пн, 22 апр.
19:32
Ставрополь
+18 °С, ясно
Эксклюзивы

Спасение марсиан, советские дети и много музыки: каким будет новый фильм пятигорского режиссëра

11 марта 2023, 18:41СтатьиФото: Сергей Лычак / ИА «Победа26»

Этой весной режиссёр из Пятигорска Виктор Козленко приступит к съёмкам семейного музыкального фильма в жанре фэнтези. Как организовать весь съёмочный процесс на Северном Кавказе, где найти марсианские пейзажи и чем привлекает советская эстетика, он рассказал корреспонденту «Победы26».

Пионеры, марсиане, чернокнижник и сова

— «Армариус. Тайна Красной планеты» — ваш первый полнометражный фильм. Как появилась эта идея?

— Идею предложил продюсер Амиран Шошиашвили. Это семейный музыкальный фильм, оригинальное произведение — не экранизация и не ремейк. Препродакшн «Армариуса» занял полтора года, мы почти готовы начать съёмки.

— Можете намекнуть, о чём сюжет?

— История начинается с Якова Брюса — друга Петра Первого, учёного, которого считали чернокнижником. Для него в Москве построили Сухаревскую башню, в которой по преданиям ночами горел неземной свет. Её снесли в советские годы. Интересно, что многие другие исторические постройки в то время взрывали, а эту башню разбирали по кирпичам. Согласно городским легендам, там искали оккультную «Чёрную книгу». Также ходили слухи, что он первым в мире собрал робота — механическую женщину, летом заморозил озеро и катался по нему на коньках, а по его башне летали железные птицы. В общем, Яков Брюс — подходящая личность для приключенческой истории с тайнами и загадками. А ещё наш фильм популяризирует библиотеки — она у нас будет не хуже, чем в «Гарри Поттере», с ручной совой. Павильон для съёмок библиотеки уже построили.

— Кто главные герои будущего фильма?

— Советские ребята — Алиса и Тимур. Им предстоит отправиться на Марс, узнать, как погибла инопланетная цивилизация, а также подарить выжившим инопланетянам надежду на новое начало.

Успех любой хорошей картины держится на трёх китах. В первую очередь, фильм должен быть зрелищным — поэтому нам и нравится голливудская продукция. Второй момент — должен быть смысл, мораль. Возможно, не для всех зрителей, но для меня это важно. Мораль присутствует и в современном кассовом кино — в «Аватаре» и мультфильмах «Диснея». Ну и третий момент — фильм должен быть мотивационным, как спортивная драма. Хорошая работа побуждает к действию, показывает зрителю, что нет лёгких путей, но если упорно трудиться, возможно всё.

— Почему решили снять фильм о советских детях, а не о современных?

— Советская эпоха, на мой взгляд, красочнее и кинематографичнее, чем современность. Даже на современных фотографиях преобладают серые и тёмные тона, а в советский период одевались ярче, промышленный дизайн был интереснее, архитектура выразительнее. Перед художниками фильма стоит задача: собрать лучшее из советской эпохи — костюмы, технику, мебель, машины. А ещё советскую эпоху многие воспринимают как благополучную и в чём-то даже сказочную. Для семейной картины это оптимально — и детям зрелище, и взрослым ностальгия. Наконец, мне не нравится засилье гаджетов в кино. Я хочу снять картину на все времена, без этих «примет времени».

— Марсианские пейзажи будете снимать в павильонах?

— Не только в павильонах. Нашёл потрясающие локации в Дагестане, например. В Пятигорске тоже будет Марс — проведём ночную съёмку на горе Горячей, Алиса споёт дуэтом с марсианским героем на фоне городских огней.

— Правда ли, что фильм собираются показать за рубежом?

— Когда я начал работать над этой картиной, поступили предложения вывести её в международный прокат. Предварительно планируем показать фильм в Египте и Иране.

На съёмки — месяц

— Фильм должен выйти в начале 2024 года. Разве можно снять кино, почти что мюзикл, настолько быстро?

