чт, 13 июнь
03:06
Ставрополь
+20 °С, облачно
Эксклюзивы

Чтобы не затравили до смерти: кто и как на Ставрополье защищает детей от буллинга

3 декабря 2022, 18:53СтатьиФото: ИА «Победа26»

Ваш ребёнок всё чаще ищет поводы пропустить школу, а с уроков возвращается подавленным и молчаливым? Не спешите списывать это на переходный возраст или лень — возможно, ребёнок стал жертвой буллинга. Что это за явление и как с ним бороться, корреспондент «Победы26» спросила у экспертов.

Впечатляющие и в то же время удручающие результаты опроса, проведённого специалистами сервиса «Актион образование», опубликовало информационное агентство ТАСС в ноябре. Согласно этим данным, 33% учителей и 37% родителей, принимавших участие в исследовании, отмечают случаи буллинга в своих школах. Этот же факт признают 27% завучей и директоров. При этом 86% родителей не знают, какие меры предпринимает образовательное учреждение для решения проблемы, а 67% уверены, что квалификации школьного психолога будет недостаточно, чтобы помочь детям.

Сталкиваются ли с подобной проблемой ставропольские дети и подростки, кто и как может помочь им и их родителям преодолеть буллинг и понесёт ли его зачинщик какую-либо ответственность — корреспондент информагентства «Победа26» узнавала у профессионалов в области психологии и права.

«Под буллингом обычно понимают запугивание, унижение, травлю, террор, направленные на то, чтобы вызвать у другого страх и подчинить его себе. Существуют физические и психические формы буллинга. На мой взгляд, самый сложный — длительный психологический буллинг. Ребёнок получает травму через постоянные словесные оскорбления, угрозы, преследования, запугивания. К этой же форме можно отнести обидные жесты или действия, изоляцию, повреждение имущества. И самый распространённый сейчас — бич современных подростков — кибербуллинг»,
поясняет практикующий психолог, преподаватель психологии Галина Гриневич.
Практикующий психолог рассказала о видах и причинах школьного буллинга
Фото: Из личного архива Галины Гриневич /

Кто, за что и почему?

Эксперт утверждает, что психологический портрет агрессора, как ни странно, нередко совпадает с портретом жертвы. То, что человек не принимает в себе, он будет ненавидеть в окружающих и стараться унизить «противника» физически или морально, лишь бы не соприкоснуться со своими неудачами и недостатками.

«Буллеры — эти дети, которые зациклены на себе, но не имеют внутренней опоры. Они нуждаются в уважении, поддержке, но не получают её от родителей. И это самая частая причина, по которой дети нападают на других. Зачастую у такого ребёнка плохие отношения с мамой или он может воспитываться в социально неблагополучной семье»,
поясняет Галина Гриневич.
Неспособность победить собственные проблемы и страхи пробуждает агрессию по отношению к сверстникам
Фото: ИА «Победа26»

Поводом для травли может стать что угодно: социальное положение, психическое состояние, внешность, национальность. Даже то, что у ребёнка плохое здоровье, он растёт в многодетной семье, с трудом адаптируется в коллективе, может стать красной тряпкой для обидчика.

К слову, дети и подростки, не соответствующие «стандартам», могут быть раздражающим фактором не только для ровесников, но и для учителей. Так, в одном из популярных новостных Telegram-каналов на днях появилась история пятиклассника из Карачаево-Черкесии. Мальчик и его мама рассказали, что четыре года ребёнок якобы терпел побои и оскорбления со стороны учительницы. К издевательствам присоединились и дети. Семья, не выдержав травли, сменила место жительства.

«Решит ли проблему переход в другую школу? Об этом необходимо разговаривать с самим ребенком — готов ли он перейти в другую школу, в другой класс. В своей практике я сталкивалась с ситуацией буллинга со стороны учителя, смена педагога дала колоссальную динамику — неуверенный, забитый ребёнок, на которого не возлагали никаких надежд в плане учёбы, с новым учителем стал совершенно другим. Сейчас он успешно заканчивает школу, поступает в институт. Но перемены возможны только с согласия ребёнка»,
подчёркивает эксперт.

По словам психолога, вспышки агрессии, которую порой демонстрируют современные дети, можно объяснить тем, что всё общество испытывает стресс. Тревога и непредсказуемость могут обострять скрытые ранее процессы и в первую очередь агрессию как форму снятия напряжения. Более адаптивные дети снимают напряжение с помощью разных видов спорта, а вот ребята дезадаптивные вероятно будут вымещать агрессию на сверстниках.

