский район под это определение подходит с натяжкой: сам город находится на берегу огромного озера, а большинство сёл расположены вдоль реки Кума и буквально утопают в зелени. Но стоит ещё немного углубиться на восток и…

Немного прикладного терраформирования

По всем признакам видно, что здесь уже должна начаться если не пустыня, то близкая к этому состоянию выжженная степь. Чахлые лесополосы с умирающими акациями, серо-коричневая почва с редкими клочками жёлтой травы вдоль обочин. Достроить картину воображению мешают исполинские механизмы, в прямом и переносном смыслах меняющие окружающий ландшафт.

— Поливалки, — говорит кто-то из журналистов.
— Дождевальные машины, — поправляют специалисты.

Разумеется, это не какая-то диковинка для аграрного региона, но здесь их сотни. Там, где недавно убрали урожай или земля отдыхает «под паром», они просто стоят ровными рядами вдоль дороги. Там, где что-то растёт, медленно ползут по полям, разбрызгивая мелкую водяную пыль. Непонятно, как они умудряются так ровно ехать, держа колею и проходя при этом приличное расстояние. И те, и другие — явно новые, в не облупившейся зелёной краске, с эмблемами какого-то иностранного производителя.

В сердце этой территории, захваченной исполинскими роботами, преобразующими пустыню в оазис, находится посёлок Терский.

Центр аномалии

Посёлок такой небольшой, что на карте не сразу и найдёшь. По форме похож на недорисованный квадрат. На въезде стоит советских времён промышленное сооружение с исполинской кирпичной трубой. Пара кварталов по удивительно гладкому для этих мест асфальту — и оказываешься в центре. Справа — здание с гордой надписью «Дом механизаторов» почему-то на трёх языках: русском, английском и китайском. Рядом с ним оборудовали красивый газон с весьма милым ландшафтным дизайном, огороженный по периметру невысоким забором.

— От хулиганов?
— Что вы, это чтобы скот не пасся, — отвечает гендиректор АО СХП «Терский» Андрей Люфт.
— А люди?
— А люди у нас хорошие.

Хорошие люди, живущие в посёлке, относятся к такому благоустройству спокойно: за последние годы привыкли. Помимо «Дома механизаторов», основной объём которого занимает столовая для работников предприятия, здесь отреставрировали детский сад, сделали дороги и превратили здание правления в «Дом науки», оборудованное, как принято говорить, по последнему слову техники. В ближайших планах — реконструкция центральной и единственной площади, а также строительство ФОКа на месте руин так и не завершённого с советских времён ДК.

Но главное достижение или, вернее сказать, источник всех прочих практически не заметно глазу. Оно выступает на окраине посёлка в виде небольшой насосной станции и посреди полей — торчащими из земли на равном расстоянии широкими трубами с вентилями.

Источник жизни

Восточнее Терского расположено огромное водохранилище на реке Горькая балка. От самой реки там — одно название, зато водоём впечатляет. Особенно в последнее время: один из берегов отсыпан явно привезёнными издалека гранитными глыбами. Говорят, чтобы не размывало. Там же стоит массивная бетонная площадка с двумя насосными станциями. Они ещё не работают на полную мощность, но сотрудники говорят, что их хватило бы, чтобы поить целый город.

Вместо этого вода идёт на то, чтобы кормить всю страну. Вначале она поднимается на 40 метров ко второй насосной станции, что расположена на окраине посёлка. Затем по огромной паутине трубопроводов распространяется по полям — к тем самым дождевальным машинам. Дальше всё просто: машина присоединяется к выводу огромным шлангом, проезжает по полю несколько десятков метров и подключается к следующему.

За счёт такого полива здесь выращивают не только пшеницу, кукурузу и подсолнечник, но ещё сою, а с недавних пор — хлопок. Первые и пока единственные в крае. Разница между орошаемыми и «обычными» полями измеряется кратно, так что вложения себя оправдывают. Впрочем, создание подобной инфраструктуры — дело столь затратное, что никакое даже самое успешное предприятие его не способно потянуть.

«Терский ввёл в прошлом году в орошение 4340 гектара, это один из наиболее крупных проектов региона. Он получил субсидию в размере 460 миллионов рублей, то есть больше половины от общего объёма финансирования», — рассказал заместитель министра сельского хозяйства СК Вячеслав Дридигер.

По его словам, к 2024 году предприятие планирует увеличить площадь орошаемых земель до 20 тысяч га. Одна пятая часть от того, что планируется на весь регион. Всего же в прошлом году было введено 14 тысяч гектаров орошаемых земель. На это выделили субсидию в 800 млн рублей, в том числе 50 миллионов — за счёт краевого бюджета. При всех трудностях 2020 года по его итогам все эти показатели будут превышены.

Но эффект всей этой работы измеряется не только в полученном урожае и, соответственно, доходе. Непривычная для середины лета зелень полей, исполинские механизмы, распределяющие живительную влагу, добросовестный труд сотен специалистов, реализация мегапроектов, от которых мы за последние десятилетия отвыкли и даже кажущееся несколько избыточным благоустройство небольшого посёлка — всё это в совокупности превратило Терский в очаг контрнаступления жизни на этих засушливых землях.

Фото: Эдуард Корниенко/ИА «Победа26»