— Съёмки «Армариуса» займут 32 дня. И я не уникален — Ренат Давлетьяров снял «А зори здесь тихие» за 31 день, съёмки «Экипажа» Николая Лебедева заняли около 40 дней. У меня есть опыт съёмки девятиминутного фильма за один съёмочный день и это — при участии 160 человек в кадре в одной из сцен, сцены с лошадьми и маленькими детьми.

— И в чём хитрость?

— Хитрость в том, что самая длительная часть работ — препродакшн, подготовка к съёмкам. Если выполнить её грамотно, остальные этапы пройдут быстро. Нужно время на написание и редактирование сценария, подбор актёров, разработку костюмов, поиск локаций, тестирование оборудования. У нас эта работа заняла почти два года, но иной раз она может растягиваться и на три–четыре года. Сейчас проводим читки, выезжаем на будущие съёмочные площадки, чтобы изучить их — в каких ракурсах выгоднее показать место, нужен ли дополнительный свет, сколько требуется актёров второго плана и массовых сцен на каждую мизансцену. Параллельно композитор работает с оркестром. Современные технологии тоже ускорят процесс — у нас будут стедикамы (переносные системы для стабилизации видеокамеры — Прим. ред.), подвижные камеры, игровой движок с искусственным интеллектом для создания спецэффектов.

— А как решились снимать кино здесь, на Кавказе? Вы ведь немало времени прожили в Москве — разве там не проще жить и работать?

— В Москве мне нравится — там больше театров, музеев, культуры, архитектуры. Больше возможностей, больше знакомств. Но этот бешеный темп — не для жизни, а для выживания. Он убивает творчество. А мы здесь — живём. Мы можем позволить себе поехать, посмотреть какую-нибудь интересную локацию. Мне кажется, стоит брать лучшее от Москвы, Ставрополья и других регионов. Я учился в Москве, в Испании. Но я коренной пятигорчанин, здесь моя родина, здесь близкие мне люди по менталитету.

— Часто слышу, что интересных мест на КМВ не осталось — всё снесли и застроили коробками. Сложно ли было искать локации?

— Когда я вернулся из Москвы и сказал, что буду снимать кино здесь, поначалу даже друзья посмеивались, но поменяли мнение. Кто ищет, всегда найдёт подходящие локации. Помимо нас, сейчас на КМВ работает минимум две съёмочных группы — и это только те, о ком я слышал. И мы не будем мешать друг другу — локаций хватает на всех. Здесь богатейшая история. Надо только смотреть внимательно и под другим углом. И, конечно, нужно популяризировать местные достопримечательности — не только для туристов, но и для жителей.

— Сложно ли было найти финансирование на съёмки?

— У нас сравнительно небольшой бюджет фильма, потому что мы работаем с местными специалистами, и нам помогают друзья. Конечно, снимать кино дорого, особенно фэнтези со спецэффектами. Дешевле всего обходится съёмка комедий, но этот рынок переполнен. А у нас будет симфонический оркестр, спецэффекты, крутые локации — это всё очень сложно. Но увлекательно.

— Как оцениваете уровень местных специалистов — дотягивают до Москвы?

— Здесь много талантливых людей, но многие из них занимаются совсем другой работой и не верят в себя. Так что ещё одна задача моего проекта — показать местным, что их таланты востребованы.

«Кино всегда было рядом»

— Как вы пришли к решению заниматься кино?

— Я любил кино с детства, оно всегда было рядом со мной. Когда родители собирались в гости к друзьям, я обычно просил оставить меня дома, чтобы смотреть сказки и исторические фильмы.

— Но после школы пошли учиться не на режиссёра?

— В детстве я не думал, что стану режиссёром. Было тяжело выбрать профессию — всё было интересно. Собрался в военное училище. Родители отговорили, и я поступил в политех. Учился на менеджера, в аспирантуре — на историка. Но мне не хотелось всю жизнь посвятить чему-то одному.  Этим и привлекло кино — в нём нужно быть новатором и разбираться сразу в нескольких сферах. Так я поступил во ВГИК.

— Чему вас научили первые работы?