Главное — вывести на разговор

Если ребёнок, став жертвой травли, приходит к взрослому за защитой, первое, что нужно сделать — вывести его на разговор. Галина Гриневич говорит, что важно задавать открытые вопросы — такие, на которые нельзя ответить односложно. Возвращаться к непонятным, упущенным в рассказе моментам можно и нужно, но не следует концентрировать внимание на самых тяжёлых для школьника переживаниях.

Жертва буллинга, рассказывая свою историю, может выражать злость, страх, ненависть, может плакать. Задача взрослого в этот момент — дать ребёнку возможность побыть в безопасности, показать, что он не один и что он имеет право на все эти чувства.

«Необходимо слушать ребенка внимательно, проявить терпение, постараться сдержать свои эмоции. Главная задача: когда ребенок раскрылся — быть рядом, слушать и дать ему эмоциональную защиту. Взрослому следует сказать ребёнку, что всё случившееся — не его вина»,
подчёркивает специалист.

Важно вести диалог не только с жертвой буллинга, но и с агрессором. К сожалению, не все взрослые способны на адекватный разговор с обидчиком своего ребянка — желание отомстить иногда пересиливает здравый смысл. Поэтому такую беседу должны провести специалисты школы, чтобы узнать, о чём зачинщик травли думал, когда инициировал её, понял ли он, на кого и как повлияли его действия.

Однако всегда ли разговоры способны помочь? К сожалению, иногда «достучаться» ни до агрессора, ни до его родителей попросту невозможно. Временами же сама школьная администрация предпочитает закрыть глаза на проблему.

«Пятиклассница организовала школьную травлю и заставила одноклассника опубликовать во «ВКонтакте» свои обнажённые фото. В случае отказа пригрозила избить подростка и даже несколько раз его ударила. Девочка давно подначивает других детей бить его и ещё одного парня, и такая травля происходит чуть ли не ежедневно… При этом мальчик давно жаловался на буллинг и избиения, но учителя всё это игнорировали...»,
пишет Telegram-канал Baza.

В таком случае на помощь придёт закон. Обратиться за правовой помощью несовершеннолетние и их родители могут к участковому уполномоченному полиции. О работе, которая ведётся по предупреждению и разрешению конфликтных ситуаций и преступлений среди школьников Ставрополья, рассказала корреспонденту «Победы26» заместитель начальника отдела организации деятельности участковых уполномоченных полиции и по делам несовершеннолетних ГУ МВД России по Ставропольскому краю полковник полиции Светлана Коновалова.

«Работа ведётся в различных формах. Основная — лекции и беседы, направленные на предупреждение преступлений и административных правонарушений как несовершеннолетними, так и в отношении несовершеннолетних. На родительские собрания приглашаются инспектора и другие сотрудники полиции для разъяснения норм права и тех рисков, которым подвержены наши дети. Кроме того, мы участвуем в советах по профилактике, когда рассматриваются какие-либо правонарушения»,
говорит собеседница.
Полиция Ставрополья проводит систематическую работу со школьниками
Фото: Из личного архива Светланы Коноваловой

Светлана Коновалова отмечает, что если ребёнок стал жертвой буллинга, родитель первым делом может обратиться в образовательную организацию — к классному руководителю, социальному педагогу, директору школы для того, чтобы эта ситуация была разрешена внутри школы. В образовательных учреждениях существуют и ученические общественные советы, на которых могут эту проблему рассмотреть. Если же школа не в силах разрешить конфликт — ребёнка продолжают травить и это причиняет ему моральный или физический вред, приводит к повреждениям имущества — родителям стоит обратиться в правоохранительные органы.

Как таковой в Уголовном кодексе статьи за буллинг нет, но существуют статьи, предусматривающие ответственность за нанесение телесных повреждений, за порчу и кражу имущества. Действия обидчика или обидчиков квалифцируются в зависимости от тяжести последствий.

«Если имеет место кибербуллинг, к нам тоже могут обратиться, хотя это правонарушение немного сложнее задокументировать. Вместе с тем в этом направлении мы также проводим и проверки, и разъяснительные тематические беседы — ведь зачастую дети не понимают того, что они своими поступками совершают какие-то противоправные деяния. Поэтому первоначально работа начинается с разъяснения норм права. Если ребёнок понимает, что своими действиями он причиняет моральный и физический вред и прекращает его, то мы ограничиваемся проведением профилактических бесед. Если это не прекращается — подключаются уже оперативные подразделения, устанавливаются причастные лица, всё это подтверждается и материалы передаются в следственное подразделение»,
рассказывает представитель МВД.
Ребёнок может не осознавать, что совершает противоправные действия, но ответственности это не отменяет
Фото: ИА «Победа26»

История со счастливым концом

Многие взрослые, слыша про «школьные годы чудесные», невольно скептически улыбаются. Кто-то сам прошёл через испытание коллективом, кто-то был свидетелем того, как обижали беззащитного одноклассника - психологи считают, что наблюдение со стороны не менее травматично для незрелой детской психики. А вот рассказать об этом решаются далеко не все — нужно иметь большое мужество, чтобы вскрыть старую психологическую травму.