— Мой дебютный фильм — «Подарок к Рождеству» 2016 года, с ним я получил Гран-при на Сретенском кинофестивале. Сейчас вижу, как там много ошибок, но именно тогда я понял, что мне нравится снимать детское кино. А фильм «Призвание» 2019 года о враче-онкологе участвовал в Каннском кинофестивале. В 2021 году Эвклид Кюрдзидис пригласил меня  режиссёром в «Кинокампус-Дети» в рамках кинофестиваля «Хрустальный ИсточникЪ». По сюжету у нас был детский лагерь, поэтому мы с радостью взяли всех желающих сняться в кадре, а это почти 100 детей. Наш фильм «Он не тот, кем кажется» занял Гран-при кинофестиваля «Хрустальный ИсточникЪ» и мы получили Малого золотого орла. В «Кинокампус-Дети 2022» уже принимало участие 160 детей. Они трудились наравне со взрослыми актёрами. И снова Гран-при за фильм «Храброе сердце». Я считаю, что актёры второго плана и массовых сцен не менее важны, чем  исполнители главных ролей. Они задают настроение и создают масштаб.

Работы режиссёра часто получают призовые места на кинофестивалях
Фото: Из личного архива Виктора Козленко

— Почему выбрали детское кино?

— Мне нравится этот жанр, и он действительно востребован сейчас. В России долго не выходило хороших произведений для детей. У меня четыре дочки, и они растут на классических американских мультфильмах и советских картинах. Сейчас из России ушли глобальные стриминговые платформы, и это открывает возможность для развития.

Дочки режиссёра Виктора Козленко знают толк в хорошем кино
Фото: Из личного архива Виктора Козленко

Высшая форма искусства

— Режиссёр Александр Сокуров недавно заявил, что на Северном Кавказе кино никому не нужно. Что думаете по этому поводу?

— Кино — это высшая форма искусства, мы можем найти в нём ответы на вопросы. Фильмы, которые ничему не учат, не нужны. Авторское кино не всем подходит. Если режиссёр «так видит» и гнёт свою линию, его продукция рискует оказаться невостребованной. Но мы делаем не авторское кино, а народное — чтобы его интересно было посмотреть и в Москве, и в Ульяновске, и в Чечне, и в Египте. Хорошее кино по-прежнему нужно людям. Фестиваль «Хрустальный источникЪ» — доказательство тому. Каждый раз, когда он проходил у нас на КМВ, сюда приезжали и звёзды, и туристы. С нетерпением ждём, когда его снова будут проводить.

— Но кинотеатры уже долгое время пребывают в кризисе, а на Ставрополье некоторые даже закрываются.

— Проблема в том, что прокатчики сосредоточились на американских фильмах. Мы с семьёй иной раз приходили в кинотеатр и не находили в афише ни одного отечественного произведения, только голливудские. В среднем, американских картин было 90%. Это связано и с качеством продукции. В Москве выделяют немалые средства на поддержку российского кино, но результаты вложений зачастую не заметны зрителям. В России есть хорошее кино, нужно только не бояться показывать его.

— Какой ваш любимый фильм?

— Таких много, больше всего запомнились работы Александра Птушко, например, «Илья Муромец». Я рос на этих картинах, разбирал их. У этих режиссёров есть чему поучиться современным авторам. Они могли без компьютерной графики создавать спецэффекты. Помните, как в сказке «Морозко» волшебник ударяет посохом, и ёлку заметает? Сняли это просто: за кадром кто-то ударил по стволу, чтобы с дерева осыпался снег, а потом видео пустили в обратном порядке. Другой мой настольный фильм — «Царство небесное» Ридли Скотта. В ней история Иерусалима показана через судьбы людей.

— А что любят смотреть ваши дочки?

— Они с детства смотрят многое, и старшие уже могут любой фильм разложить по полочкам. Любят музыкальные картины, например, «Мама» с Михаилом Боярским, все ленты Александра Птушко и Александра Роу, а в последнее время и старшие, и младшие вместе смотрят «Анну Каренину». Они, кстати, уже и сами снимаются, поют, выступают — им всё интересно.

Авторы:Роза Кварцева