«Для меня школьные годы не были счастливыми. У меня ни в школе, ни в классе друзей почти не было. Причём нежелание общаться часто было обоюдным. Я могла месяцами ни с кем не разговаривать, кроме учителей. А классная руководительница только жаловалась на это моей маме, хотя сама даже не попробовала решить ситуацию»,
вспоминает ставропольчанка Екатерина, попросившая не называть её фамилию.

Прилежная ученица, после школы отправляющаяся не на прогулки с одноклассницами, а в театральный кружок, очень скоро стала для своего класса белой вороной.

«А ещё у меня была очень длинная коса. Мальчишки класса до шестого каждый день дёргали меня за неё, из-за чего у меня часто болела голова. Девчонки просто «стебались». Однажды нашли где-то парик с косой и сделали вид, что отрезали мою. Это я сейчас вспоминаю тот случай со смехом, а тогда было не смешно. Но особенно мне портила жизнь одна одноклассница, которая постоянно надо мной насмехалась. Она изводила меня каждый день своими подколами и шутками. Мы с ней даже подрались пару раз, но не сильно»,
делится Катя.
Школьные годы далеко не у всех оставляют тёплые воспоминания
Фото: ИА «Победа26»

Девушка говорит, что ситуация немного изменилась только после девятого класса, когда часть её обидчиков ушла из школы. Но любовь к школе так и не появилась. Поэтому и на встречи с одноклассниками ставропольчанка ни разу не пришла.

«Но у моей истории всё же хеппи-энд. Мы выросли и, на удивление, некоторые люди изменились, изменилась и я сама. Например, та девочка, которая издевалась надо мной, стала совсем другим человеком. Мы нормально с ней общаемся, и я её сейчас рада видеть даже больше, чем многих других бывших одноклассников. А к девочке, которая сделала вид, что отрезала мне косу, я теперь хожу на стрижки, она стала отличным парикмахером. Конечно, так меняются не все люди и истории школьной травли часто заканчиваются совсем иначе. Так что я считаю, что мне повезло»,
рассуждает собеседница информагентства.

Большинство детей предпочитает скрывать происходящее в школе от взрослых: им больно, страшно и тяжело говорить о травле. Но как же помочь ребёнку, если он «закрылся»?

«Буллинг — это чаще всего скрытый для окружающих процесс. И до того, как представители школы или родители узнают о нём, уже проходит много времени. Но дети, которые подверглись травле, получают психологическую травму различной степени тяжести, что приводит к тяжёлым последствиям — иногда вплоть до самоубийства. И не имеет значения, имел место физический или психологический буллинг — им нужна помощь»,
утверждает Галина Гриневич.
Рваные тетради, испорченные или украденные вещи могут быть сигналом о том, что ребёнка травят в школе
Фото: ИА «Победа26»

По её словам, первое, на что нужно обратить внимание — это отстранённость ребёнка от взрослых и других детей, негативизм при обсуждении темы буллинга, агрессивность, обидчивость, раздражительность, напряжённость и страх при появлении ровесников. Ребёнок может «беспричинно» грустить, демонстрировать перепады настроения. Он не хочет ходить в школу, появляться там, где могут быть сверстники.

Синяки, порезы, царапины, рваная одежда, учебники и тетради должны стать сигналом тревоги для взрослого. О проблемах в школе может говорить также плохой аппетит по утрам, частые головные боли и даже расстройство ЖКТ. Нередко жертва агрессии просит или крадёт у родителей деньги, чтобы выполнить требования обидчиков.

Школьник, переживающий травлю, не узнаёт у одноклассников тему и домашнее задание после пропущенного урока, уверяя, что ему не у кого спросить. Его никогда не приглашают на праздники, вечеринки, да и он сам не хочет никого приглашать и устраивать праздник.

Поддержка анонимная и круглосуточная

Если сил нет, а довериться в ближайшем окружении некому — и ребёнок, и взрослый могут обратиться на единый общероссийский телефон доверия для детей, подростков и их родителей по номеру 8-800-2000-122.

Линия начала свою работу в 2010 году и с тех пор принципы её работы не изменились. Звонки принимают прошедшие специальную подготовку психологи-консультанты, которые помогут проанализировать ситуацию, разобраться в её причинах, избежать опрометчивых поступков и найти выход из положения. Общение происходит на условиях полной анонимности, а звонки бесплатные как с мобильных, так и со стационарных телефонов.

Авторы:Юлия Яковенко